Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия помаевничала

1 мая в России прошли митинги и демонстрации. Самым массовым в Москве стало шествие Федерации независимых профсоюзов. На улицы вышли также представители парламентских партий и оппозиционных движений. В Москве прошла объединенная акция левых сил, в Санкт-Петербурге – шествие и митинг провела "Демократическая коалиция", в которую входят различные оппозиционные организации.

Московская объединенная акция левых движений – "Левый марш" – собрала от тысячи до трех тысяч сторонников. В шествии от Никитского бульвара до Новопушкинского сквера, где позднее состоялся митинг, участвовали представители "Левого фронта", "Другой России", "РОТ Фронта", представители коммунистов, анархистов, ЛГБТ-движения.

Как сообщил корреспондент РС Дмитрий Ехилевский, произошло несколько мелких конфликтов. У двух активисток ЛГБТ-движения кто-то из анархистов сорвал флаг с древка, а организаторы, которые сначала не разобрались в ситуации, попытались выдворить девушек с митинга. Позднее возникла перепалка между представителями ЛГБТ и "РОТ Фронта". Сотрудники правоохранительных органов интереса к инцидентам не проявили.

Один из лозунгов акции – "Мир без буржуев". Участники "Левого марша" также говорили о "болотном деле". Среди обвиняемых и подозреваемых по этому делу много активистов левых движений, – поясняет один из организаторов марша Денис Зоммер:

– Большинство левых активистов, например, Сергей Удальцов, попали под удар репрессивной машины и де-факто сейчас не могут влиять на протестные действия. Власть бьет по левым. Тучи сгущаются, и единственный шанс для возможного изменения ситуации – наша победа.

На многих флагах "Левого фронта" название движения было заклеено черным прямоугольником, на котором было написано слово "цензура". "Левый фронт – не запретить!" – скандировали активисты, протестуя против решения московской прокуратуры о приостановке деятельности организации.

В Санкт-Петербурге коалиция "Демократический Петербург", объединяющая оппозиционные организации, такие как "Яблоко", движение "Гражданская ответственность", партия "5 декабря", собрала около полутора тысяч активистов на первомайское шествие и митинг. Главный лозунг "Демократического марша": "За свободную Россию без политических заключенных и религиозного мракобесия". Бывший лидер петербургского отделения партии "Яблоко" Максим Резник поясняет:

– России уже знакома гремучая смесь религиозного и политического мракобесия, она была не просто опасна, но и заражала общество ядом нетерпимости и взаимной вражды. Все это кончилось плохо и для религиозных организаций, и для либералов, и для страны в целом. К сожалению, сегодня от имени тех же православных выступают люди "православнутые".

Одной из основных тем "Демократического марша" стала поддержка Алексея Навального, которого сейчас судят в Кирове. Активисты, поддерживающие Навального, объединились в одну колонну и несли плакат "Навальному – воля".

–1 мая важно поднять лозунги в поддержку политзаключенных и "узников 6 мая", – говорит Андрей Пивоваров, член Координационного Совета оппозиции. – Алексей Навальный еще не заключенный, но дело против него – явно политическое. Дело каждого политзаключенного – это дело против всех. Мы сможем донести до людей, что суд в Кирове имеет отношение к жителям Москвы, Петербурга и всех остальных городов.

Первомайскую акцию в Санкт-Петербурге проводили также представители левых и националистических движений. Незадолго до окончания шествия началась драка, около тридцати человек были задержаны. Московское шествие националистов, которое проходило на северо-западе города, завершилось без происшествий и массовостью отмечено не было – вместо заявленных двух тысяч на улицу вышло не более пятисот человек. Участники этой акции требовали введения визового режима со странами Средней Азии и преследования нелегальных мигрантов. По словам лидера движения "Русские" Дмитрия Дёмушкина, ничего необычного в этих требованиях нет – с такими лозунгами националисты всегда выходят 1 мая. Участники акции несли плакаты "Москва для русских", "Москва гостям не верит", "России – русскую власть".

Самой массовой московской демонстрацией стала акция "Федерации независимых профсоюзов России", организованная при поддержке партии "Единая России" и "Общероссийского народного фронта". Профсоюзы второй год подряд проводят шествие по Тверской улице. В этот раз ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев в мероприятии не участвовали, зато в толпе был замечен мэр Москвы Сергей Собянин. По официальным данным МВД России, на Тверскую улицу вышли 90 тысяч человек, что превышает в полтора раза заявленную численность демонстрантов – столичная мэрия согласовывала заявку на 60 тысяч человек. За превышение заявленной численности участников публичного мероприятия российское законодательство предусматривает административную ответственность для организаторов акции.

Первомай в современном российском сознании - это день, когда принято собираться вместе, но вовсе не обязательно во имя солидарности трудящихся. По наблюдениям исследователя политического языка, историка культуры Гасана Гусейнова, праздник в его современном воплощении стал в России более политизированным, чем в советское время. Лозунг сейчас не один на всех "Мир! Труд! Май!", а у каждого свой.

– Майские праздники всем хороши и приятны. Весна, тепло, почти лето, люди охотно оказываются на открытых пространствах после зимы. Им просто хорошо, и без всякого праздника. Но у праздника труда и рабочей солидарности крепкие традиции – если бы не было массового левого движения в США и Европе столетие назад, может быть, не произошло бы глобальных изменений в устройстве общества. Столетие назад это было раскрепощающее массовое движение. В нашей стране некоторый откат в отношении к празднику 1 мая произошел сразу после распада Советского Союза, после того, как советский режим "накрылся". Сейчас в образованных кругах господствует такое настроение: есть плебс, простонародье, которое пашет, бюджетники, вот пусть они и ходят на демонстрации. И есть настоящие люди: предприниматели, бизнесмены, креативный класс, организаторы производства. У многих людей просто свернуло мозги на этой почве. Получается, что обладание богатствами – это какое-то особое достоинство человека. В этом смысле Россия глубоко, с моей точки зрения, больная страна.

Не надо свысока оценивать других, как-то иронизировать по поводу того, что кто-то где-то маевки проводит, где-то какие-то люди бастуют, требуя повышения зарплаты, например. У нас очень многие люди, в том числе мыслящие, не понимают смысла левого движения, и в этом есть оттенок циничной трагедии.

– Получается, сегодня, если люди выходят на Первомай, они искренне стремятся проявить свою солидарность?

– К сожалению, совсем не так. Я знаю множество людей – пожилых, хороших, добрых, – которые выходят на эти майские демонстрации, организованные какими-то партиями, потому что им деньги дают. 300 или 500 рублей – и они выходят помаевничать. Бюджетников порой выводят по приказу начальства. Но есть, конечно, и люди, которые совершенно сознательно идут. Но, в принципе, сама установка на то, чтобы выйти вместе и что-то такое прокричать, выехать за город или в парк – совершенно нормальное, естественное желание. По крайней мере, оно более искреннее, чем в советское время, потому что вот уж тогда в приказном порядке людей на демонстрации отправляли. Но различие с западными странами остается: вот уж где 1 мая наблюдается совершенно искреннее и естественное желание тысяч людей принять участие в акциях солидарности.

– В советское время у Первомая был аполитичный лозунг "Мир! Труд! Май!". Сейчас, поскольку политические партии приспосабливают свои акции к этой дате, можно ли сказать, что 1 Мая стало более политизированным праздником, чем был во времена советских ритуалов?

– Отчасти это так. Кто-то пользуется возможностью политизации – одни злонамеренно, другие вполне невинно. В советских лагерях этот лозунг, кстати, по-другому звучал: "Мир! Свобода! Труд!" Вот что за словом "май" можно спрятать. С другой стороны, этот лозунг иронически переделали, очень смешно, Владимир Сорокин и Владимир Пелевин. Разные авторы над ним глумились как над политической пустышкой. Но то, что сейчас Первомай стал более политизированным, полезно для общества. Политика в том и состоит, чтобы отстаивать свои интересы коллективным образом. Уличная демократия присутствует и в нормальных странах, где есть реальная политика, где есть парламентаризм, – говорит историк культуры Гасан Гусейнов.

Привычную экстравагантность первомайских лозунгов продемонстрировали в Новосибирске участники Монстрации, которые – в точном количестве 3492 человека – пронесли по улицам города вполне бессмысленные и оттого раздражающие лозунги "Вперед в темное прошлое", "Я карнавал этот город", "Пир. Пруд. Пай", "Все мы пешки". Организованные художником Артемом Лоскутовым Монстрации, реакцию на кондовые официальные традиции Первомая, неизменно вызывают оторопь у властей.

– Первую Монстрацию мы провели в 2004 году. С тех пор она ежегодно 1 мая повторяется в Новосибирске, а в последние четыре года еще и в нескольких еще городах России и ближнего зарубежья. Это все преподносится как демонстрация с личными, персональными высказываниями людей, которые 1 мая собираются в обособленную колонну и заявляют свое мнение через поэтические высказывания. Коротенькая, может быть, одна строчка или две – это такие произведения, написанные на митинговых плакатах. Это в принципе не политическая акция, которая ставит перед собой конкретную цель – например, разрешить усыновлять детей за рубежом, чтобы перестали сажать людей, которые вышли на митинг 6 мая. Монстрация – художественная акция, которая не преследует конкретной цели. Понятно, что любой художник, любой человек, занятый творческой работой, таким образом взаимодействует с миром, иногда предлагая миру зеркало.

– Вы говорите, что эта акция не политическая. Но в этот раз мэрия Новосибирска вынудила вас заявить ее именно как политическую, а не как культурно-просветительскую.

– Закон о митингах дико ужесточился, введена безумнейшая ответственность, какие-то нелепые ограничения… Например, по закону о митингах нельзя людям маски надевать. У нас на Монстрации многие приходили в костюмах с масками. Формально сейчас есть повод задержать и оштрафовать за малейшую нелепицу, причем оштрафовать минимально тысяч на 10 рублей. Мне кажется, что очень неправильно. Поэтому я попытался уведомить мэрию о проведении культурно-просветительского мероприятия. Но нам отказали, сославшись на формальности закона, и предложили заявить все то же самое, но как демонстрацию. Чтобы оставаться в легальном поле, мы и использовали такую возможность.
Нас заставили также сократить число участников акции. По формальным причинам год или два назад в Новосибирске приняты местные постановления о нормах предельной заполняемости. Первые несколько лет мы собирались у метро "Красный проспект". Но новым нормам там может помещаться не больше 30 человек, а нас собиралось не меньше тысячи.

– Это вы стали инициаторам распространения Монстраций на другие города? Или там решили спонтанно проводить такие акции?

– В 2009 году силовые структуры мне подбросили один грамм марихуаны и посадили в тюрьму. Это было через две недели после стихийной Монстрации, у которой не было маршрута, которую было предложено провести вокруг мэрии, заколдовав ее, подняв ее в воздух. Мэрия тогда отобрала место у Монстраций, а мы решили отобрать место у мэрии. Шутку поняли не все, и мне пришлось немножко посидеть в тюрьме. Поднялась кампания за мое освобождение, в результате на следующий год 10-15 городов провели свои Монстрации. Я с ребятами из примерно половины городов поддерживаю контакт, а часть совершенно автономна. Я не форсировал события никоим образом, никого не уговаривал выходить на улицы, – сказал РС актуальный художник Артем Лоскутов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG