Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Так называемое "болотное дело" – это уголовное дело о массовых беспорядках, якобы имевших место во время гражданской акции протеста 6 мая 2012 года в Москве – на подходе колонн участников "Марша миллионов", приуроченного к инаугурации избранного на третий президентский срок Владимира Путина, с улицы Якиманка к Болотной площади. Обвинения в участии в массовых беспорядках – статья 212 Уголовного кодекса – и случаях насилия в отношении представителей органов правопорядка – 318-я статья – выдвинуты против 28 человек. Четверо из них обвиняются также в организации массовых беспорядков. Уже вынесены два приговора, в общей сложности под арестом и в заключении находятся 18 человек.

Правозащитные и гражданские организации считают "болотные дела", расследование которых ведет Следственный комитет Российской Федерации, политически мотивированными, а обвиняемых по этим делам – политзаключенными. В апреле 2013 года, накануне нового митинга на Болотной площади – под лозунгом "За свободу!" – "Комитет 6 мая" при участии Координационного совета оппозиции провел кампанию в защиту "узников Болотной". Каждый из дней кампании был посвящен одному из обвиняемых. Радио Свобода рассказало об этой кампании радиорепортажами и статьями на своем вебсайте. В поддержку обвиняемых выступили известные общественные деятели и деятели культуры.

Самыми эмоциональными, пожалуй, оказались выступления актрисы Лии Ахеджаковой и политического эксперта Андрея Пионтковского. Он говорил о 40-летнем активисте "Левого фронта" Леониде Развозжаеве – одном из трех обвиняемых в организации массовых беспорядков. Развозжаев пытался бежать от преследований в Киев, но был арестован и 22 октября возвращен в Москву.

Политолог Андрей Пионтковский: Леонид Развозжаев был похищен на территории иностранного государства. Несколько дней его пытали в каких-то подвалах, затем привезли в Москву. Когда его доставили в суд для формального ареста, Леонид совершил подвиг: выходя из зала суда, он выкрикнул "Меня похитили и пытали!", сорвав и обесценив операцию путинских спецслужб. Тем не менее, Следственный комитет оформил явку Развозжаева с повинной. Через несколько дней на другом заседании суда Леонид снова отказался от так называемых показаний. Мне кажется, что даже в нашей протестной среде реакция на то, что происходит с Развожаевым, несоразмерна масштабу и дерзости преступлений, совершаемых властью. Нам наглядно демонстрируют: пока не в массовом порядке, а выборочно власть готова применять сталинско-гитлеровские методы политического террора. Если мы равнодушно согласимся с этим, то в конце концов они убьют Леонида, растопчут достоинство каждого из нас и превратят страну в сталинский концлагерь, в котором с каждым человеком можно будет делать то же самое, что мы позволили сделать с Леонидом.

Лия Ахеджакова говорила о 27-летнем внештатном фотокорреспонденте газеты "Вятский наблюдатель" Леониде Ковязине, арестованном 5 сентября. Во время пребывания в следственном изоляторе Леонид женился.

Актриса Лия Ахеджакова: Этому парню 26 лет. В тюрьме, в СИЗО свадьба была, были гости. Прислали автозаки специально для гостей – вдруг они чего там натворят... ОМОН прислали. Но тем не менее, свадьба состоялась, дали три минуты повидаться жениху и невесте. Леонид – внештатный корреспондент "Вятского наблюдателя" приехал в Москву в командировку снимать митинг. Когда на площади били какую-то девочку, пытался помочь ей, стал двигать биотуалет, за что и попал в тюрьму. Оказывается, обвинение выглядит так: двигая туалет, он пытался сломать наш конституционный порядок – я знаю эту формулировку. Даже следователи смеются. Парень живет с бабушкой, ей 78 лет, естественно, он в ответе за свою бабушку. Мальчишка образованный, окончил Гуманитарный университет, факультет философии. Видимо, очень интеллигентный и порядочный молодой человек. Пытались за него поручиться достойнейшие люди. Нет, его нельзя отпустить, иначе он сбежит от бабушки, от Басманного суда. Не пытался он сбежать и не отпустили его домой ни на минуточку.

Что это такое вообще? Почему такая ненависть к нам? Откуда такая жестокость? Кто за это ответит? Я вас спрашиваю: кто за это ответит? И я знаю, что это будет за суд, ни секунды не сомневаюсь, что они получать по четыре с половиной – по пять лет, как Pussy Riot по "двушечке" схлопотали…

Обвинения по "болотным делам" строятся почти исключительно на показаниях сотрудников правоохранительных органов, зачастую полученных через несколько месяцев после случившегося, и кадрах видеосъемки событий 6 мая: "пнул ногой сотрудника ОМОН", "метнул древко флага в полицейского", "кинул бильярдным шаром в сотрудника ОМОН", "переворачивал туалетные кабинки", "хватал полицейского за одежду, препятствуя аресту другого участника митинга". Позиция защиты такова: столкновения на Болотной площади спровоцированы властями, в числе участников марша, не исключается, находились провокаторы, вероятно, из числа агентов спецслужб, действия демонстрантов были самообороной – против нападения нескольких сотен вооруженных и тяжело экипированных полицейских. Встречные претензии – в адрес полицейских – следствием не принимались. О том, обоснованы или нет обвинения по "болотным делам", говорит Вячеслав Макаров – адвокат 52-летнего активиста партии ПАРНАС, кандидата физико-математически наук Сергея Кривова, арестованного 18 октября. В заключении Кривов 43 дня держал голодовку, протестуя против обвинения в свой адрес и условий содержания.

Адвокат Вячеслав Макаров: По утверждению участников мероприятия на Болотной площади 6 мая, те лица, которые были избиты, кому была оказана медицинская помощь прямо на Болотной, а кому-то после этого, как минимум имеют право на то, чтобы их показания были проверены и по ним были вынесены соответствующие процессуальные решения. Утверждения сотрудников полиции понятны – потому что в противном случае уголовные дела должны возбуждаться на них самих, и они должны быть привлечены к уголовной ответственности. Демонстранты находились внутри периметра, отведенного под митинг. Почему полиция действовала на территории, которая была отведена под митинг, почему именно там задерживались демонстранты? Люди стоят, ничего не делают, вдруг раздается крик "Берем!", некоторые сотрудники полиции без опознавательных знаков, люди фактически безымянные. Установить потерпевшим, какой сотрудник их избивал, зачастую невозможно. Следственный комитет отказывал в возбуждении уголовных дел по факту избиения демонстрантов и часто утверждал, что невозможно идентифицировать пострадавших, хотя работало несколько бригад "скорой помощи" и кое-какие материалы по пострадавшим есть даже в материалах уголовного дела. Но по этим материалам проверка действий сотрудников полиции на площади 6 мая фактически не проводилась. Это грубые нарушения действующего законодательства.

О 21-летнем студенте Денисе Луцкевиче, арестованном 9 июня, – говорит актер и писатель Евгений Гришковец.

Актер Евгений Гришковец: Этот человек отслужил на Балтийском флоте в морской пехоте – это уже его прекрасно рекомендует. Потом он хотел выучиться и служить в органах госбезопасности. Как романтик – я понимаю, н е поступил. Поступил на факультет культурологии и почти закончил первый курс. Если бы не события 6 мая, он бы закончил, наверняка блестяще закончил бы первый курс и продолжил учебу. Я понял из рассказов о нем, из того, что о нем написано, что это просто хороший человек. Если что-то и случилось – какая-то случайность, какая-то нелепость 6 мая – то это была точно провокация, потому что человек, который служил в морской пехоте, не будет бить полицейского. Человек, который учится на культуролога, никогда не будет бросать камнями, кусками асфальта в представителей власти. Он пошел на этот митинг, проводить знакомых девушек – в сандалиях и в летней одежде, которая явно не предполагала боевых действий.

Несправедливость, чудовищно потерянный год для этого молодого человека, бесценный год у него отобрала несправедливая, чудовищная машина. Жуткая нелепость и глупость, которую творит наше государство. Хорошего гражданина законопослушного, нужного стране, держат взаперти, лишают возможности учиться.

Среди обвиняемых по "болотным делам" – люди разных возрастов, профессий и политических взглядов. Студенты, бизнесмены, пенсионерка, ученые, юристы, безработные. Национал-демократы, евросоциалисты, национал-большевики, анархисты. Кто-то регулярно принимал участие в политических уличных акциях, кто-то вышел на площадь впервые. Самая молодая – 19-летняя Александра Духанина, с 27 мая она находится под домашним арестом.

Писатель Владимир Войнович: Я лично с Александрой Духаниной не знаком, но я знаком с некоторыми ее родственниками, видел ее фотографии, вижу, что она – совсем молодая еще девушка с короткой, но интересной биографией. Она активная участница протестных движений, она вегетарианка, она защитница животных. Александру обвиняют в том, что она что-то бросила в полицейского, то ли она камни кидала, то ли бутылки пустые пластиковые. Никаких доказательств того, что она это делала, насколько я понимаю, нет. Есть неясный снимок полицейского, в которого она якобы что-то кинула. Спрашивали: нанесла ли она ему какой-то вред? Даже он сказал, что никакого вреда она ему не нанесла, он же в своей экипировке – как в танке сидит. В то же время на видео я видел чудовищные кадры, когда эти самые бронированные люди нападали на беззащитных людей, валили их на землю, били дубинками, топтали сапогами.
Я старый человек, я много чего видел, видел величие и крушение огромной тоталитарной империи, которая нарушала права человека. Собственно говоря, это было одной из важных причин гибели советской власти: она не прислушалась к голосу своих критиков, голосу протестующих, поскольку она подавляла их инакомыслие только силой. Сейчас – опять тот же процесс. Возмущение людей внутри страны растет. Когда власть не любят и начинают ненавидеть – она становится слабой, и это всегда кончается для нее плохо.

Адвокат Дмитрий Ефремов: Мы встречаемся с Александрой периодически. Ну как человек в 19 лет может перенести год изоляции от общества, пусть даже в благоприятных условиях? Конечно, ей тяжело без общения, без близких людей, без друзей, тяжело, что не с кем посоветоваться. Она только закончила школу, с первого курса вуза ушла, не доучившись. По-моему, там что-то связано с оплатой за обучение. Александра – очень общительная девушка. Она устала от неопределенности: что будет, что дальше, как жизнь сложится? Человек на распутье, жизнь только начинается, и здесь – такая неопределенность.

Самая старшая из обвиняемых – 57-летняя пенсионерка Елена Кохтарёва, бывший геолог и преподаватель музыки. С 25 марта она находится под подпиской о невыезде.

Музыкант рок-группы "Тараканы" Дмитрий Спирин: Она обвиняется в том, что кидала в омоновцев тяжелые предметы, а также оказывала сопротивление сотрудникам полиции, защищая молодого человека, на которого эти самые сотрудники полиции оказывали чрезмерное физическое воздействие. На мой скромный взгляд, привлечение немолодой солидной женщины к уголовной ответственности – эта мера мне кажется чрезмерной. Сила государства должна измеряться по гуманному отношению к слабым людям, а пенсионерка, понятное дело, – человек достаточно слабый и незащищенный.

22-летний студент факультета политологии МГУ Ярослав Белоусов, отец маленького ребенка, арестован 9 июня.

Адвокат Дмитрий Аграновский: У Ярослава по всем параметрам – абсолютно идеальные характеристики. У него идеальная характеристика из МГУ, идеальная характеристика с места жительства, отсутствие судимости. Плюс у него еще зрение минус 10 и минус 6. Он – студент-политолог, то есть ему по профилю положено бывать на таких мероприятиях. Я считаю, что его арест – ничем не оправданная, абсолютно непростительная жестокость со стороны государства. По обычным уголовным делам людей с такими характеристиками исключительно редко берут под стражу. А в "болотном деле" – многие арестованы; обвинения жестокие. Готовится показательный процесс, который покажет самую неприятную сторону нашего государства. Людям будет непонятно, за что сидят такие люди, как Ярослав Белоусов. Огромный контраст между тем, что им вменяется, и теми мерами государственного воздействия, которые к ним применяются.

Я смотрел многочисленные кадры, многочисленные видео: столкновения действительно имели место, но я не скажу, что они носили характер массовых беспорядков. По мировым меркам это был не слишком серьезный инцидент. Активно действовали какие-то люди в масках, ровным счетом никто из них не задержан, а задержаны те, кто не сумел убежать, не успел спрятаться. Обвинения у них, например у моего Ярослава, такие: бросил в сторону сотрудников полиции неустановленный маленький желтый предмет, попал омоновцу в спецобмундировании в плечо. И это все, за что человек сидит! Какие уж тут доказательства, никто даже экспертизой себя не утруждал, он это или не он. По делу не проводились, например, опознания. Приводили омоновцев, говорили: вот это Белоусов. Что, запомнил омоновец этого Белоусова на всю оставшуюся жизнь? Даже если признать версию обвинения, такой неубедительной доказательной базы я не видел очень давно.

В следственном изоляторе Ярослава Белоусова несколько раз посещал депутат Государственной думы от КПРФ Вячеслав Тетекин.

Депутат Государственной думы Вячеслав Тетекин: Ярослав на меня производит впечатление очень интересной, я бы сказал, блестящей личности. Высокий, подтянутый, спортивный, одновременно интеллектуальный, живо интересующийся всем, что происходит вокруг него, оптимистического склада характера. Он меньше всего похож на экстремиста, который призывал ниспровергать власть путем насилия. Ярослав по будущей специальности является политологом, поэтому не только гражданское чувство, но и специальность требовала от него участия в мероприятии, которое происходило 6 мая. Я считаю, что держать такого рода людей в заточении – это безнравственно и глупо, потому что репрессии никогда не приводят к спаду протестного движения. Наоборот, люди, которые прошли заточение, укрепляются в своих убеждениях. Нынешняя власть фактически сама выковывает будущих лидеров сопротивления.

Анархист Степан Зимин находится под стражей с 8 июня. 21-летний студент РГГУ увлекается политикой, танцами и историческими реконструкциями. Говорит девушка Степана Зимина Александра.

Александра: Степа – очень спокойный. Когда я с ним познакомилась, я удивилась, насколько он скромный. Степа не слишком многословен, но когда его узнаешь, понимаешь, что в нем скрыто достаточно много талантов. Мы со Степой участвовали в соревнованиях по танцам. Любой желающий может забить в YouTube наши фамилии и увидеть наши выступления, они поймут, кто сейчас находится за решеткой, мне кажется, им все станет ясно. По крайней мере, у них сложится картинка об этом человеке. У нас большой круг знакомых из нашего клуба танцев, и когда минувшим летом это все произошло, меня удивила реакция наших друзей, когда мы поняли, что произошло страшное и непонятное событие. В первые месяцы после ареста нам помогали деньгами, звонили, писали, поддерживали, не могли поверить в то, что это случилось со Степой.

Адвокат Максим Пашков: Я вообще не считаю, что случившееся на Болотной площади – массовые беспорядки в классическом смысле слова. На футбольных матчах бывает похуже, но никто не возбуждает по каждой драке фанатов дел по массовым беспорядкам. Во-вторых, если сравнить то, что произошло на Болотной площади 6 мая прошлого года, с тем, что происходило в 2011 году в Лондоне, например, или в Греции, – это небо и земля. Третье: к сожалению, дело слишком политизировано. И я допускаю, суды, принимая решение, руководствуются не только законом, но и некими другими соображениями, о которых мы можем только догадываться. Система реагирует сверхжестко.

Степан Зимин при задержании сопротивления не оказывал, более того, он демонстративно не оказывал сопротивления, то есть говорил: я не сопротивляюсь. По диспозиции статьи 212 – массовые беспорядки, которая Степану инкриминируется, присутствуют такие вещи, как поджоги, погромы. Когда я говорил о том: а где же это все, где поджог, то в ответ слышал: ну вот подожгли одежду какого-то пенсионера. А вы нашли того, кто поджог? Нет, не нашли. Нашли того, кто начал бросать камнями? По одной версии выламывали асфальтовое покрытие, по другой версии асфальтовое покрытие было уже вынуто и куски асфальта заботливо были приготовлены. Опять же – не нашли того, кто начал это все делать. Фактически люди, которые пришли 6 мая на Болотную, стали участниками русской рулетки: кто попал в телекамеру, кто менее активно себя вел, тот и стал подозреваемым.

Актер Александр Филиппенко: Я актер. Читая тексты великих авторов прошлого, я соединяю вас с историей, чтобы лучше понять наше сегодня. Степан – студент-историк, ему 21 год, он занимается реконструкцией исторических событий. Он делает историю зримой и помогает лучше понять нашу историю. Мы не знакомы, но нас связывает любовь к слову и к истории нашей родины. Он, как и я, хотел бы, чтобы в нашей стране было лучше жить. Именно поэтому я защищаю Степана Зимина.

Участники "Марша миллионов" уверяют, что полицейские применяли силу без предупреждения, били людей дубинками и ногами, рвали одежду и швыряли демонстрантов в автозаки. Власти назвали действия полиции мерами по вытеснению граждан с площади..За медицинской помощью обратились 40 гражданских активистов, пострадали 29 сотрудников правоохранительных органов, четверо госпитализированы. По официальным данным, задержаны 436 человек (по данным активистов оппозиции – около 650 человек). ОМОН понес материальные потери: 23 каски, 13 бронежилетов, 29 резиновых дубинок, 7 щитов, 4 противопожарных ковра, 2 мегафона, 6 радиостанций, 3 пояса, 19 противогазов, 12 пар наручников.

Мария Баронова

Мария Баронова

Андрей Барабанов

Андрей Барабанов

Александра Духанина

Александра Духанина

Денис Луцкевич

Денис Луцкевич

Степан Зимин

Степан Зимин

Ярослав Белоусов

Ярослав Белоусов

Владимир Акименков

Владимир Акименков

Анастасия Рыбаченко

Анастасия Рыбаченко

Николай Кавказский

Николай Кавказский

Федор Бахов

Федор Бахов

Михаил Косенко

Михаил Косенко

Рихард Соболев

Рихард Соболев

Сергей Удальцов

Сергей Удальцов

Олег Архипенков

Олег Архипенков

Леонид Ковязин

Леонид Ковязин

Александр Марголин

Александр Марголин

Илья Гущин

Илья Гущин

Алексей Полихович

Алексей Полихович

Максим Лузянин

Максим Лузянин

Алексей Гаскаров

Алексей Гаскаров

Алексей Кривов

Алексей Кривов

Леонид Развозжаев

Леонид Развозжаев

Артем Савёлов

Артем Савёлов

Александр Каменский

Александр Каменский

Константин Лебедев

Константин Лебедев

Елена Кохтарева

Елена Кохтарева

Дм. Рукавишников

Дм. Рукавишников































































В конце 2012 года активисты «Комитета 6 мая» и партии ПАРНАС учредили Круглый стол 12 декабря – для проведения общественного расследования событий на Болотной площади. Были собраны сотни показаний очевидцев столкновений. Изложенные в подробном докладе выводы комиссии свелись в основном к следующему: 6 мая на Болотной площади имели место не массовые беспорядки, а отдельные столкновения полиции с демонстрантами. Эти столкновения были спровоцированы правоохранительными органами. Первопричиной столкновений явилось нарушение властями схемы проведения мероприятия, согласованной заявителями с мэрией Москвы. Говорит эксперт Круглого стола 12 декабря, режиссер Владимир Мирзоев.

Режиссер Владимир Мирзоев: Необходима была оценка доклада, тех фактов, которые собраны. Доклад представляет собой довольно пространный текст, в котором собрано огромное количество свидетельств участников митинга. Пошагово расписано то, что происходило 6 мая, что происходило в каждом пункте движения демонстрантов. Плюс к этому – юридический анализ действий властей и действий демонстрантов. Возникает достаточно внятное ощущение того, что же там случилось 6 мая.

– В итогах расследования отмечается, что полиция не стремилась прекратить возникший конфликт, вместо этого полицейские применяли неадекватную силу по отношению к участникам акции. Вы, прочитав этот доклад, будучи обличены еще некоторой ответственностью – убеждены в справедливости того, что прочли в этом документе?

Владимир Мирзоев: Да, конечно, я убежден, тем более, что некоторые эпизоды я наблюдал собственными глазами, могу подтвердить, что так оно и было. В докладе ясно прописана роль провокаторов, которые шли в колонне демонстрантов. Эти молодые люди внешне выглядели вроде как анархисты, но таковыми, судя по всему, не являлись. Именно они провоцировали насилие, они бросали куски заранее разобранного асфальта. Эти люди в черной одежде и в черных масках находились в контакте с полицейскими, они не только с омоновцами разговаривали, но в какие-то моменты оказывались за оцеплением. Ни один из них не был арестован. Их не обыскивали на проходе. Мы, читатели доклада, делаем вывод: это были люди, которые работают на спецслужбы. Заранее все было запланировано – это была провокация.

– Доклад дает представление о мере ответственности демонстрантов?

Владимир Мирзоев: Да, там все подробно прописано, много свидетельских показаний. По странной причине отсутствовал ответственный со стороны городских властей за проведение митинга. Когда начались проблемы, когда возникло узкое горлышко на подходе к Болотной площади, когда началась давка, организаторы митинга пытались связаться с чиновниками, но это оказалось невозможным. Участников митинга всячески провоцировали на то, чтобы они физически противостояли полиции. Это физическое противостояние со стороны демонстраторов сводилось к тому, что с кого-то из омоновцев шлем сорвали – люди, попросту говоря, отбивались от насилия полицейских. Извините, но задача полиции состоит в том, чтобы останавливать насилие, а не провоцировать его.

Картина, которая возникает после прочтения этого доклада, – недвусмысленная. Общество должно знать, что происходило, потому что до сих пор остается большая путаница в понятиях. Люди, которые не были на митинге, ничего не знают ни о провокаторах, ни о действиях полиции, путаницы очень много. Все это требует пояснений, причем не только прояснений с фактами, но и юридических. За ситуацию полностью несут ответственность городские власти, которые это все устроили, и спецслужбы, которые спровоцировали это.

За изменение меры пресечения в отношении 25-летнего обвиняемого Владимира Акименкова, арестованного 10 июня активиста "Левого фронта", ходатайствовали несколько гражданских и правозащитных организаций. Писатель Людмила Улицкая вызвалась внести денежный залог. У Акименкова – врожденное заболевание зрения.

Адвокат Дмитрий Аграновский: Акименков – человек бедный, он живет с мамой и братом, они залог не могли внести, поэтому мы так вопрос даже не ставили. Но Людмила Улицкая и группа известных писателей сказали: если суд решит изменить меру пресечения, то они залог необходимый внесут. Но на суд это, к сожалению, не подействовало, как и поручительство депутатов и правозащитников. У Владимира проблемы со зрением, и эти проблемы усугубляются. В 2004 году в момент обследования в военкомате у него была атрофия третьей степени, а на октябрь 2013 года в тюрьме – высокой степени. Но написали удивительное заключение, которое заканчивается словами "отрицательной динамики нет". И в этом же заключении написано, что была атрофия средней степени, а стала высокой степени. Делается вывод, что Акименков может содержаться в следственном изоляторе. Единственное заболевание глаз, при котором человека могут освободить из-под стражи, – это полная слепота. Такие правила, я полагаю, ввели еще при Иване Грозном. У Владимира небольшой объем обвинения, у него только одна статья, и вменяется ему то, что он кинул в сторону полиции какой-то предмет. Есть показания омоновца Егорова, которые мы не считаем доказательствами, потому что по делу не проводилось опознания, а просто сразу привели Егорова и сказали: вот это Акименков. Я при этом присутствовал. И все, других доказательств в отношении Акименкова нет. Есть несколько видеозаписей, когда Акименков попал в кадр, но он там ведет себя исключительно спокойно, ничего не кидает, предосудительно себя не ведет.

Дело в том, что Акименков – известный активист "Левого фронта". Если большинство задержанных ребят ранее в политике не замечены, то Акименков – замечен. У меня такое сложилось впечатление, что он кому-то намозолил глаза. Вообще, вопиющий контраст между предъявленными ему обвинениями и применением в отношении него меры государственного воздействия.

Писатель Сергей Шаргунов: Владимир Акименков – совсем молодой человек. Он сидит в тюрьме за свое неравнодушие, он сидит за всех нас, за меня, Сергея Шаргунова, сидит, за вас, даже если пока вы безразличны к происходящему в стране. А он никогда не был безразличен, несмотря на свою молодость. Он приходил на акции, расклеивал листовки, состоял в запрещенной организации НБП. Ему дали один год условно только лишь за то, что он причастен к этой организации. Он был в "Обороне", он пришел в "Левый фронт". Владимир пришел, как и многие тысячи неравнодушных людей, 6 мая на Болотную площадь – и оказался в этой давке. Это единственное, что ему предъявили. Он отказался давать какие-либо показания, пользуясь 51-й статьей конституции, и единственный свидетель, будто бы опознавший его в числе других смутьянов, – некий омоновец. Я очень надеюсь, что наше сегодняшнее молчание – а ведь мы в сущности молчим или так, иногда, вполразговорца говорим о заключенных – прекратится. Я очень надеюсь: мы сделаем все возможное, чтобы выхватить, выцарапать наших друзей, которые сидят в тюрьмах.

Активист движения "Другая Россия" 35-летний Александр Каменский 6 мая 2012 года не был на Болотной площади, а находился на Манежной. 10 июня его арестовали, однако не предъявили обвинения и через 10 дней освободили. В статусе подозреваемого он находится под подпиской о невыезде.

Адвокат Евгений Архипов: Саша пошел посмотреть, что будет на Манежной площади, потому что там проводилась акция протеста движения "За честную власть". Раскол в оппозиции привел к тому, что большая часть активистов призывала всех идти на Болотную, и часть оппозиции посчитала это предательством. Саша, будучи членом "Другой России", на Болотную и не собирался. Не успел он подойти к Манежной, как его задержали, оформили протокол об административном задержании. Он сидел в одном автозаке вместе с теми, кто участвовал в протесте на Болотной площади. Потом Сашу задерживают, говорят: ты был на Болотной площади и побил полицейского. Мы шум подняли, идет мощная поддержка общественности. Когда стали разбираться, власти поняли, что они допустили ошибку, и Сашу отпустили.

Телеведущая Татьяна Лазарева: Несмотря на то что Александр Каменский не был на Болотной, его взяли. Взяли, наверное, правильно – потому что он политически активный человек. Я уверена в том, что в ближайшее время политических активистов будут арестовывать и "закрывать", мы все теперь знаем это слово. Размышлений о том, идти ли на Болотную в следующий раз, не должно быть – конечно, нужно идти и, конечно, нужно бороться за ту страну, в которой все мы пока живем.

Среди обвиняемых по "болотным делам" – двое признавших свою вину и заключивших договоры со следствием, 36-летнему бизнесмену Максиму Лузянину и 33-летнему политическому активисту Константину Лебедеву уже вынесены приговоры. Первый получил 4,5 года колонии общего режима, второй приговорен к 2,5 годам заключения. Кое-кто из гражданских активистов считает Лузянина и Лебедева провокаторами – особенно это касается Лебедева, вместе с Леонидом Развозжаевым и координатором "Левого фронта" Сергеем Удальцовым обвиненного в организации массовых беспорядков, профинансированных, по версии следствия, также проходящим по делу грузинским политиком Гиви Таргамадзе. Полностью признавший вину и давший показания против товарищей – причем, как показывают его интервью в прессе, вполне осмысленно – Лебедев стал единственным заключенным, в поддержку которого организаторы кампании "Один день – одно имя" не смогли найти желающих выступить. 3 мая организаторы кампании "Один день – одно имя" объявили, что более не считают Лебедева "узником совести". О влиянии показаний Лебедева на обвинения в адрес Сергея Удальцова говорит его адвокат Виолетта Волкова:

Адвокат Виолетта Волкова: Показания Лебедева о том, что был некий сговор в апреле месяце о подготовке к массовым беспорядкам, – ложь, которую Константин использовал в своих целях. Его сделку со следствием хочется назвать сговором со следствием, и она может негативно сказаться и на деле Сергея Удальцова и на остальных "болотных делах". Лебедев утверждает, что участники марша по сигналу стали одновременно хватать куски асфальта и кидать их в полицейских – и это ложь. Митинг 6 мая собирал огромный комитет, и говорить о том, что все это придумали тройка Лебедев – Развозжаев – Удальцов, просто смешно. Из этого дела "выдергивают" отдельных личностей, в отношении которых ведут следствие и проводят судебные заседания в ускоренном порядке. Понятно, почему это делается: закрепляются определенные моменты, связанные с организацией массовых беспорядков, с участием в массовых беспорядках, с тем, что вообще массовые беспорядки имели место. Лебедев и Лузянин согласились с тем, что массовые беспорядки были, но я, например, как юрист не могу говорить, что были массовые беспорядки. Теоретически показания Лебедева и Лузянина не могут использоваться при рассмотрении других дел, но практически – я в этом уверена – эти показания лягут в дело Удальцова и в дело Развозжаева.

Политик Алексей Навальный: Я нахожусь сейчас в Фонде борьбы с коррупцией, совсем недалеко отсюда – Замоскворецкий суд города Москвы, где несколько месяцев назад получил приговор Максим Лузянин. Он получил четыре с половиной года лишения свободы. Я сидел несколько часов в зале заседаний, пока судья рассматривал дело в особом порядке, ждал приговора. С одной стороны это было похоже на обычный суд: плачущие родственники, очень тягостная атмосфера, человек за решеткой, который понимает, что его сейчас посадят. С другой стороны, было что-то несвойственное обычным уголовным процессам, потому что каждый, кто находился в зале суда – и сам Максим Лузянин, и его родственники, и мы, и судья, и конвой, и приставы, – все очень хорошо понимали, что его сажают ни за что. Лузянин стал первым, кто получил реальный приговор. Я хочу сказать даже не о том, что мы должны быть солидарны с Максимом, что он сидит за нас за всех – это и так понятно, а о том, что в каком-то смысле мы посадили Максима Лузянина. Ведь невозможно посадить человека ни за что, если с этим не согласно большинство населения. Если бы все были бы с этим не согласны и вышли бы на улицу, Максим уже был бы на свободе. Весь вопрос в солидарности, вопрос в нашей позиции. Все это говорю к тому, что лозунг "один за всех, все за одного" не должен восприниматься как кричалка. Это руководство к действию.

Приговоры Лузянину и Лебедеву вызвали бурный всплеск дискуссий в среде гражданских активистов: каково будущее движения протеста? удастся ли власти расколоть единый гражданский фронт? в какой степени дискредитирована внесистемная оппозиция? Об этом говорит ответственный секретарь федерального политсовета движения "Солидарность" Михаил Шнейдер.

Политический активист Михаил Шнейдер: Это известно из истории: в начале XX века провокаторы охранки действовали во всех партиях. В этом я не вижу ничего страшного до тех пор, пока сотрудники служб безопасности следят за тем, чтобы оппозиционная организация не превратилась в антиконституционную. Кремль боится протестного движения, боится честных выборов, боится потерять власть, поэтому в оппозиционные круги инфильтрированы агенты другого рода. Это молодые люди, которых привлекают за деньги, они отрабатывают свои 30 сребреников, выполняя работу провокаторов. Власти нужно расколоть протестное движение.

– В какой степени дело Константина Лебедева нанесло ущерб протестному
движению?

Михаил Шнейдер: Конечно, оно нанесло ущерб. Многие из тех, кто пришел в протест в конце 2011 года на романтической волне, были уверены в том, что скоро мы свергнем власть узурпатора. И вот этот романтический флер развеивается, и мы видим спад интереса к протесту, разочарование. Таких людей довольно много, но все-таки не большинство – по моим оценкам, не более 10-15%.

– Власть предпринимает большие усилия для того, чтобы нейтрализовать и расколоть протестное движение, и эти усилия приносят свои плоды. Что можно этому противопоставить?

Михаил Шнейдер: Можно провести аналогию с биологическими организмами, которые попадают в неблагоприятную окружающую среду и начинают к ней приспосабливаться. Вот в такой ситуации оказалась и оппозиция. Власть считает, что у любой группы инакомыслящих есть свой лидер, у нужно непременно обезглавить организацию, чтобы у ее рядовых членов пропал интерес заниматься общественной и гражданской деятельностью. Но эта тактика успеха не приносит – в протест приходят все новые люди. И многие из них гораздо более решительно настроены по отношению к власти, чем те люди, которых власть преследует. Движение протеста – это собирательное название. Групп очень много, у протестного движения нет единого лидера.

38-летний обвиняемый, инвалид 2-й группы вследствие полученной в армии травмы Михаил Косенко, с июня минувшего года находится в психиатрическом отделении СИЗО-2 "Бутырка". Тюремная экспертиза признала его невменяемым. Косенко грозит в качестве наказания принудительное лечение в психиатрической клинике. Гражданские активисты безуспешно пытаются добиться повторной и более профессиональной экспертизы.

Адковат Валерий Шухардин: Михаил находится в медицинском стационаре в СИЗО-2 "Бутырка". Формально его там лечат, фактически дают по одной таблетке в день. Он находится в обычной камере на восемь человек на территории медсанчасти. Состояние здоровья – какое было, такое и осталось, улучшений фактически нет, и я не думаю, что содержание в следственном изоляторе сказалось положительно на здоровье Косенко. Наши следственные изоляторы никак не приспособлены для содержания инвалидов, никаких надлежащих условий или специальных условий не имеется.

Лев Пономарев, движение "За права человека": На Болотной площади не было массовых беспорядков. Совершенно беспардонно следствие фабрикует нелепые доказательства массовых беспорядков. В деле Косенко есть свидетели – полицейские, которые не видели Косенко и даже близко к нему не стояли, но они взяты свидетелями для того, чтобы показать: несчастный Косенко, который никого не избивал на самом деле, участвовал в массовых беспорядках. Эти полицейские будут тупо приходить на процесс и говорить: мы свидетельствуем о том, что были массовые беспорядки. Я уверен, что суды будут автоматически поддерживать обвинение.

Проблемы со здоровьем – и у еще одного обвиняемого по "болотному делу", 26-летнего юриста и правозащитника Николая Кавказского. В заключении он пытается писать теоретические статьи о политике. Говорит мать Николая Кавказского.

Наталья Кавказская: Только недавно Колю направили на обследование – это для меня тоже стало неожиданностью. Я приехала на свидание в СИЗО, и сказали: его перевели, после долгих месяцев все-таки направили на обследование. Внешне он выглядит неплохо, дух не сломлен – это меня очень порадовало. Но у него проблемы со здоровьем, это покажет обследование, которое организовали только через полгода после нашей первой просьбы. В тюрьме Коля пишет статьи. Первая статья называлась "Что делать с тюрьмами?". Конечно, проблемы тюрьмы он видит своими глазами.

Писатель Виктор Шендерович: Николай Кавказский – правозащитник, член комитета "За гражданские права", он защищал права инвалидов, боролся за Химкинский лес. Книжник, сын музыкантов, интеллигентный молодой человек и неравнодушный человек, что очень важно. Узником "болотного дела" он стал потому, что, будучи избит омоном на митинге 6 мая, он вступился за женщину, которую бил омоновец. Ему вменяется избиение сотрудников ОМОНа ногами и руками по лицу. Ничего этого, конечно, не было. Это не подтверждается пленкой, которая фигурировала в суде. Несмотря на это, Николай арестован, несмотря на это, судья отказала в домашнем аресте, оставила его под стражей. Он десятый месяц в заключении, которое в российских условиях само по себе является пыткой. Николай – человек не самый здоровый физически, он десятый месяц сидит в российском СИЗО. Он заложник, как и остальные, власть взяла его в заложники, чтобы запугать нас, чтобы показать, что может быть с каждым из нас. Поэтому наша прямая обязанность – помнить этих людей и добиваться их освобождения.

Адвокаты обвиняемых и независимые эксперты, просто думающие и совестливые люди сходятся во мнении, что судебные процессы окажутся долгими, а приговоры в подавляющем большинстве случаев – жестокими. 6 мая 2013 года на Болотной площади – новая массовая гражданская акция под лозунгом "За свободу!" Одно из основных требований – освобождение российских политзаключенных и пересмотр отношения власти к тому, что случилось год назад на выходе с улицы Якиманка к Болотной площади. О 24-летнем "болотном обвиняемом" Илье Гущине, арестованном 6 февраля, говорит журналист Сергей Пархоменко.

Журналист Сергей Пархоменко: Я возмущен тем, как ведется это следствие. Оно ведется предвзято и ведется обвинительно. На самом деле ведется не следствие, а половина следствия. Тех, кто будто бы расследует события 6 мая, интересует только действия тех, кто принимал участие в этом митинге. Что там было на другой стороне – их совершенно не интересует. Полицейские, военные, люди, которые принимали решение о применении силы против участников массового гражданского митинга, присутствуют в этом деле как податели свидетельств. Достаточно часто – ложных свидетельств, но доверие суда к ним абсолютно. Я хотел бы знать, что делал тот полицейский, которому Илья Гущин мешал арестовать другого человека. Как он себя вел, кого бил, какие приказы он исполнял, что он имел в виду, действовал ли он по обстановке или он действовал с заранее данным ему приказом о провокации. Я хотел бы все это знать!

О смысле и значении для России "болотного дела" говорит телеведущая Ксения Собчак.

Телеведущая Ксения Собчак: Это дело, которое будет набирать обороты, – дело каждого из нас. Пока в нашей стране нет независимого суда, пока в нашей стране без суда и следствия любого человека могут назначить преступником, мы будем жить в ситуации, которую иначе чем беспредел и назвать нельзя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG