Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Радио «Свобода», у микрофона Анатолий Стреляный с передачей «Ваши письма».

В связи с тем, что восстановлено звании Героя Труда, вплоть до того, что удостоенным будут водружать в местах их рождения бюсты, на радио «Свобода» прислали большой список под названием: «Имена советской эпохи». Мысль такая: может быть, Путин восстановит и этот список или хотя бы наиболее патриотическую часть его, или просто сам обычай создавать эпохальные имена. Скажет, что это тоже в целом оправдывало себя, и восстановит. Если уж устраивать в России гламурный, то есть, лощёный, сталинизм, так устраивать. Приведу несколько из тех имён, что мне особенно понравились. Автодо́р - от сокращённого названия «Общества содействия развитию автомобилизма и улучшению дорог». Ве́ктор - от лозунга «Великий коммунизм торжествует». Винун, что значит «Владимир Ильич не умрет никогда». Вист - от словосочетания «великая историческая сила труда». Вот замечательное имя: Выдезнар, что значит «Выше держи знамя революции». Очень мне нравится имя Главспирт - от «Главного управления спиртовой и ликёро-водочной промышленности». Ну, Дележ – это сразу понятно: «Дело Ленина живёт». Ди́зель – так себе имя, а Догна́т-Перегна́т и Догна́тий-Перегна́тий – это да. В тридцатые годы был лозунг «Догнать и перегнать мир капитализма». Известны имена близнецов: Догнат и Перегнат. Вот мило звучит: Кукуцаполь – от хрущёвского лозунга: „Кукуруза - царица полей“. Кукуцаполь Никитович – по-моему, звучит. Хрущёва, кто не знает, звали Никитой. Да, Кукуцаполь Никитович. А вот вам Лестабер - по первым буквам фамилий Ленин, Сталин, Берия. Ну, Лунио – ничего особенного: «Ленин умер, но идеи остались». Одвар - это Особая дальневосточная армия. Следующее советское имя я сначала хотел оставить без расшифровки, чтобы слушатели поломали головы: Перкосрак, но скажу во избежание незаслуженных упрёков. Это - от слов: первая космическая ракета. Перкосрак Догнат-Перегнатович. Это вам не выдумки Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Достоевского или Чехова. Это – жизнь, история России. Как и Смерш - смерть шпионам или Тролед - Троцкий Лев Давидович. Тролед Кукуцапольевич Лестабер. Ничего… Это вам не Шаэс, что значит всего-навсего шагающий экскаватор. А закончу свою выборку из большого списка присланных на радио «Свобода» советских имён Ясликом. Яслик это «Я - с Лениным и Крупской». Крупская была супругой Ленина. Яслик Шаэтович Дизель. Неплохо, но такого человека вряд ли назначили бы на руководящую должность, особенно туда, где надо работать с лЮдьми. Был такой товарищ Кириленко, член Политбюро, высшего советского руководства, собеседование с ним должны были проходить кандидаты на должности первых руководителей областей. Всех он наставлял этими словами: «Надо работать с лЮдьми. С лЮдьми надо работать!». А с тем, что восстановление звания «Герой труда», есть очередная глупость, я, опять же, не согласен. Идёт борьба. Путинизм стремится устоять во что бы то ни стало. Он опирается при этом на русско-советские остатки в народе. На что ему ещё прикажете опираться? Он делает как раз то, на что нацеливал его товарищ Кириленко: работает с лЮдьми. Думает он и о завтрашнем дне – о своём завтрашнем дне. И мысль та же: продержаться столько, сколько получится, насколько хватит этих остатков, а хватить их может надолго, как считает автор следующего письма.

«Уверен, - пишет он, - через сто пятьдесят лет РФ будет полностью переварена цивилизованным миром, как те дети и внуки эмигрантов, которые полностью отрываются от исторической родины. То, что называют Россией, превратится в нечто другое, можно быть в этом уверенным, потому что уже превращается. Многие ещё питают иллюзии, надежды. Что-то замечают, конечно, но отмахиваются. 0ни всё равно могучие и нерушимые, а произошла всего-навсего досадная случайность, несколько жалких предателей и врагов во главе с Горбачёвым подвели, но всё временно. Ну, не может же быть такого, что они больше не могучие и нерушимые! Всё вернётся на круги своя, когда к ним вернётся великий Сталин, он просто задремал, но опять проснётся. Тем временем все патриоты должны лелеять и старательно обслуживать нацию Лаховых, Горячевых, Астаховых, Квачковых, нацию повального мата, криминала, нацию всегдашних доносов, вранья и замученных детей… Но больше нет немецкой обслуги, вот в чём вся трагедия. Ведь и Сталин пользовался остатками немецкой культуры. А если нет её, страшное Московское царство будет перемолото и переварено, хотя продажа Родины будет ещё долго сочетаться с надуванием щёк».

Письмо из Белоруссии: «Разговорился я как-то со школьниками, которые курили на крыльце нашего дома. Я им: «Зачем вы курите, вы что, не знаете, что курить вредно?», а они мне: «Это наше здоровье. Как хотим так им и распоряжаемся». Так ли это? Что бы ни говорили, а медицина у нас бесплатная. Это значит, что каждый работающий отчисляет какую - то часть своего заработка в общую кассу, из которой ему в случае необходимости неявно выделяют средства на лечение… Есть болезни, которые человек получает как бы свыше, но многие болезни человек получает по легкомыслию. Ребёнок, бегающий по улице в холодную погоду, девочки, сидящие на чём-то холодном, пьяный, лежащий на земле, - это все наши соперники по больницам и поликлиникам, все затраты будут делиться между нами… Есть две профессии, которым надо бы доверять безоговорочно – это врачи и учителя, но как верить, если они сами курят! Как тут быть? Для начала записать, со следующего года, конечно, в правила приёма в медицинские и педагогические учебные заведения, что курящие не принимаются. Как проследить? Указывать в медицинской карточке, которая ведётся в школе, и в справке для поступления куда-либо. Не думаю, что если Александр Григорьевич обратится к учёным советам с такой просьбой, то ему откажут. А там и до других профессий очередь дойдёт. Меня сильно удивляет, почему возможности армии не используются. Пусть всю свою мощь направят на главного врага нашего здоровья. Как было бы хорошо, если бы наши ребята, отслужив в армии, выходили оттуда, избавившись от этой пагубной привычки», - говорится в письме.
Упомянутый в этом письме Александр Григорьевич – это Лукашенко, президент Белоруссии. Согласен с автором: ему бы, то есть, Александру Григорьевичу Лукашенко, не отказали ни в какой просьбе. Там вся жизнь состоит из его исполненных просьб, есть и похлеще той, которой ждёт от него автор письма. Не удивлюсь, если в их стране и впрямь не будут принимать курильщиков в институты. Одним ограничением больше, одним меньше… Знать бы, как там будет с другими дурными привычками населения. Взять, к примеру, злоупотребление горячительными напитками и мороженым или вот привычка волочиться за лицами противоположного, да и своего, пола. Да человек, если к нему как следует присмотреться, весь состоит из дурных привычек! Наш слушатель, как видно, думает, что вместе с Александром Григорьевичем смог бы отучить свой народ от всех вредных привычек, - дайте только срок. Одна дурная привычка, по-моему, всё-таки осталась бы: верить, что Александру Григорьевичу всё по силам.

«Здравствуйте, Анатолий Иванович. На дворе вроде как XXI век, но не всем, к сожалению, в нем приходится жить. Особенно в России. Существует такая компания, с новым теперь названием ''Ростелеком». И ведь существует, несмотря ни на что: плохое обслуживание, завышенные цены, не отвечающие качеству предоставляемых услуг, хамство сотрудников и многое, многое другое - по почему? Существовать такие компании, как: Ростелеком, РЖД и Почта России могут именно в России, не зря она присутствует в их названии - в стране, где нет здоровой конкуренции, безнаказанность и где нет никакой свободы… Жизнь в моём городе идет своим чередом. На хлеб пока хватает, а если посмотреть на цены, то можно сказать, что в Шадринске живут только состоятельные люди. Выборы у нас не проблема, даже если на них никто не придёт, но заводить такие разговоры не люблю. Думаю, вы поймёте, почему. От нескольких людей слышал, что им нравится Жириновский: «Его бы в президенты, - говорят, - сразу бы навел порядок". Про оппозиционное движение мало кто слышал, а те, кто слышал, понимают по-разному. Слышал, как кто-то сказал: "С жиру бесятся, это богачи!" Когда в Москве были митинги, наше местное радио говорило: "В Москве вот митинги, а у нас поступили умнее: устроили концерт с песнями и плясками". Правда, на халяву уже перестали надеяться, но фразу: "Как раньше было хорошо!" можно слышать часто. Вот так и живут, и празднуют, и рожают детей, конечно. Очень жаль, что приходится жить не в свободной стране, но это наша вина. Виктор. Шадринск».

«Изучая на досуге часовые пояса, - пишет господин Воронин, - обнаружил следующее. Вот мы все живем относительно близко к солнечному времени (по крайней мере, зимой). Поскольку среднеевропейское время – Гринвич плюс один соответствует пятнадцатому меридиану восточной долготы. (Один градус равен четырём минутам, пятнадцать градусов - часу). Прага на долготе четырнадцать двадцать два, Вена на долготе шестнадцать двадцать два. Соответственно получается, что при зимнем, то есть естественном, времени, Прага убегает от солнца на три минуты, а Вена – отстает на пять. Летом, увы, конечно, из-за этого идиотского летнего времени на час сдвигается. Наша местность, Анатолий Иванович, живет по Гринвичу плюс два, соответствующему тридцатому меридиану. А находится на тридцать пятой долготе. Таким образом, зимой отстает от солнца на двадцать минут, а летом убегает только на сорок. Но вот, скажем, Париж на втором меридиане, а время там такое же, как в Праге или Вене. Получается, что даже зимой он убегает от солнца на пятьдесят минут, а летом почти на два часа. В Москве, где большевики ввели декретное время, а теперь еще жулики и воры придумали оставить на целый год летнее, – живут по Гринвичу плюс четыре. Это соответствует шестидесятой долготе. А меридиан там – тридцать седьмой. Соответственно получается, что они опережают солнце на один час тридцать две минуты. А в Питере, где время московское, а меридиан – тридцатый, несчастные люди опережают солнце круглый год на два часа. Такие вот дела. А я все-таки уверен, что жить надо по солнцу!», - пишет господин Воронин. Не знаю, о чём сейчас подумали слушатели «Свободы», а я - о его высказывании – спокойном, заметьте, без всякого нажима – о жуликах и ворах, которые придумали на полтора часа опережать Солнце. Мы говорим: петровское время, очаковское (и покоренья Крыма), екатерининское, александровское («Дней александровых прекрасное начало»), хрущёвское, брежневское – и вот уже стали говорить о времени жуликов и воров, как будто оно такое же прошедшее. Вот ваша судьба, вот ваша роль и место в истории, господа Путин и все, что вокруг, - вы дали название своему времени, красноречивое название, самое красноречивое из всех названий российских времён. Время жуликов и воров. Да, вот такая судьба одного подполковника КГБ.

«Разрешите представить вам, - пишет в следующем письме Пётр Петрович, - свою давнюю доморощенную концепцию: «мраморный телефон». Если помните, Хоттабыч произвёл такой, гораздо красивее настоящего, но без начинки и инфраструктуры, что и превращает его в работающее по назначению устройство. Он, бедный, не понимал, как эта штуковина устроена, и что для её использования ещё много чего надо. Вот и у нас что ни возьми - мраморное! Телевизоры, автомобили, водопровод, электросети, дороги, лекарства, выборы, идеи, расписания приёма у чиновников и, конечно, госдума с президентом. Хочется нам, чтобы всё - как у людей, вот и делаем всё мраморное. Мы не учитываем, что люди к этому шли буквально наощупь, веками накапливая опыт, изменяя среду обитания и главное - себя. Это понять не хотим или не можем. Ваш Пётр Петрович».
Да, Пётр Петрович, да, но я в таких случаях говорю, что форма, видимость – это всё -таки не совсем пустая формальность. На первых порах она совершенно пустая, как барабан, как погремушка, от неё только звук. Но она сразу начинает томиться по своему содержанию. Форме хочется, чтобы её заполнили, влили в неё соответствующее ей содержание. Ей нестерпима собственная пустота. Формы нормальной жизни отнюдь не безобидны для воров и жуликов, для самозванцев и единоначальников. Того и гляди, в пустой, выхолощенный сосуд хлынет животворный наполнитель. Вот как красиво я выражаюсь. Тут есть большая загадка. Ведь, казалось бы, никто и ничто не заставляет того же Путина терпеть всевозможные демократические подделки, возиться с ними, делать вид, что это что-то настоящее. Зачем эта суета, когда можно прямо объявить: не будет у нас ни выборов, ни судов, ничего, что разит свободой - нам достаточно царя и его слуг: кого кем назначит, тот тем и будет, что скажет, то и будет делаться, а чего не скажет, то не будет делаться? Вот почему так нельзя? Ни Лукашенко не может так, ни Путин – никто. Загадка сия велика есть, и - обнадёживающая загадка. Есть фиктивные браки, есть фиктивные страны, есть фиктивные демократии, всё есть фиктивное. В России – фиктивное государство, фиктивная федерация, фиктивная демократия, но каждая из этих фикций постоянно, неудержимо тяготеет к норме, к подлинности… Людям требуется подлинное. Людям нравится всё подлинное. Так они устроены. Эта тяга к настоящему и движет человечеством. Сейчас вот России потихоньку проникается охотой иметь настоящего президента. Терпеть фиктивного, мириться с самозванцем ей всё более унизительно. Ну, кто ты такой, что унижаешь нас тем, что ты – подделка? «Презренье созревает гневом, а зрелость гнева есть мятеж».

«Уважаемый Анатолий Иванович!, - следующее письмо. - Мне приснилось, что вы посоветовали мне прочитать книгу Грина «Путешествие с тетушкой». В этой книге я обратил внимание на описание реки Парана, решил освежить в памяти некоторые вещи про Парагвай. Так вот. самой кровопролитной войной в зафиксированной истории человечества была война Парагвая с Бразилией, Аргентиной и Уругваем в 1864-1870-ом годах. Проигравший Парагвай потерял 60-70 процентов населения. Причины войны как следует не выяснены до сих пор. Формально – территориальные споры. Фактически по одной из версий – авантюризм руководства Парагвая, по другой – войну исподтишка разожгли англичане. В любом случае парагвайцы долго не сдавались и героически сражались с превосходящим противником до тотального поражения и опустошения страны. После этой войны процветавший Парагвай погрузился в нищету, из которой по-настоящему не выбрался до сих пор», - говорится в этом назидательном письме. Я назвал его назидательным, потому что оно лишний раз напоминает нам, что страдать приходилось и приходится не только отечеству автора, что история России не есть что-то исключительное во всех отношениях. И не только история, но и современность. Во многом слаборазвитая, довольно обычная, скажу вам, страна, если иметь в виду трудности и неприятности, которые она претерпевает. Но есть и не совсем обычные трудности и неприятности. О них пишет Кирилл Серебренитский. Читаю:

«С девяносто первого года на вопрос: "Русские - это то же самое, что советские?" - всё упорнее, всё громче из России звучит ответ: «Да!!!», - три восклицательных знака. - Попробуйте представить, как видит нашу страну иностранец. Вот хотя бы западный украинец, карпатский гуцул, у которого прадедушка был подданным Австрии, дедушка - Польши, а ему самому объясняют, что он - русский, говорящий на нелепом диалекте. Тот, у кого половина родни расстреляна, пропала в концлагерях, потому что у дедушки был хутор в горах и пять коров. Вот представим себе аллегорическую картинку. Приезжаем мы, русско-советские люди, которых дедушки воевали против фашизма, в город Берлин. Идём по улице Геринга, переходим на улицу Геббельса, вот переулок Гестапо, а потом - на какую-нибудь центральную Фашистенплац, где стоит огромный чёрный мавзолей Фюрера. По дороге видим - бюст Гитлера, потом гранитный Гитлер, потом чугунный Гитлер, потом памятник героической охране Бухенвальда, первым национал-социалистам, смелым солдатам СС. На каждом втором доме или свастика, или орёл со свастикой. Заходим в книжный магазин: там две трети книг - о том, как велик, гениален, честен и смел был Гитлер, о победах бесстрашного Вермахта и о том, что, несмотря ни на что, Германия - это великая нация, а Бельгия и Австрия - исконные германские земли, временно отторгнутые агентами ЦРУ. Да и Крым - это тоже, в общем, древняя Готия. И - немцы: нет, никого сегодня не пытают и не воюют ни с кем, концлагеря - маленькие и только для своих. Просто каждый немец убеждён, что Третий Рейх - это "тоже наша история", что нельзя забывать прошлое, что надо чтить дедушек - героев СС, что гестапо боролось с врагами Фатерлянда, и иначе нельзя было, такое уж время суровое. Что Гитлер сделал много хорошего - и для своего народа, и для соседних. Что "зато тогда нас (немцев) все боялись". И т. д. А теперь, - продолжает автор, - сами смотрите. Вот идёт украинец по Москве. Чьи имена носят улицы? Кому памятники стоят? В книжном магазине с каждой второй обложки торчат бандитские усы гения Джугашвили. А если он на девятое мая приедет? Западная Украина советчину вычистила дотла - там ни одного ленинского истукана нет, до самого Житомира, ни одного красного пентакля. Латвия и Эстония упразднили советский период - юридически, на уровне Конституций. Литва легитимным президентом объявила полевого командира, который в сороковых в лесах против большевиков воевал. А вот Россия - единственная страна, которая до сих пор сладострастно купается в советской грязи, доценты-историки, например, уже всерьёз боятся что-нибудь несоветское сказать даже в кругу друзей - потому что за это увольняют. Почему иноземцы обязаны заглядывать нам в глаза, стараться угадать в нас нечто иное, несоветское, когда мы сами этого двадцать пять лет не делаем, и явно не собираемся? Они обязаны понять, простить и примириться, а, собственно, с какой стати? С уважением Кирилл Серебренитский».

Следующее письмо: «Вот напоролся я, Анатолий Иванович, на цитату, перевожу дословно с английского: «Реализация свободы (слова и прессы), должна осуществляться ответственно и может быть ограничена формальностями, условиями и наказаниями, предписанными законами и необходимостью в демократическом обществе – в интересах национальной безопасности, территориальной целостности, общественного спокойствия, для предотвращения преступности и беспорядков, для защиты здоровья и морали, для защиты прав и репутации других граждан, для предотвращения раскрытия тайной информации, для сохранения авторитета судебной системы». Знаете, откуда эта цитата? Из знаменитой Европейской конвенции по правам человека. По-моему, понятно, что «интересами национальной безопасности и общественного спокойствия» или тем более - «защитой здоровья и морали» можно мотивировать запрет чего угодно. Это я к тому, что цензура в Европе не только существует фактически, но и обоснована легислативно. Такие вот дела». Не все слушатели радио «Свобода» обязаны знать, что значит легислативно, потому и я переведу. Это значит законодательно. Я не могу относиться к этому положению Европейской конвенции совершенно спокойно, доверчиво, без малейших оговорок. Более того, первое чувство у меня однозначное: мне это положение не нравится. За ним действительно маячит цензор. Подозрительная обстоятельность. Слишком многое предусмотрено, перечислено, охвачены чуть ли не все случаи жизни. Но, кое-как справившись с первым чувством, должен сказать следующее. Всё-таки главное – кто решает, что можно, что нельзя. Если президент, правительство или находящаяся сегодня у власти партия, это не годится. Но если решает независимый суд, мне как-то легче. В России было много людей, которые отдавали себе отчет, что НТВ в частных руках, в руках одного воротилы, не есть очень хорошо. Такой канал работает не только на общество, но и на своего хозяина, на его личные интересы и капризы, как ОРТ – на своего. Многие люди это понимали. Но понимали они и то, что такое положение намного лучше, чем если бы все телеканалы были в одних руках, да ещё государственных. А на деле они оказались даже не государственными, эти руки, а путинскими. Из огня да в полымя.

Первого мая пришло следующее письмо не знаю откуда, прислал его Михаил Логинов: «Здравствуй, Анатолий! Я живу на острове, и сегодня вдруг написал стихотворение. Прилагаю его. У нас родились двойняшки, и теперь в семье семеро детей. Удачи тебе!».
Дорогой Михаил, поздравляю твою супругу и тебя с прибавкой семейства, но как ты мог подумать, что мне и слушателям радио «Свобода» не хочется больше ничего знать о вашей жизни? Немедленно напиши нам – и подробно! – о своём острове: на какой он реке, или это озеро, а то и море, как вы там очутились, с чего кормитесь, есть ли там кто-нибудь, кроме вас, что представляет собою Большая земля, часто ли на неё выбираетесь, что происходит там, давно ли завёл компьютер – и так далее, и тому подобное. О детях не забудь написать, о детях! Как и чему вы их учите на острове, какие там у них игры, труды и заботы? В общем, всё опиши как следует. Из твоего стихотворения прочитаю последние четыре строки:
И по буржуйскому Чикаго
рабочие сейчас идут
по-прежнему, а в Moscow-сити
теперь всё тихо... не поют.

На волнах радио «Свобода» закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский. 127006. Старопименовский переулок,18. Пражский адрес. Радио «Свобода», улица Виноградска 159-а, Прага 10, 100 00. В Интернете я в списке сотрудников Русской службы на сайте: svoboda.org

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG