Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15 мая начинается рассмотрение по существу уголовного дела о наводнении в Крымске, жертвами которого стали более 150 человек

В халатности, повлекшей по неосторожности смерть граждан, и подлоге обвиняются экс-глава Крымского района Василий Крутько, бывший мэр Крымска Владимир Улановский, бывший глава Нижнебаканского сельского поселения Ирина Рябченко и бывший исполняющий обязанности руководителя районного управления по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты Виктор Жданов.
На вопросы Радио Свобода отвечает главный редактор независимой крымской газеты "Электрон ТВ" Лариса Сафронова.

Кто ведет судебный процесс по делу о наводнении в Крымске?

– Председатель Абинского районного суда, хотя территориально заседания проходят в Крымске. На следующее заседание он попросил зал побольше. Вероятнее, это будет зал кинотеатра или ДК.

То есть общественный интерес к этому делу очень велик?

– Я бы не сказала очень, но велик. Мы заранее людей предупреждали, что все предыдущие слушания были закрытыми. Поэтому приходили не все желающие, а только те, кто получили повестки, признанные потерпевшими, у кого кто-то погиб, пострадавшие. Как только мы сообщим о том, что суд будет открытым, я думаю, тогда мы и сможем посмотреть, какой интерес, сколько людей придет.

Обвиняемые признают свою вину?

– Получается, что да. Потому что они были согласны и ходатайствовали об особом порядке рассмотрения их дел. А особый порядок подразумевает признание вины.

Были проблемы с тем, что судьи оказывались родственниками как подсудимых, так и потерпевших по этому делу. Сейчас эти проблемы устранены?

– Да, полностью. Судьи Крымского суда отведены. Абинские судьи, насколько я знаю, сами отказались. Поэтому ведет заседание председатель Абинского суда. В Крымске одна из судей взяла самоотвод, потому что она – жена одного из обвиняемых. Но отвели и всех остальных судей Крымска. Отвели всех, потому что может быть заинтересованность. Город небольшой, все кому-то приходятся родственниками, а если не родственниками, то кумовьями. Или хорошими знакомыми, сослуживцами бывшими и так далее.

Люди, пережившие наводнение в Крымске, сейчас видят на скамье подсудимых действительно виновных в том, что случилось?

– Подсудимых называют "стрелочниками", "крайними". Потому что бывший мэр был у власти несколько месяцев. Представитель МЧС вообще восемь дней замещал своего начальника, который в отпуске находился. Все люди понимают, что местная власть настолько беспрекословно подчиняется краевой, что никакие решения самостоятельно принять они просто не могли, тем более в условиях чрезвычайной ситуации. Все решения принимала власть краевая. Люди это понимают.

После прошлого наводнения 2002 года, десять лет назад, фактически ничего не изменилось. Вначале идет дежурная фраза "все под контролем", "для беспокойства нет повода", потом начинают журналистов упрекать в том, что они разжигают страсти, панику сеют, а потом говорят об ущербе и т. д. Все по тому же самому сценарию.

За десять лет не изменилось ничего. Были проекты (по защите города от наводнений. – Ред.), мы их видели, но они не воплощены. Было бы хорошо спросить с того главы (тогда у нас Рыбин был), который успешно перешел в краевую структуру работать. С него бы спросить. И Ткачев (губернатор Краснодарского края. – Ред.) тогда уже был у власти. Спросить бы с него – почему за десять лет ничего не было сделано? Почему у нас говорят, что деньги из края для того, чтобы обеспечить безопасность, нужно выбить?

"Выбить" – это ключевое слово. Почему их нужно "выбить"?! Один из подсудимых сейчас, бывший заместитель руководителя МЧС, в 2011 году "выбил" 3,5 миллиона рублей. В прошлом году полтора миллиона "выбил". Но этого же недостаточно. Это же не те суммы, которые могут спасти город, а тем более район!

Раздаются призывы привлечь краевую власть к ответственности?

– Я лозунгов и призывов привлечь не слышала. Акцент смещен. Он смещен в ту сторону, чтобы защитили нас. Уже, Бог с ними, кто виноват, кого накажут – это нас не спасет. Все-таки самый главный вопрос, чтобы предприняли все меры для того, чтобы подобное не повторилось. А на сегодняшний день отчет Гидрометцентра содержит цифры в два раза ниже, чем в реальности. В том числе и по уровню воды. О чем это говорит? О том, что гидротехнические сооружения будут сделаны в расчете на неверные цифры. И мы опять под угрозой.

А местные СМИ сейчас испытывают какое-то давление в связи с освещением предстоящего процесса?

– Нет. Мне кажется, на нас никто и не пытается давить. Потому что информация разойдется, если они на нас попытаются надавить. Наверное, это нас защищает. С нами другие СМИ и края, и страны, и дальше. Зависимые СМИ, естественно, будут писать об успехах, безопасности, о том, что все под контролем как всегда у властей.

Можно ли предполагать, как долго протянется нынешний суд?

– Если бы он пошел по "особому порядку", все было бы гораздо быстрее, потому что не нужно было бы выслушивать свидетелей, изучать материалы дела. Но против особого порядка выступили потерпевшие и сторона обвинения.

Сейчас все вероятнее, что суд будет идти долго. Желающих выступить много – и признанных свидетелями, и тех, кто хотели бы, чтобы их признали свидетелями. Я думаю, что дело будет слушаться несколько месяцев как минимум.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG