Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Петербурге за стрельбу в кафе арестован на 30 дней Вадим Бойко, бывший сотрудник полиции, больше известный как "жемчужный прапорщик". Громкое дело, когда он обвинялся в избиении участников одной из акций протеста, закончилось условным сроком, теперь он может превратиться в реальный срок.

Поздним вечером 10 мая Вадим Бойко выпивал и закусывал в кафе "Чебурек" на улице Чайковского, 47, ушел около полуночи, а утром снова появился в кафе с требованием вернуть исчезнувшие часы. По его версии, часы украли, по версии хозяина кафе – посетитель сам их потерял. После этого Вадим Бойко ушел и снова вернулся – уже с ружьем, которым и стал угрожать одному из работников кафе, выстрелив, по счастью, только в потолок. Он был задержан сотрудниками полиции, суд постановил арестовать его на 30 дней. Вадим Бойко снискал себе сомнительную, но громкую славу в качестве "жемчужного прапорщика" – так в интернете назвали видеоперсонажа с жемчужным браслетом на запястье, избивавшего участников акции "Стратегия-31" у Гостиного Двора 31 июля 2010 года. 26 декабря 2011-го он был осужден за превышение должностных полномочий на 3,5 года условно, причем судебный процесс приковал к себе всеобщее внимание. Теперь его условный срок, многим тогда показавшийся излишне мягким, может превратиться в реальный.

То, что произошло в кафе "Чебурек", свидетельствует об излишней мягкости условного приговора Вадиму Бойко – так считает и президент Балтийской коллегии адвокатов имени Анатолия Собчака Юрий Новолодский: "На мой взгляд, тогда подошли либерально, чтобы не пугать полицейских, не отбивать у них желание применять насилие. Так откровенно пренебрегающее правами личности насилие со стороны полицейского, по-моему, заслуживает более серьезного наказания. И в ходе этого испытательного срока он совершил еще одно очень серьезное преступление. Безнаказанность у таких людей вызывает подобные вещи – он стал стрелять из ружья, хорошо еще, не застрелил никого".

Совсем с другой стороны смотрит на ситуацию замдиректора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков – ему она напоминает трагедию легионера: "Это человек, родившийся в косной краснодарской ауре, он из казаков. Наверное, с детства мечтал о лампасах, о конях, как делает вся эта субкультура, – и правильно, поддерживает традиции. Потом он пошел в армию, гордился тем, что служит в спецназе. Потом приехал в большой город, пошел в ОМОН – хотел стоять в строю, его посылали в Чечню. И вдруг – "Стратегия-31", его понесло, как казака, который начал орудовать нагайкой налево и направо. И вдруг не только общественное мнение на него обрушилось, но и начальство сказало – ты извини, так получилось. Все закричали: ты "жемчужный!", уголовное дело, вот она, решетка, рядом. Выгнали человека из строя, ну, не посадили – и спасибо".

Евгений Вышенков считает, что дело не в часах, а в том, что Вадим Бойко ощущает огромную несправедливость того, что с ним произошло: "Мне звонили его товарищи: как же так?! Моя версия – это результат уже психопатологии. Колбасит человека, он ненавидит интернет, потому что там все о нем высказали, но и к власти у него претензии – ну вы-то! Я же в окопе за вас был готов сжечь немецкие "Тигры"! Что вы делаете?! Вот это и есть трагедия".

"Не стоит сводить проблему к культурным и социальным особенностям поведения казачества, ведь оно было разным, – считает историк, профессор Высшей школы экономики Александр Семенов. – В современной российской жизни представители того, что я бы условно обозначил служивым сословием, считают себя привилегированными и считают возможным совершать акты, которые по общему законодательству наказуемы, но они каким-то образом исключаются из общей юрисдикции. Сейчас постепенно неокорпоративная экономика и представление о том, что высшую ценность имеет не человек, а государство, создает опять такое служивое сословие".

По мнению Александра Семенова, это может вести к разделению общества и гражданской войне: "Тенденция разложения социальных структур накладывается на другую тенденцию – появления фактически двух категорий гражданства. На их перекрестке оказался наш персонаж, прозванный "жемчужным прапорщиком".

"В силовые структуры очень часто отбираются люди с повышенной агрессивностью, к тому же другой профессии у них нет, – говорит глава фонда "Республика" Сергей Цыпляев. – Видимо, человек себя не нашел, и это привело к тому, что он что-то там сильно отмечал, отмечание затянулось. То есть налицо дальнейшее движение личности по наклонной плоскости, которое привело его, в сочетании, может быть, с природной агрессивностью, к тому, что он взял ружье и начал стрелять. Его учили этому – решать вопросы силовым способом. Уровень доверия в обществе крайне низок, уровень агрессии очень высок, это системная проблема, с которой придется иметь дело буквально всем. А характер политического развития культивирует агрессию и усиливает эти проблемы".

Вадим Бойко на суде сказал, что у него просто накопилась обида, но что в содеянном он раскаивается. Тем не менее суд отправил "жемчужного прапорщика" под стражу до 10 июня. "Самое грустное, что продолжение истории "жемчужного прапорщика" никого не удивило, – замечает социолог Мария Мацкевич. – Наши граждане к сотрудникам полиции зачастую относятся с той же опаской, что и к преступникам. И это как раз самое печальное – такие люди в полиции не редкость, такова кадровая политика, такова обстановка, такие люди туда идут и прекрасно там существуют, пока обстановка не становится совсем уж скандальной, тогда их тихо увольняют – опять же без особых санкций".
Мария Мацкевич напоминает о громком убийстве, совершенном в эти же дни курсантом института внутренних войск МВД, а также о многочисленных случаях ограблений, совершаемых курсантами, которые собираются охранять общество от преступников.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG