Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на достойную пенсию и достойную старость в России


Марьяна Торочешникова: Право на достойную пенсию и достойную старость – такова тема сегодняшней передачи.
Граждане России только начали привыкать к "письмам счастья" из Пенсионного фонда и хоть что-то в них понимать, как правительство объявило о начале очередной пенсионной реформы. Какой будет пенсия для тех, кто заявил, что остается в полноценной накопительной системе? Что будет происходить со всеми остальными? Я очень надеюсь, что разобраться с этим поможет эксперт.
В студии Радио Свобода – председатель Совета фонда НПФ "Европейский пенсионный фонд" Евгений Якушев.
Евгений, что происходит сейчас с российской пенсионной системой? Нуждалась ли она в переменах? И главное, чего ждать тем людям, которые выходят на пенсию.

Евгений Якушев: Вопрос, скорее, философский – нужно или не нужно что-то менять. Пенсионная система – часть социального страхования. Социальное страхование – общественное перераспределение: у кого-то берут, кому-то добавляют. Учитывая, что идет это перераспределение средств, доходов, прав пенсионных, всегда будут и недовольные, и довольные, и обиженные.

Марьяна Торочешникова: А кого это касается?

Евгений Якушев: Кто отвечает за вашу будущую пенсию – государство, ваш работодатель или вы сами? Если вы определитесь по этому вопросу, будет понятен и ответ на него. Если вы рассчитываете на государство, государство всегда будет выполнять свои социальные обязательства, и вы можете рассчитывать на государственную пенсию, которая будет рассчитываться по неким общим установленным правилам для всех жителей страны. Учитывая демографические изменения в стране – увеличивается доля пенсионеров, снижается доля работающего населения, то у государства все меньше возможностей перераспределять деньги от работающих в сторону пенсионеров. Поэтому государственные пенсии будут, соотношение пенсии к средней зарплате будет потихоньку уменьшаться, но при этом государство создает различные возможности. Первое, если ты рассчитываешь на себя, ты молодой, то у тебя будет накопительная часть трудовой пенсии – 6 процентов заработка молодых идут на их именные пенсионные счета, и ими можно управлять, выбрав того или иного поставщика пенсионных услуг, один из негосударственных пенсионных фондов.

Марьяна Торочешникова: И с этим как раз надо определиться в течение 2013 года – оставлять себе эту накопительную часть или не оставлять, да?

Евгений Якушев: Она в любом случае останется. Закон, который был принят в последних числах декабря, предоставил людям выбор. Те, кто перешел в негосударственные пенсионные фонды или рассчитывает на себя, он может подать заявление в Пенсионный фонд России, и по умолчанию для всех клиентов НПФ это будет 6 процентов от заработка направляться на его именной пенсионный счет. Если человек – "молчун", никуда заявлений не подавал, то у него будет накапливаться на его счете 2 процента от его заработной платы. Это будет дополнено этой новой пенсионной формулой, которую сейчас обсуждают в правительстве. В этой формуле планируется учесть через коэффициенты, какая часть страхового тарифа, то есть суммы, которую платит работодатель, пойдет на пенсии. Часть этот страхового тарифа идет в Пенсионный фонд России, в перераспределительную систему, а часть идет на именные пенсионные счета, в накопительную систему.

Марьяна Торочешникова: Это все сложные системы. Можете ли вы порекомендовать конкретный алгоритм, которым можно воспользоваться, чтобы рассчитать свою возможную пенсию?

Евгений Якушев: Нет, это невозможно, никто вам не посоветует, как рассчитать будущую пенсию. Сейчас ситуация патовая. Есть проекты документов, которые опубликованы, и по ним стоят какие-то коэффициент, но они не носят содержательного характера. Основная идея новой пенсионной формулы – стимулировать более поздний выход на пенсию. Если человек выйдет в нормальном пенсионном возрасте, он получит, грубо говоря, 100-процентную пенсию, но если он выйдет на насколько лет позже, то правительство хочет этой пенсионной формулой дать ему пенсию в повышенном размере. Но это еще не принятое решение, оно еще обсуждается. Понятно, что если ты ответственный человек, работодатель платит за тебя взносы, и 6 процентов идет на пенсионный счет, то это деньги твои и твоей семьи. В случае твое смерти эта сумма пойдет под наследование, и эти деньги не уйдут из семьи.

Марьяна Торочешникова: И для этого нужно за этот год увести деньги из Внешэкономбанка?

Евгений Якушев: Внешэкономбанк, как и все остальные, участвует на финансовом рынке, поэтому результаты Внешэкономбанка по прошлому году достаточно хороши и совпадают с показателями негосударственных пенсионных фондов. Здесь вопрос другой. Если вы сами отвечаете за свою пенсию, тогда вы считаете свои активы, свои доходы, свою будущую пенсию в рублях. Если вы считаете, что государство вас всем обеспечит и будет платить вам справедливую пенсию, то тогда, конечно, нужно выбирать 2 процента и рассчитывать, что государство так и будет делать. Государство последние несколько лет ускоренным образом индексировало государственные пенсии, на повестке дня несколько лет назад стоял вопрос о бедности пенсионеров. Сейчас уже средняя пенсия стала порядка 10 тысяч рублей. Мне кажется, что каждый должен определиться, насколько он доверяет государству. Помимо этих двух элементов – перераспределительной пенсии и взносы работающих идут на выплаты пенсионерам, помимо уровня обязательных накоплений есть еще уровень корпоративных пенсионных программ и уровень индивидуальных пенсионных сбережений. Существует глобальная закономерность, что страны, где снижается коэффициент замещения по обязательным государственным пенсионным системам, развиваются дополнительные негосударственные системы. В советские времена пенсия считалась как 55-75 процентов от последнего заработка. Сейчас мы видим, что средние пенсии на уровне 30-35 процентов от средней зарплаты по стране. И люди предпенсионного возраста начинают задумываться, смогут ли они обеспечить себе такой же уровень жизни, как у них был, когда они выйдут на пенсию.

Марьяна Торочешникова: То есть поздно задумываются.

Евгений Якушев: Конечно! Вариант, который сейчас наиболее популярен, особенно в городах, это купить квартиру и пытаться ее сдавать, и на эти деньги дополнительно жить. Другой вариант – кормиться натуральным хозяйством. Третий сценарий – работать до смерти. Это все жизненные стратегии. Есть вариант финансовой стратегии – копить, откладывать. У нас есть банковские депозиты, ценные бумаги, паевые инвестиционные фонды.

Марьяна Торочешникова: Но в России люди опасаются этого, потому что никогда не знаешь, чего ждать от государства.

Евгений Якушев: Безусловно, но это присутствует, законодательно разрешено, имеет налоговые льготы, и это работает. Есть натуральные стратегии: как можно больше детей, чтобы они кормили в старости, натуральное хозяйство. Если говорить о структуре пенсионного законодательства, глобальных принципах, то есть государственная пенсия, и она платится либо за счет общих налогов в виде государственной пенсии по старости, и она небольшая. У нас большая дифференциация людей по доходам, можно получать и 5 тысяч, и миллион, и для каждого будут разные коэффициенты замещения. Поэтому государство определило порог, на этот год это, по-моему, 560 тысяч рублей, там индексируется каждый год, это порог страхуемого заработка, который влияет на будущий размер пенсии. Налоги считаются с этого базового порога, то есть страховые взносы в полном объеме платятся с вот этого порога страхуемого заработка. Для людей, которые получают выше среднего зарплату, они должны рассчитывать в меньшей степени на государство и в большей степени на себя. Если мы посмотрим на кривую зависимости пенсий от доходов, она прямая зависимость – когда растет зарплата, растет и пенсия, а потом она выравнивается. В этой связи с зависимости от разного уровня доходов и надо рассматривать разные модели пенсионного обеспечения.

Марьяна Торочешникова: Давайте исходить из среднего человека. Вот какой сейчас средний заработок по России, ежемесячный?

Евгений Якушев: По-моему, порядка 25 тысяч. Последняя атака, которую выдержало правительство, это индивидуальные предприниматели. В прошлом году они платили порядка 17 тысяч рублей, а в этом году им вменили платить 34 тысячи рублей страховых взносов. То есть человек заплатил за год чуть больше тысячи рублей взносов, а государство будет ему платить с этих денег, учитывая нынешние пенсии, 10 тысяч рублей в месяц. То есть получается, что у нас есть определенные лазейки, когда ты можешь не платить в общий котел, а при этом права у тебя большие. У нас очень большой уровень "серой" зарплаты, при которой в Пенсионный фонд налоги поступают маленькие взносы. Специалисты говорят, что проблема пенсий – это, в том числе, проблема оплаты труда. С одной стороны, жалуются на высокие налоги, но при этом эти налоги никто не платит. Поэтому то, что сейчас происходит, вот пенсионная реформа, это попытка упорядочить приобретение прав с учетом тех страховых взносов, которые уплачиваются в пенсионную систему. Система учета мест работы и зарплаты у нас уже поставлена, у всех существуют карточки пенсионного страхования, и техническая возможность определить вклад каждого в будущую пенсию есть.

Марьяна Торочешникова: Но при этом сам человек рассчитать свою пенсию не может, потому что государство ему никакой формулы сейчас не называет.

Евгений Якушев: В этом недостаток этой системы. Потому что коэффициенты много раз индексировались, и без специального программного обеспечения рассчитать пенсию невозможно.

Марьяна Торочешникова: Вы уже с 1991 года в этой системе. Произошло ли за эти годы что-то, что могло бы внести понимание в систему пенсионного обеспечения граждан в России? Был хоть на одном этапе период, когда было все ясно, понятно и прозрачно, и человек мог не слишком беспокоиться за свою старость?

Евгений Якушев: Сейчас я очень позитивно оцениваю те изменения, которые были в 2002 году. Тогда правительство вело трехуровневую пенсионную систему. Первый уровень был – базовая пенсия, которая выплачивалась всем в фиксированном размере. И задача этого уровня была – обеспечить прожиточный уровень пенсионера. И базовые пенсии финансировались за счет бюджета Российской Федерации, то есть, если ты гражданин, ты имеешь право на эту пенсию. Второй уровень – это была страхования пенсия. Идея была в том, что стаж и заработок дают страховые взносы, и пропорционально уплаченным страховым взносам у тебя будет считаться пенсия. И третья задача – это накопительная составляющая, которая зависела от зарплаты и инвестиционного дохода. Эта модель была объективной, правильной, и она еще дополнялась добровольным пенсионным обеспечением, которое предлагали банки, пенсионные фонды, страховые компании. То есть эта многоуровневая пенсионная система является эталонной в какой-то степени для мира.

Марьяна Торочешникова: А почему от нее отказались?

Евгений Якушев: Не могу сказать. Просто принимались одно за другим решения, которые были на что-то направлены. Первая была большая политическая задача – повысить пенсии, поэтому в политических, конъюнктурных целях было принято решение о валоризации, о повышении пенсий, и были выделены средства из федерального бюджета, из Фонда национального благосостояния. Позже было принято решение объединить базовую и страховую часть. В любом случае повышение пенсий последние несколько лет привело к дисбалансу Пенсионного фонда Российской Федерации. Модель перестала быть сбалансированной. И произошло еще следующее. Сейчас на пенсию выходят люди, которые родились после войны, и тогда произошел массовый рост численности населения. И расходы государства на выплату пенсий по текущим правилам начали существенно расти. Ситуация усиливается глобальными тенденциями старения населения. Пенсионный возраст устанавливался в России в 30-е годы, когда до пенсии доживали примерно 5 человек из 100, и с тех пор не пересматривался. Если сравнить с европейскими странами, у нас достаточно низкий пенсионный возраст. И если человек дожил до пенсионного возраста, то мужчина еще в среднем живет 13-14 лет, а женщина – 25 лет в среднем. То есть произошло существенное улучшение качества жизни пенсионеров, период дожития растет, и это глобальная тенденция, которая существует в мире.

Марьяна Торочешникова: Давайте еще раз вернемся к тому, как человеку накопить на пенсию.

Евгений Якушев: Государство ввело обязательную накопительную систему, которая не требует от граждан ни копейки доставать из своего кармана. Работодатель платит налоги, и 20 процентов из них идет на будущее пенсионное обеспечение. Для тех, кто 1967 года рождения и моложе, у них 6 процентов есть право отправить на накопительную часть, выбрав тот или иной пенсионный фонд, управляющую компанию, или оставить по умолчанию государственной управляющей компанией Внешэкономбанк. Есть разные принципы, то есть можно копить, но у тебя нет денег на еду, и понятно, что уровень сбережений граждан пока небольшой, большая часть семейных бюджетов тратится на еду и на вещи первой необходимости. Именно поэтому государство ввело эту накопительную систему, которая финансируется не из доходов гражданина, а из налогов, которые платятся за него в Пенсионный фонд. Этой возможностью, конечно, нельзя пренебрегать. 20 миллионов человек перевели свои накопления в негосударственные пенсионные фонды, еще осталось порядка 50-60 миллионов, у кого есть такие счета. В целом четверть населения, я думаю, прежде всего это крупные города, работники крупных промышленных предприятий уже перевели свои накопления. В отдельных регионах число переходов превышает 40-50 процентов от всех, кто имеет пенсионные счета. Есть страновые риски, и мы понимаем, что могут быть какие-то изгибы линии государственной политики, но мы живем в этой стране, и нужно пользоваться возможностями, которые дает государство. И если что-то случится, то случится у всех. Есть ограниченный список инструментов, которыми можно инвестировать накопительную часть пенсии, есть строгий государственный контроль, сделки только биржевые, поэтому с точки зрения регулирования инвестиционной деятельности здесь все надежно. Роль российского финансового рынка в глобальной экономике, какие-то колебания российского рынка могут быть, но глобализация на нас распространяется, и у нас действуют те же правила экономические, что и по всему миру.

Марьяна Торочешникова: То есть молодым людям сейчас есть смысл, в этом году, определиться и оставить деньги государству или перевести эти пока еще 6 процентов в другую управляющую компанию или негосударственный пенсионный фонд. И вы предлагаете всем гражданам по возможности поучаствовать в программе государственного софинансирования пенсий? Для этого, кстати, не надо свои деньги даже никуда перекладывать, а нужно прийти к бухгалтеру, на работе подписать заявление, которое отправят в пенсионный фонд, и это бухгалтерия будет просто отчислять тысячу из зарплаты, например…

Евгений Якушев: Да, но для этого сначала надо в эту программу вступить, нужно подать заявление либо в Пенсионный фонд России, либо в организацию, с которой ПФ России заключил трансфер-агентское соглашение или соглашение о взаимном удостоверении подписей. Такими являются крупные банки – Сбербанк, ВТБ, или негосударственные пенсионные фонды. Сейчас эта программа действует до октября 2013 года. Мы задавали вопрос Ольге Голодец, вице-премьеру, и она сказала, что правительство планирует продлить эту программу, но будет уже проверка нуждаемости либо как-то она будет модифицирована, что не всем гражданам, а тем, кому нужно увеличивать свои накопления.

Марьяна Торочешникова: Ну, учитывая, что закон обратной силы не имеет, все желающие до 1 октября могут это сделать.

Евгений Якушев: Не знаю, но мне кажется, что все-таки накопительные игры – это для молодых. Есть так называемая формула сложных процентов, и этот эффект начинает работать на 20-30-летнем отрезке.

Марьяна Торочешникова: И чем раньше вы озадачитесь своей пенсией, тем больше шансов у вас рассчитывать на то, что она будет действительно достойная.

Евгений Якушев: Конечно. И надо понимать, что если вы выбрали пенсионный фонд, вам не понравилось, то вы можете вернуться обратно в Пенсионный фонд Российской Федерации или поменять пенсионный фонд. Такой выбор есть раз в год, и это право человека – выбирать того провайдера, который ему нравится.

Марьяна Торочешникова: А куда можно переложить накопительную часть пенсии из государственного Пенсионного фонда, как выбирать?

Евгений Якушев: Наверное, надо спросить у Яндекса или у Гугла, сравнить пенсионные фонды. Есть масса ресурсов, которые сравнивают между собой показатели тех или иных пенсионных фондов.

Марьяна Торочешникова: А на что нужно обращать внимание, делая этот выбор?

Евгений Якушев: Не хочется самого себя рекламировать, но тут вопрос следующий, что все продукты по обязательному пенсионному страхованию типовые. Текст договора, правила игры утверждены законом прямого действия, никто ничего изменить не может. Отличаются фонды между собой активами, количеством клиентов и уровнем сервиса. Надо посмотреть, кто учредители, какая доходность, как представляет себя фонд в рекламно-информационных материалах, как работает его контакт-центр, какие дополнительные сервисы может фонд предложить. На самом деле, фондов всего 100, управляющих компаний 50. Чтобы перевести в ту или иную компанию, вам нужно очень сильно побегать, чтобы ее найти. В нашей стране не так много точек, где можно встретиться со специалистом пенсионного фонда, который может все рассказать и сделать. То есть пока еще это рынок не людей, которые делают обоснованный выбор, а это, скорее, рынок продавцов, то есть представителей пенсионных фондов, которые приходят на предприятия, встречаются с трудовыми коллективами, рассказывают о преимуществах какого-то конкретного пенсионного фонда. И все первый раз пробуют выбрать какой-то пенсионный фонд, потому что понятно, что доходность, финансовый результат из НПФ будет больше, чем из Пенсионного фонда России, в силу разницы в инвестиционных декларациях. У НПФ более широкая декларация, больше потенциальные возможности заработать. Есть исторические сравнения, которые показывают, что НПФ показывает большую доходность. Хотя и больше колеблется относительно ПФР, который минимально хорошую активность показывает.

Марьяна Торочешникова: А что лучше – отдать эту накопительную часть в пенсионный фонд или в управляющую компанию? Логично, что управляющая компания заинтересована, скорее, не в длинных деньгах, а в коротких, там и доходность должна быть больше. Или нет?

Евгений Якушев: Правилами игры предусмотрено право выбора – либо портфель под управлением одной из управляющих компаний, или все-таки заключить договор с негосударственным пенсионным фондом, забрать деньги из ПФР и перевести их в частные как бы правоотношения. Если вы выбираете управляющую компанию, то все равно вы остаетесь в Пенсионном фонде России. Если взять цифры, то 1 процент в управляющих компаниях, 99 процентов в негосударственных пенсионных фондах из тех людей, которые уже выбрали. Управляющие компании не предлагают массировано такой продукт, и если вы найдете, как это сделать, это один из возможных вариантов. Но управляющая компания не знает вас, вы с ней не заключаете договор, она не сможет вам отчитаться. То есть вы выбираете бренд, может быть, название этой компании. Управляющая компания делает публичную оферту, она обязуется, в соответствии с инвестиционной декларацией, управлять частью консолидированных денег, который передает Пенсионный фонд Российской Федерации, но весь учет, весь сервис вы продолжаете получать в ПФР. И за пенсией вам придется обращаться все равно в ПФР, даже если вы передали в управляющую компанию.

Марьяна Торочешникова: И третий вариант – человек может открыть собственный накопительный счет.

Евгений Якушев: Да. Это называется добровольное негосударственное пенсионное обеспечение. Оно регулируется законом о негосударственных пенсионных фондах, у каждого НПФ есть пенсионные правила, которые утверждены регулятором, там описаны пенсионные схемы, по которым можно накапливать и потом получать пенсию. Собственно говоря, заключается договор добровольного пенсионного обеспечения и открывается пенсионный счет, на котором учитываются взносы. Пенсионный фонд весь этот пул денег инвестирует на финансовый рынок и потом по итогам каждого года начисляет инвестиционный доход. В момент выхода на пенсию у вас есть сумма, и вы можете выбрать схему пенсионных выплат – срочную, пожизненную, какие-то комбинации. При этом на этапе накопления обязательно эти деньги наследуются, и вы можете расторгнуть договор, забрать выкупную сумму, целиком или с какими-то ограничениями, штрафными санкциями, предусмотренными договором, но это уже надо смотреть внимательно условия пенсионного фонда. Но здесь я могу сказать, что в России негосударственное пенсионное обеспечение в большей степени представлено корпоративными пенсионными программами. Это РЖД, "Газпром", энергетики, нефтяные компании. 7 миллионов человек участвуют в пенсионных программах, корпоративных, когда на рубль, который сделал работник из своих доходов, работодатель делает дополнительный взнос. Как программа софинансирования. И, собственно говоря, уже около миллиона человек получают негосударственные пенсии.

Марьяна Торочешникова: Вместе с государственными.

Евгений Якушев: Да. Если посмотреть источники взносов, статистика показывает, что порядка 90-95 процентов пока еще это взносы компаний или паритетные программы, когда работник и работодатель совместно откладывают деньги на будущую пенсию. Реально это пока работает только на уровне крупных компаний, экономически устойчивых. Фонды предлагают такие услуги – индивидуальные пенсионные программы, но они… я бы не сказал, чтобы пользуются спросом. Надо смотреть внимательнее статистику там.

Марьяна Торочешникова: А почему молодежь так активно не принимает участие в этих пенсионных программах?

Евгений Якушев: Последние несколько лет мир испытывает глобальные колебания, экономические кризисы, доходности на экономических рынках то растут, то падают. То есть люди не готовы откладывать в длину. И количество людей, которые могут откладывать, тоже не очень большое, потому что текущее потребление съедает практически все доходы. Откладывать вместе с работодателем выгодно: на свой рубль ты получаешь рубль от работодателя, - но не каждый работодатель готов это делать. Хотя для работодателей существуют определенные налоговые льготы, послабления на эти отчисления. Я думаю, это вопрос времени. В начале 90-х создавались первые пенсионные фонды, и на них смотрели как на непонятные учреждения, а сейчас в негосударственных пенсионных фондах – 20 миллионов человек по обязательному пенсионному страхованию, 7 миллионов по добровольному пенсионному обеспечению. То есть это часть экономики. Совокупные активы НПФ – порядка 3-4 процентов от ВВП. То есть перед правительством сейчас вопрос – как деньги пенсионных фондов должны попасть на рынок капитала в виде длинных инвестиций в инфраструктуру, в объекты, которые будут долгосрочно приносить доходы стране.
Государство пока еще боится сказать, что государственные пенсии будут достаточно маленькие, и спасение утопающих – дело рук самих утопающих, но активно на это намекает. Если мы посмотрим все долгосрочные прогнозы, средний коэффициент замещения во времени снижается. Это означает, что человек должен создавать дополнительные механизмы для того, чтобы сохранить свой уровень доходов. Люди бывают разные, есть предприниматели, есть люди, которые работают только на зарплату, и с этой точки зрения для разных людей с разной жизненной позицией будут доступны разные финансовые возможности. В любом случае мне кажется очень важным задуматься о том, на какую пенсию ты рассчитываешь. И здесь очевидно, что если ты получаешь зарплату белую и платишь все налоги с максимальной суммы, то у тебя пенсия будет больше. Если ты ничего не делаешь, то ты можешь понимать, что ты получишь маленькую социальную пенсию на уровне минимального прожиточного минимума пенсионера, и это твой потолок, который у тебя есть.
Премьер сказал на отчете в Думе, что пенсионная формула должна иметь воспитательное значение. Мы опять можем говорить о неком патернализме государства, мы привыкли рассчитывать во многом на государство, на бесплатную медицину, на бесплатное образование и на пенсии, которые государство в любом случае будет платить. Но в любом случае мы должны понимать, какие возможности нам дает государство, наш работодатель, и, собственно говоря, что мы можем сами себе сделать. То есть планирование пенсий, чем раньше ты задумаешься, какая пенсия у тебя будет, тем это будет более эффективно для тебя в будущем.

Марьяна Торочешникова: Резюмируя все сказанное сегодня, конкретные советы людям, которые решили взять свою будущую пенсию в свои руки. Во-первых, до 1 октября всем работающим было бы здорово поучаствовать в программе софинансирования пенсий, правильно?

Евгений Якушев: Да, это очень удобная программа, она интересная. То есть порядка 9 миллионов человек в ней зарегистрировано, и это эффективно.

Марьяна Торочешникова: И до 1 января 2014 года надо сесть и поразмышлять, забирать свои деньги из Пенсионного фонда, накопительную часть, или не забирать. Если сейчас человек заберет свои деньги, то у него получится, что он забрал 6 процентов накопленных, а если он промолчит, то у него отрежут 4 процента и пустят на общее распределение, то есть он потеряет в деньгах, да?

Евгений Якушев: Он потеряет в накопительной пенсии. Эта модель должна быть дополнена пенсионной формулой, которая ответит на вопрос, как в государственных пенсиях отразятся эти 4 процента, на сколько вырастет твоя пенсия, если ты этот выбор не сделаешь либо сохранишь 2 процента, пока ответа на него нет.

Марьяна Торочешникова: А если поезд уже уйдет? Можно будет вернуть эти 6 процентов потом?

Евгений Якушев: Путин сказал на совещании с правительством, что такую возможность выбора – 2 или 6 – нужно сохранить. Законопроекта в этой части пока нет, ничего не могу сказать. Я бы рекомендовал выбирать 6 процентов, переводить в негосударственные пенсионные фонды или управляющие компании свои накопления. Вернуться назад всегда можно.

Марьяна Торочешникова: И наконец, есть смысл тем людям, которым позволяет это сделать зарплата, которые не живут, что называется, от получки до получки, выбрать какую-то небольшую сумму и заняться добровольным пенсионным страхованием.

Евгений Якушев: Конечно, нужно это делать. Если не откладывать на период пенсионным, то останешься только с одной государственной пенсией. Нужно планировать свои доходы на пенсию, и мы, как фонд, как раз и предлагает такую услугу – планирование будущей пенсии. То есть можно посчитать, какой уровень жизни ты хочешь сохранить, и рассчитывать, какую сумму с текущих доходов нужно накапливать, чтобы можно было получить такую дополнительную пенсию. Есть модель расчета, которая работает с точностью до используемых в ней предположений. Мы можем сказать: хочу выйти на пенсию в 65 лет, хочу получать 30 тысяч рублей, и обратным счетом можно рассчитать, сколько нужно будет откладывать денег сейчас в зависимости от возраста, периода накопления и ожидаемой нормы доходности. Это, конечно, не будет реальностью, но это приблизительная оценка, которую можно будет сделать. Если мы начнем спорить с продвинутыми специалистами: а сколько будет 30 тысяч рублей через 30 лет, это много или мало, будет ли инфляция… Здесь важен, наверное, не результат, а путь. Если ты не начинаешь откладывать на ранних стадиях, то чем ближе пенсионный возраст, тем большая сумма доходов должна откладываться, чтобы сохранить будущую пенсию. И Пенсионный фонд Российской Федерации уже сделал пособие, которое распространяется в школах, как будущая пенсия и от чего зависит. Я знаю, что были уже попытки проводить "Пенсионные часы" в школах. И в вузах мы регулярно выступаем, чтобы рассказать студентам, какие есть возможности.

Марьяна Торочешникова: А студентам это интересно?

Евгений Якушев: Ну, уровень пофигизма высок в целом. Нужна стабильность прежде всего, нельзя менять правила игры. Сейчас, если на протяжении жизни одного поколения несколько раз меняются правила пенсионного обеспечения, задумываешься, можно ли доверять государству, которое каждые 10 лет что-то меняет. Это, конечно, очень тяжело. Даже плохая, но стабильная пенсионная формула лучше, чем формула, которую каждые 5 лет меняют. Пенсионная система – это соглашение между поколениями, то есть нынешнее поколение работающих согласно часть своих доходов направлять на обеспечение пенсий. И работающим, которые платят налоги, очень важно сейчас понимать и быть уверенным в том, что новая молодежь им будет платить пенсию. Вот этой стабильности нет. И именно поэтому часть людей не хочет платить государству налоги. Стабильность очень важна для пенсионного обеспечения и вообще государственных решений.

Марьяна Торочешникова: В эфире Радио Свобода прозвучала передача "Человек имеет право".
Со мной в студии сегодня был председатель Совета фонда НПФ "Европейский пенсионный фонд" Евгений Якушев.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG