Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киевский издатель Виталий Капранов – о русской книге на Украине


Книжная выставка в Киеве

Книжная выставка в Киеве

Депутаты Верховной Рады Украины от партии "Свобода" предлагают установить пятипроцентную пошлину на импортную печатную продукцию. По замыслу авторов законопроекта, это приведет к увеличению на рынке доли украинских книг. Объем импорта книг на Украину составляет около 40 миллионов долларов, примерно половина этих книг – из России. Средства, полученные от взимания пошлины, депутаты собираются направить на обновление и развитие библиотечных фондов. В профессиональной среде эта инициатива вызвала критику. Я беседую с киевским писателем, совладельцем издательства "Зеленый пес" Виталием Капрановым.

– Вы издаете книги на русском языке или на украинском?

– Мы издаем книги на украинском языке, потому что издавать на русском смысла нет, это гораздо лучше делают в России. Наивно конкурировать с русскими в искусстве издавать русские книжки. Но мы чувствуем конкуренцию не столько с русскоязычной литературой, а с книгами, изданными в России и привезенными сюда в поездах и фурах, снятыми с прилавка в России. Украина, к большому нашему сожалению, в основном питается книжным секонд-хендом. Кое-какие новинки и у нас есть, конечно, но основную часть рынка занимают все-таки книги, снятые с русских прилавков. С подобными книгами украинским издателям сложно конкурировать – начиная от цены и заканчивая масштабом производства, масштабом рекламы. Украинские издатели вынуждены мигрировать в делянку рынка, которая не может быть захвачена российскими издателями: этнография, национальная литература, вопросы истории Украины. Неконтролируемый книгоимпорт из России загоняет украинского издателя в такой, знаете ли, радикальный сегмент рынка, потому что в других сегментах рынка его теснят.

– Речь идет о массовой литературе, о романах Марининой, Донцовой?

– Массовой русскоязычной литературой мы не можем заниматься, потому что она требует, во-первых, больших рекламных вложений, во-вторых, больших прилавков. Ни того, ни второго у украинских издателей нет. У нас массовой литературой может себе позволить заниматься разве что Клуб семейного чтения, есть у нас такой издатель-монополист, контролирующий больше 20 процентов рынка (это "дочка" немецкого издательства Bertelsmann).

– Есть смысл украинским издателям, исходя из рыночных параметров, переводить русскоязычную литературу на украинский?

– Такие примеры встречаются. Даже Акунина у нас переводили. "Даже" – потому что это массовая литература. С другими иностранными языками ситуация иная. Украинский перевод "Гарри Поттера", скажем, появился раньше русского, а во-вторых, сам перевод получше. Англоязычные бестселлеры имеет смысл переводить, потому что они продаются хорошими тиражами, тот же Стивен Кинг. А вот что касается переводов с русского языка, тут сложнее. Книги из "массовки", которые привозят фурами из России, естественно, смысла нет переводить – они и так приезжают. Но есть книги, которые до нас просто не доходят, потому что их невыгодно возить: они будут продаваться в Украине сотнями, ну, тысячей экземпляров, имеют узкий спрос. Украинский ученый или научный работник не имеет возможности покупать научные книги, потому что в Украине издавать их опять же в силу рыночных причин невыгодно. Рынок ограничивается "украинскими" отраслями знаний – история, этнография, политика. Нам часто приходится встречаться с научными работниками, и они говорят: я прихожу к вам на книжную выставку и еду, например, в Стамбул или в Варшаву, или в Петербург, и там я в магазине нахожу больше гораздо литературы, чем у вас на всеукраинской даже, международной книжной выставке. У нас ощущается сильный интеллектуальный голод: в силу неконтролируемого импорта возникает перекос в сторону "массовки". Но исключения, конечно, есть. Относительно новая книжка Виктора Суворова "Кузькина мать" переведена на украинский язык и с большим успехом продавалась. Сейчас наше издательство готовит новую книгу Суворова – и мы хотим, чтобы она на украинском вышла даже раньше, чем в России на русском языке.

– На ваш взгляд, книжный рынок Киева беднее книжного рынка Москвы?

– Что вы, смешно даже говорить! Беднее, чем книжный рынок какой-нибудь Тулы или Воронежа.

– Предложение ввести пошлину на российские книги, на тот самый секонд-хенд, который приходит из России, на ваш взгляд – правильное?

– Пошлинами нельзя регулировать интеллектуальный рынок. Пошлинами можно регулировать рынок унитазов, труб большого диаметра и малого диаметра. Во-первых, люди выбирают книги не в первую очередь по цене, поэтому введение пошлины ничего не решит по сути. Во-вторых, подорожание книг никому не интересно, потому что люди и так не особенно читают, честно говоря. Фактически сегодня надо украинский книжный рынок выстраивать по-новому. Надо поставить стратегическую задачу – перевод сюда издания книг, а не импорт из-за границы готовой продукции. В этом заинтересована любая страна – чтобы товар производился здесь, а не привозился из-за границы.

– Вы имеете в виду, что те же русские книги должны издаваться украинскими издательствами или филиалами российских издательств на Украине, на русском и на украинском языке?

– На каком хотят, на таком пусть и выходят, но нужно, чтобы они издавались тут. Это дает загрузку типографских мощностей, это дает рабочие места гуманитарной интеллигенции, особенно сильно страдающей в условиях большого экономического кризиса. Я не говорю про налоги от заработной платы, которые будут попадать в украинский бюджет, а не в российский. Во всем мире через границы путешествуют в основном права на издание. Если русские издатели хотят издавать книги на русском языке – пусть издают у нас. Но для того, чтобы русский издатель перенес сюда издательство, его к этому надо подтолкнуть. Если его не подталкивать, ему выгоднее в Твери напечатать 100 тысяч, из них 10 тысяч отправить в Украину, а 90 тысяч продать в России. Нужно сказать: друзья, мы рады вас видеть у себя, но, пожалуйста, пусть в этом году у нас 9 книжек привозится из России, а одна издается в Украине, а в следующем году давайте привезем 8, а 2 издадим тут. Кто их издаст – вы, ваши конкуренты – нас не интересует. Только так их можно подтолкнуть к тому, чтобы они перенесли издательский процесс в Украину. Они к этому готовы, потому что большие российские издательства уже имеют у нас филиалы и уже издают книжки. Это подстегнет и украинских издателей, потому что если русский издатель будет здесь издавать книги, то возрастет конкуренция. Это полезно всем. Просто нужно собрать российских издателей и сказать: ребята, извините, но у вас есть свои интересы, у страны есть свои интересы, давайте договоримся про цивилизованный механизм перевода изданий сюда. Да, вам придется немножко потратить денег на то, чтобы тут организовать издательский процесс, но это не так дорого, и вы это знаете. А дальше все решает рынок.

– У русских-то какой интерес экономический? Они скидывают вам сейчас второсортную литературу, избавляются от затоваривания складов, и все у них очень хорошо.

– Именно поэтому государство должно действовать методом не только стимулирования, но и ограничения. Государство должно сказать: ребята, извините, но у нас есть государственная политика, со следующего года будете вводить контролировано и немножко меньше. Давайте договариваться, чтобы без скандалов – развивайтесь тут, вот вам все условия, налогов у нас не платят издательства независимо от того, откуда они, из России или из Германии. Ради бога, развивайтесь, но у украинского государства позиция такая – мы хотим, чтобы книги издавались тут!

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG