Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Центробанк России: трансатлантический сдвиг


Президент Владимир Путин и будущий председатель Банка России Эльвира Набиуллина

Президент Владимир Путин и будущий председатель Банка России Эльвира Набиуллина

Банку предлагается примерить полномочия ФРС США, не освоив мандата Европейского центрального банка

На этот раз интрига продолжалась дольше обычного. Очередное заседание совета директоров Центрального банка России, на котором обсуждались его процентные ставки, растянулось 15 мая чуть ли не на целый день, хотя обычно итоги объявляются уже к полудню.

Тем не менее, его решение практически в точности повторило предыдущее, то есть заседания в начале апреля, когда основные ставки банка были сохранены, а снижены лишь по отдельным видам финансирования коммерческих банков – не самых значимым для них.

Решение по ставкам принималось исходя из противоречивой ситуации с экономическим ростом и инфляцией, заявил тогда председатель Банка России Сергей Игнатьев. Ровно через полтора месяца его сменит в этой должности Эльвира Набиуллина, бывший руководитель Министерства экономического развития, которое сегодня призывает трансформировать политику банка, вменив ему в обязанность и стимулирование экономического роста.

ДЕНЬГИ ЦБ

Центральный банк (ЦБ), как и в апреле, снизил на 0,25 процентного пункта ставки по относительно долгосрочным своим кредитам коммерческим банкам – в основном от трех месяцев до года, отмечает главный экономист “Номос-Банка” Кирилл Тремасов. По его словам, апрельское снижение не привело к расширению соответствующего фондирования банков. Скорее, наоборот: например, объем кредитов ЦБ под залог нерыночных активов в начале апреля составлял 374 млрд рублей, а теперь – лишь 110 млрд. То есть банки, несмотря на снижение ставок, этот инструмент используют мало.
Начиная с июля темпы роста российской экономики будут значить для Центрального банка несколько больше, чем сейчас

Для сравнения, по операциям РЕПО, то есть кредитам под залог ценных бумаг, их объем в отдельные дни может превышать 2 трлн рублей. Прежде всего по недельным РЕПО – главному источнику получения коммерческими банками средств ЦБ. Но по этим операциям ставки не менялись ни в апреле, ни теперь, в середине мая. “Соответственно, у банков не возникло дополнительной мотивации снижать и собственные ставки по кредитам”, – говорит Тремасов.

Объемы ликвидности, которую ЦБ предоставляет банкам на срок от 3 до 12 месяцев, весьма скромные, поэтому снижение ставок по таким кредитам и не дает ощутимого эффекта, соглашается главный экономист по России французского банка BNP Paribas Юлия Цепляева. “Но такое снижение, с одной стороны, несколько ослабляет критику в адрес Центрального банка, что он, мол, не проводит агрессивной денежной политики, а с другой стороны, намекает рынку на то, что ЦБ может снизить и другие ставки, более значимые ставки, как только это станет возможным”.

КРЕДИТЫ И ИНВЕСТИЦИИ

Одним из главных факторов поддержания определенных темпов экономического роста в любой стране являются инвестиции ее компаний и предприятий в собственное развитие, их называют внутренними инвестициями.
В России в общем объеме таких инвестиций доля банковских кредитов, привлеченных компаниями, остается весьма скромной: по экспертным оценкам – лишь 10-20%. Более значимыми источниками оказываются либо собственные средства и фонды материнских компаний, либо средства бюджетов тех или иных уровней, либо те, которые компании привлекают, продавая на долговом рынке свои облигации.

В России с весны прошлого года в целом держится “инвестиционная пауза“, а в последние месяцы наметилось даже сокращение этих инвестиций, поясняет Кирилл Тремасов, но связано это отнюдь не с высокими процентными ставками. “Думаю, что даже те, кто призывает Банк России снизить ставки, сами понимают, что проблема-то в не этом”.
В экономике не завершены важнейшие структурные реформы, причем в основном – по политическим причинам

Она шире и связана с двумя ключевыми факторами, полагает аналитик. Во-первых, текущая ситуация в мировой экономике, но особенно – кризис в Европе. Причем положение в европейской экономике, вопреки ожиданиям, пока не нормализуется. Более того, ее рецессия в этом году, как минимум, не ослабевает.

“В таких условиях российский бизнес просто не спешит активно вкладываться в собственное расширение: зачем, если кризис может грянуть в любой момент? – говорит Тремасов. – Ну а второй фактор – пресловутый общий инвестиционный климат в стране”.

Даже если представить, что Центральный банк снизит основные свои ставки и более того – его примеру последуют банки коммерческие, трудно предположить, чтобы эти ставки оказались бы ниже уровня инфляции, которая сегодня в России превышает 7% в год, напоминает главный экономист инвестиционной компании “Открытие” Владимир Тихомиров. Она может снизиться через пару месяцев, но все равно останется высокой.

“Принимая решение, обращаться ли к банкам за кредитами, компании учитывают не только их стоимость, хотя она важна, но и спрос на собственную продукцию или услуги. А поскольку спрос как в России, так и в мировой экономике остается весьма подавленным, можно предположить, что даже снижение Банком России своих главных ставок на 0,25 или на 0,5 процентного пункта вряд ли заметно оживит кредитование корпоративного сектора”.

Финансовый сектор – единственный в российской экономике, вернувшийся на докризисные темпы роста: в прошлом году они составили 15%. Основная активность пришлась на сектор потребительских кредитов, однако в сложившихся условиях можно попытаться добиться расширения и корпоративного кредитования, что подстегнуло бы общий экономический рост, считает Юлия Цепляева.
Для российской экономики устойчиво низкими можно считать темпы роста цен в 3-4% в год

По ее словам, главная причина нынешнего замедления внутренних инвестиций в стране – структурная, которую разрешить лишь более благоприятными для заемщиков ставками по кредитам не удастся. “Тем не менее, какое-то влияние это, безусловно, окажет. А правительство сейчас очень хочет видеть именно быстрый эффект. Работа по улучшению инвестиционного климата принесла бы более устойчивые результаты, но их придется ждать не один год”.

В нынешней ситуации в России снижение ставок Центрального банка не приведет к расширению инвестиционной активности компаний, а вот повлиять на потребительский спрос оно вполне может, прогнозирует Кирилл Тремасов. Если рост инвестиций в стране прекратился еще год назад, то потребительский спрос стал замедляться лишь недавно. Например, в апреле продажи легковых автомобилей сократились на 8% к уровню апреля прошлого года – такого не было со времен финансового кризиса. Да, проявился эффект высокой базы прошлого года, но уже в первом квартале нынешнего годовой прирост этих продаж фактически остановился.

Заметное ослабление потребительского спроса, видимо, представляет сегодня наиболее серьезную угрозу росту экономики в целом, продолжает Тремасов, снижение ставок могло бы на это повлиять, но – не на динамику инвестиций. Для этого необходимо сначала добиться замедления темпов роста цен. “Именно низкая инфляция в течение 3-5 лет подряд и обеспечит российской экономике более низкий, чем сегодня, уровень процентных ставок”.

ОТ МАНДАТА ЕЦБ – К МАНДАТУ ФРС?

В апреле Министерство экономического развития России понизило свой прогноз темпов экономического роста стране в 2013 году с 3,6 до 2,4%. И для их ускорения предложило, в частности, законодательно закрепить в качестве одной из целей монетарной политики Центрального банка стимулирование роста экономики. Через снижение им и удержание на “умеренном” уровне собственных процентных ставок, что, по замыслу инициаторов, должно побудить и коммерческие банки не повышать свои.
Доля банковских кредитов в инвестициях российских компаний составляет лишь 10-20%

Фактически речь идет о расширении зоны ответственности Банка России – вплоть до объемов мандата Федеральной резервной системы (ФРС), центрального банка Соединенных Штатов. Он включает не только поддержание стабильности финансовой системы или регулирование инфляции, но и, например, действия, направленные на сокращение безработицы в стране, что, по сути, подразумевает стимулирование экономического роста.

В апреле безработица в США составила 7,5% – это минимальный уровень за четыре последних года. Тем не менее, ФРС не намерена отказываться от мер финансового стимулирования экономики до тех пор, пока безработица не снизится до 6,5%. Меры эти включают сегодня не столько низкие процентные ставки (они остаются на минимальных уровнях уже пять лет), сколько регулярные покупки центральным банком государственных и ипотечных облигаций – на общую сумму 85 млрд долларов в месяц, то есть более 1 трлн долларов в год.

В отличие от ФРС США, мандат Европейского центрального банка (ЕЦБ) прямых мер стимулирования экономического роста не предусматривает. Иначе в сложившейся ситуации он давно бы их задействовал: экономика 17 стран еврозоны не может выбраться из рецессии уже шесть кварталов подряд. Ее сокращение прогнозируется и на нынешний год в целом.

Основной задачей ЕЦБ, с момента учреждения банка в июне 1998 года, считается поддержание стабильности единой европейской валюты за счет, в первую очередь, сдерживания инфляции, которая не должна превышать 2% в год. В апреле она составила 1,2%...
Финансовый сектор – единственный в российской экономике, вернувшийся на докризисные темпы роста: в прошлом году они составили 15%

Центральный банк России лишь в последние 2-3 года начал переход к политике инфляционного таргетирования, и завершить его планируется в 2015 году, отмечает Кирилл Тремасов. В 90-е и в нулевые годы главной целью ЦБ оставалась стабильность платежной системы и валютного курса. "И вот фактически посередине начатой им трансформации денежной политики Центральному банку предлагают: все, хватит бороться только с инфляцией, давайте еще и стимулируйте экономический рост, – продолжает эксперт. – Если это оформят и законодательно, то на ожиданиях низкой инфляции можно будет ставить крест. Для российской экономики устойчиво низкими следует считать темпы роста цен в 3-4% в год. Но сегодня, когда они превышают 7%, разговоры об изменении Центральным банком своей политики представляются порочными".

В действующем законе о Центральном банке России, принятом в 1995 году, его основной целью провозглашается поддержание стабильности рубля, добавляет Юлия Цепляева. И если ранее это означало прежде всего стабильность обменного курса, то со временем сама логика экономического развития подвела к тому, что под "стабильностью рубля" все чаще стали подразумевать низкую инфляцию.

Однако для правительства относительно высокие темпы роста экономики оставались непреложным приоритетом – как нечто, что показывает его реальные успехи, продолжает Цепляева, поэтому нынешнее замедление этого роста до 2-3% в год власти игнорировать просто не могут. "Размытые формулировки закона о том, что же является основной задачей ЦБ, в любом случае требуют внесения поправок. Так почему не провести более полную их ревизию? И включить де-юре не только таргетирование инфляции, но и стимулирование – в той или иной степени – экономического роста?.."
Работа по улучшению инвестиционного климата принесла бы более устойчивые результаты, но их придется ждать не один год

Такое расширение мандата центрального банка в нынешней ситуации в России просто неприемлемо, возражает Владимир Тихомиров. В экономике не завершены важнейшие структурные реформы, причем в основном – по политическим причинам. Это и регулируемые тарифы, и демонополизация экономики, и сокращение доли государства в ней, приватизация... "В условиях, когда в стране высока именно структурная инфляция, обязать ЦБ стимулировать экономический рост, обеспечивая доступность кредитов, будет фактически означать необходимость печатать новые деньги, разгоняя инфляцию, – поясняет Тихомиров. – То есть способствовать не ускорению экономического роста и выходу из стагнации, а наоборот, скатыванию экономики в рецессию".

Острые дебаты о новых формулировках закона о Центральном банке продолжаются. Министерство экономического развития, по словам Юлии Цепляевой из банка BNP Paribas, настаивает на формулировке
"... стимулировать экономический рост методами денежной политики". Сам ЦБ отстаивает более мягкий вариант, который сводится к тому, что задача Центрального банка – создавать условия для задействования методов экономического стимулирования.

"Какая из двух формулировок будет в итоге принята, неизвестно, – говорит Цепляева. – Однако новым председателем Банка России через полтора месяца станет Эльвира Набиуллина, бывший министр экономического развития. И, как мне представляется, начиная с июля текущие темпы роста российской экономики будут значить для Центрального банка несколько больше, чем сейчас".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG