Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Андрей Нечаев – о своей политической партии


Андрей Нечаев

Андрей Нечаев

Министерство юстиции России зарегистрировало пять новых политических партий, и теперь общее количество партий в стране стало равным 70. Три из пяти новых организаций, судя по титулам и программам, – левого и патриотического направления ("Возрождение аграрной России", "Социалистическая народная партия Отчизна" и "Партия возрождения России"); две – скорее правоцентристского толка, еще и с похожими названиями – "Гражданская позиция и "Гражданская инициатива". О том, на что в сегодняшней России может рассчитывать новая политическая партия, РС расспрашивает председателя "Гражданской инициативы", экономиста Андрея Нечаева.

– Любая партия организуется с одной единственной целью – приход во власть. Мы такую цель перед собой ставим и планируем принимать активное участие в выборах на всех уровнях, начиная от муниципальных советов. В качестве промежуточной цели – создание сильной влиятельной фракции в Государственной Думе.

– Вы думаете, у "Гражданской инициативы" может появиться потенциал для достижения этих целей?

– Мне кажется, такой потенциал уже есть. Мы провели достаточно сложный эксперимент – решили создать партию "снизу", из регионов. Не покупать людей, не покупать политтехнологов, а собрать единомышленников из регионов, которые разделяют наши идеи, которые обладают достаточными политическими амбициями, которые готовы активно работать. Поэтому, может быть, создание партии заняло целый год. Но зато я могу сказать, что это живая партия.

– Кого она объединяет?

– Это люди, которые сами отвечают за себя, которые отвечают за свою семью, которые не требуют и не ждут подачек от государства, а требуют от государства лишь строжайшего соблюдения правил игры. Это не какая-то отдельная группа: не предприниматели, не студенты, не женщины. Это люди, которые сами себя сделали.

– Очевидно, у вашей партии либеральная экономическая программа?

– Если говорить в традиционных терминах, то это либеральная или правоцентристская партия, но я предпочитаю называть ее партией нормальных, самостоятельных, ответственных людей. Что касается экономической программы, то мы считаем: тот тип экономического развития, та модель, которая выбрана и реализуется сейчас властями, ведет страну в тупик. У нас большое количество предложений по созданию нормального инвестиционного климата. Мы за рыночную конкуренцию. Мы за нормальный независимый суд, что является необходимым условием для экономического роста. Мы за частную собственность и за защиту собственности. Если хотите, можете считать это либеральной программой.

– Вы будете принимать участие в гражданском движении протеста или хотите быть спокойной "газетной" оппозицией?

– Нет, мы принимали участие (и я лично тоже) под своими лозунгами практически во всех протестных акциях начиная с июня прошлого года. Я считаю, что уличный протест как средство давления на власть, как средство побуждения к диалогу, чрезвычайно важен. Но, с другой стороны, мы – не партия бунтов и революций. Конечно, мы за то, чтобы произошла политическая реформа, чтобы изменение власти происходило в конституционном поле.

– Вы считаете, что в России есть политзаключенные – скажем, "узники Болотной", Ходорковский и Лебедев?

– Безусловно. Мы поддерживаем лозунг об освобождении политзаключенных. Поэтому мы как раз вполне единодушны с другими движениями, которые участвуют в протесте.

– Ваша партия даже по названию похожа на уже существующие политические организации – "Гражданская платформа" Михаила Прохорова, "Гражданская сила". В том, что вы говорите, угадываются кое-какие программные положения бывшего "Союза правых сил" и "Выбора России". Чем "Гражданская инициатива" от всего этого будет отличаться?

– Я внимательно слежу за разными политическими партиями. Мы не увидели для себя партии, которая бы отвечала нашим воззрениям, нашим интересам, нашим представлениям о том, в каком направлении должна двигаться страна и как этого добиваться. Поэтому вопрос в том, чтобы донести наши идеи до широкой публики, до избирателей.

– Например, с "Гражданской платформой" Михаила Прохорова вы не хотите как-то блокироваться?

– Как говорил Владимир Ильич Ленин, прежде чем объединяться, надо решительно размежеваться. Я не исключаю, что мы будем строить какие-то предвыборные блоки (но, напомню, блоки сейчас у нас запрещены законодательством). Еще один вопрос, как эти союзы будут на практике реализованы. Мы сейчас участвуем в переговорах по поводу выборов в Мосгордуму с несколькими партиями демократической ориентации. Что касается конкретно "Гражданской платформы", мне кажется, что Михаил Дмитриевич пока еще сам не определился с политическим будущим, зачем ему нужна партия. Я с ним встречался, не раз слышал его публичные выступления. Мне кажется, у него самого пока нет ясности относительно его политического будущего, относительно того, какие задачи он ставит перед собой, перед партией на политическом фронте.

– Кроме вас, кто лица новой партии?

– Мне кажется, что ее прелесть – новые лица. В этом есть определенный минус – отсутствие медийной узнаваемости, но, я думаю, что она рано или поздно придет. В политсовете "Гражданской инициативы" собраны разнообразные люди: начиная от руководителей некоторых общественных организаций, которые выступают против нацизма, национализма, и заканчивая довольно крупными предпринимателями, есть и наемные менеджеры. Мне кажется, в этом большой плюс. Мне хотелось бы, чтобы избиратель увидел новые лица.

– Людей типа Евгения Плющенко или Николая Валуева не собираетесь приглашать?

– Есть достаточно большое число деятелей культуры, которые поддерживают нашу партию. Мы предусмотрели в уставе создание федерального совета, в который, я надеюсь, все эти люди войдут. Но использовать в качестве "паровоза" имена, известные совершенно по другому поводу, не в политическом плане, а в силу достижений в культуре, спорте – мне кажется, это неправильный подход. Это неуважение к избирателю.

– Какой будет первая крупная общественно-политическая кампания, в которой "Гражданская инициатива" может заявить о себе как о новой силе?

– Минюст и налоговая инспекция достаточно тщательно относились к нашей регистрации, хотя мы работали очень быстро. Тем не менее, процесс организации немного затянулся. Сейчас перед нами стоит очень непростая задача – быстро зарегистрировать в региональных управлениях юстиции наши отделения для того, чтобы партия смогла принять участие в местных выборах этого года. Мне бы очень хотелось, чтобы мы успели выставить кандидатуры на выборах во Владимирской и Московской областях уже в этом году. Сейчас обсуждается вопрос о выдвижении нашего кандидата на выборах губернатора Забайкалья. Если мы успеем (а я на это очень рассчитываю) зарегистрировать региональные отделения, то, конечно, первая крупная акция – участие в выборах. Собственно, то, ради чего партия и создавалась.

– У вас нет опасений, что власти разрешили регистрацию вашей партии, что называется, для вида? После известных событий конца 2011-го – начала 2012 года власть пошла на уступки, либерализовано избирательное законодательство, в частности, законодательство о регистрации партий. Кремлю нужно, чтобы возникло что-то бутафорское и на правом фланге, и на левом. Но если вдруг вы начнете превращаться в сколько-нибудь влиятельную силу, вас тут же прихлопнут – не боитесь такого варианта?

– Я считаю, что в наших правых или правоцентристских партиях пока нет политических сил, которые представляли бы адекватных людей, исповедующих именно правые демократические, либеральные взгляды. Я считаю, что такая партия нужна, и вот мы пытаемся ее создать. А "прихлопнут – не прихлопнут" – мы же не муха, будем бороться.

– На какие источники финансирования вы рассчитываете? Вы упомянули, что в руководство партии входят предприниматели. Национальный праволиберально ориентированный бизнес будет помогать вам с финансированием?

– Пока партия финансировалась из личных средств членов оргкомитета. Конечно, мы ведем переговоры с предпринимателями и, в общем, встречаем определенный отклик.

– Вы – известный экономист, у вас есть государственные медали и дипломы. Вы – состоявшийся человек. Зачем вам идти в политику?

– Я очень люблю фильм, где была произнесена фраза: "За державу обидно". Мне недавно исполнилось 60 лет. Для меня партия – не дорогостоящее хобби, а совершенно серьезное дело. Я действительно считаю, что страна идет в тупик. Как человек, в некотором смысле приложивший руку к истории страны, создававший вместе с Егором Гайдаром основы рыночной экономики в начале 90-х годов, я абсолютно не удовлетворен той ситуацией, в которой оказалась сейчас страна, и тем вектором движения, который выбрала нынешняя власть. К сожалению, недостаточно просто давать экономические советы. Нужно самому приходить во власть.

– Когда вы говорите о тупике, что конкретно имеете в виду – "кровавый режим", персоналистский характер управления страной, отсутствие демократических свобод, условий для инвестиций, бедность населения? Что прежде всего вас волнует?

– Совершенно очевидно, что страна забуксовала. Исчерпал себя восстановительный рост 2000-х, базировавшийся на благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре. А та базирующаяся исключительно на сырьевом экспорте модель, которую пытаются реализовать власти, – это путь в никуда. Второе, что меня крайне смущает, это общий психологический климат в обществе. Власть взяла курс на закручивание гаек. Это и контроль над СМИ, и попытки контроля над интернетом, и ужесточение законодательства о митингах, и ужесточение законодательства об НКО. Фактически взят курс на свертывание зачатков гражданского общества. Резко возросло количество эмигрирующих из России активных людей, того самого креативного класса, который мог бы определять будущее страны и сделать Россию динамичной. Бед очень много вокруг, к сожалению.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG