Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эко-активист Константин Рубахин - о борьбе с никелем за Хопер


Драка на Хопре. 13 мая 2013 года

Драка на Хопре. 13 мая 2013 года

В Воронежской области продолжаются протесты против разработки Еланского никелевого месторождения. Геологическую разведку неподалеку от города Новохоперск и Хоперского заповедника проводят подрядчики Уральской горно-металлургической компании. После жестокой драки участников движения протеста и сотрудников ЧОП "Патруль", в которой пострадали не менее десятка человек, здесь ждут депутатов Государственной Думы и вообще – правды из Москвы. Один из активистов протеста голодает. Митинги против добычи никеля в Воронеже и Новохоперске собирают тысячи участников. Воронежские и урюпинские казаки минувшей зимой стояли лагерем в поле под Новохоперском, чтобы помешать геологическим работам. О претензиях местного населения к капитанам российской цветной металлургии РС рассказал координатор "Движения в защиту Хопра" Константин Рубахин.

– Кроме расположенного неподалеку от предполагаемой зоны добычи никеля Хоперского заповедника местные жители защищают места своего обитания. Проблема возникла давно: люди активно протестуют уже больше года. Как только в конце 2011 года стало известно о том, что здесь будет проводиться разведка и разработка никелевых месторождений, местные жители, даже без всяких оценок геологов и экологов, стали возмущаться. А потом активисты и ученые подключились к этому вопросу и стали анализировать то, что уже и так практически очевидно: в центре России на элитных черноземах вблизи заповедных земель, в традиционных районах сельского хозяйства, вдруг станут добывать никель, начнут разрабатывать цветные металлы… Специалисты говорят: здесь очень сложное залегание горных пород, и если начать вытаскивать из-под земли руду и строить здесь шахты, то пострадает огромное пространство, пострадает социальная структура, пострадает природа, пострадает экономическая структура. Проект рассчитан на 40 лет. Так вот через полвека здесь не будет ни экологии, ни земледелия. Общественный уклад, который складывался веками, погибнет. Ну создадут для комбината 2-3 тысячи рабочих мест, но в основном люди, которые здесь издавна занимались сельским хозяйством, будут не нужны.

– А как же экономические интересы страны? Стране ведь нужны цветные металлы, рабочие места, экономическое развитие. Есть какие-то нарушения законодательства, на которые указывают защитники окружающей среды в Воронеже?

– Мы считаем: коренная ошибка в принятии решения со стороны власти – до проведения конкурса на разработку месторождения не было сделано ни экологического обоснования, ни экономического обоснования, ни социального обоснования проекта. Мы считаем, что даже неглубокий анализ этих компонентов показывает губительность идеи никелевого рудника. Возьмем, например, экономический аспект. По расчетам Уральской горно-обогатительной компании, которая выиграла конкурс на разработку месторождения в минувшем году, за 40 лет она получит прибыль порядка 10 миллиардов долларов при цене на никель в 23 тысячи долларов за тонну. Но сейчас цена за тонну никеля примерно 14-15 тысяч долларов! Уже сейчас мы понимаем, что эта работа не очень рентабельна. А что если на середине пути окажется, что добывать никель здесь нерентабельно, а шахты уже появятся и природе будет нанесен непоправимый ущерб. Законсервировать такое строительство очень тяжело. Начнется то, что эксперты называют экологическим демпингом – экономия средств на экологической безопасности.

С точки зрения концепции устойчивого развития страны и программы продовольственной безопасности, которую подписал Дмитрий Медведев, – это еще более нецелесообразно. Все больше в мире приходят к мнению, что новые месторождения разрабатывать особенно в таких регионах просто нельзя. Природные ресурсы не возобновляемы, такие как пресная вода, как чернозем. Их нельзя уничтожать, они становятся все дороже и дороже. Такого рода разработки нецелесообразны: земля становится все дороже и дороже, а металл становится все дешевле и дешевле. Разработки никеля выгодны не стране, а небольшой группе людей, которые лоббировали этот проект. Большинство протестующих ушли бы из протеста, если бы понимали, что такие месторождения нужны стране. Но на самом деле добываемый в России никель почти целиком продается за рубеж. Ни экономически, ни экологически, ни социально это дело нецелесообразно.

О социальном аспекте, кстати, можно отдельно сказать. Здесь люди веками живут. Здесь сложилась ответственность перед природой, друг перед другом. Если человек, который здесь живет, сделал что-то плохое – ему намажут дегтем ворота и внуков его через поколения таким поступком будут дразнить! И что же, здесь появятся рабочие без этого чувства ответственности, с иным отношением к чужому окружающему миру – сегодня приехал, завтра добыл металл, послезавтра уехал?..

– Несколько дней назад произошло столкновение участников движения протеста с сотрудниками ЧОП "Патруль". Насколько я понимаю, вы разбили палаточный лагерь рядом с участком, на котором намереваются построить бараки для рабочих и где будут брать пробы грунта?

– Это участок, примерно площадью 500 квадратный метров, огорожен забором. Там монтируют бурильные установки и заливают фундамент в нарушение Земельного кодекса, поскольку это земли сельхозназначения. Это все посередине черноземного поля. Земли, насколько мне известно, давно арендовала аффилированная с УГМК компания "Агроресурс", но участок, который они пытаются сейчас под разведку отрядить, арендован с целью сельскохозяйственного использования. В договоре аренды четко написано: цель аренды – производство сельскохозяйственной продукции. Это у них сейчас там такая посевная идет: вкопали 500 столбов, залили бетонное основание посреди пахотной земли! А ЧОП нанят разработчиками.

Лагерь на протяжении двух дней мешал незаконным работам, причем на нас уже составляли протокол за административное правонарушение. Согласно земельному кадастру, здесь проходит дорога общего пользования. Так вот рабочие выходят и начинают разметочные колышки вставлять в эту дорогу, чтобы ее перегородить забором. А мы выдергиваем колышки из общей дороги. На меня в итоге составляют протокол об административном правонарушении – за самоуправство. Исходя из таких фиксаций наших якобы правонарушений, УГМК всегда может сказать: нам мешают работать – и за каждый день простоя выставлять гигантские иски. Я думаю, что как раз сейчас эти иски и готовятся.

Конечно, появление лагеря сильно напрягло и ЧОП, и разработчиков. Не очень понятно – кто 13 мая драку начал, но в толчее первые удары посыпались после того, как один из чоповцев схватил женщину за шею (у нас это зафиксировано на фотографиях) и удушающим приемом бросил на землю. Конечно же, тут же все кинулись на защиту. Сильно избили атамана казачьей автономии Игоря Житнева – он потерял сознание, тяжелое сотрясение мозга, сейчас лежит в больнице, возбуждено уголовное дело. Но в то же время ЧОП пытается настаивать на том, что мы прорывались на огороженный участок. Хотя на фотографиях и видеозаписях видно, что на участок они потом, после того как ударили Игоря, затащили еще трех активистов и там избили.

– Этот прискорбный случай получил довольно широкую огласку. Началась кампания в прессе, собирают подписи под петициями с требованиями к властям разобраться. Что-то за минувшие после столкновений дни власти сделали? Может быть, из Москвы уже проверяющие прилетели?

– Мне сегодня позвонили из Министерства юстиции и сказали, что общественное движение "В защиту Хопра" не сдало отчет, за что мне теперь будет штраф. Здесь присутствует огромное количество полиции. После самого первого столкновения местных жителей с геологами, еще зимой, у активистов протеста проводились обыски. Заявления в полицию на нас пишут и ЧОП, и собственники, и все на свете. Пока власть среагировала так, как она умеет. Но все-таки мы надеемся на поддержку, сюда скоро приедут три депутата Государственной Думы, в том числе глава Комитета по природопользованию Владимир Кашин. Нас поддерживает Совет при президенте России по правам человека и развитию гражданского общества, мы написали письмо с просьбой об объективном изучении материалов этого дела.

– В защиту родной земли под Новохоперском объединились представители разных групп населения – казаки, у которых свои традиционные взгляды на жизнь, и экологические активисты – дети креативного класса, и горожане, и сельчане? Как вы налаживаете взаимоотношения?

– Когда есть конкретные задачи, то люди объединяются, невзирая на социальную и любую другую принадлежность. Мы объединились. Я защищаю свою землю, потому что это моя родина, это место, из-за которого я никогда не покину Россию. Экологам местные жители всегда рады, потому что они знают, как бороться, знают, за что бороться, объясняют людям настоящие риски, могут подтянуть специалистов и ученых. Для решения общей задачи люди готовы вместе работать.

– Насколько известно, один из участников протеста, казак, объявил голодовку протеста против разработки месторождения…

– Больно смотреть, как этот человек страдает. Александр Долгопятов, представитель национальной казачьей культурной автономии, сидит сейчас на площади в Новохоперске в палатке. Он не принимает пищу вообще, только воду пьет. Его пытается всячески согнать с места администрация, угрожают арестовать на 15 суток, поскольку, по мнению полиции, находиться в палатке после 22 часов запрещено. Давление не прекращается, но Долгопятов намерен голодать до остановки проекта, – говорит Константин Рубахин.

Геологоразведочные работы – если они не будут остановлены – планируется завершить в 2016 году. Якобы только после этого УГМК примет решение о том, разрабатывать ли Елагинское месторождение или оставить воронежские земли в покое. Но местные жители в это не верят.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG