Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ненайденные убийцы Ногина и Куринного


Открытие мемориала на месте гибели Виктора Ногина и Геннадия Куринного

Открытие мемориала на месте гибели Виктора Ногина и Геннадия Куринного

В Загребе хорватская полиция в понедельник отпустила из-за недостатка улик бывшего бойца военизированной милиции самопровозглашенной Республики Сербская Краина Илию Чизмича, задержанного в прошлую пятницу по подозрению в причастности к громкому убийству почти 22 года назад журналистов телекомпании "Останкино" – корреспондента Виктора Ногина и оператора Геннадия Куринного.

Уже в 1992 году было выяснено, что Ногин и Куринной были застрелены 1 сентября 1991 года в окрестностях пограничного города Костайница группой из примерно 15 сербских милиционеров под командованием Ранко Бороевича. Существуют две главные версии преступления – журналистов могли убить, приняв их за хорватских шпионов, чтобы уничтожить сделанные ими видеозаписи скрытых позиций сербских формирований, готовившихся к наступлению, либо просто с целью ограбления.

Тела журналистов не найдены до сих пор, их автомобиль был сожжен. Почти все сербские милиционеры, участвовавшие в убийстве, в том числе их командир Ранко Бороевич, впоследствии погибли в сражениях на территории бывшей Югославии в 1990-е годы. Расследованием преступления и поисками тел убитых без успеха занимались поочередно советский и российский МИД, Красный Крест, Служба внешней разведки, Генеральная прокуратура, комиссия Госдумы и несколько известных российских журналистов.

На месте гибели Виктора Ногина и Геннадия Куринного в 2011 году был поставлен памятный камень. Как рассказывает хорватский журналист Владо Вурушич, по политическим причинам этот мемориал вызвал недовольство в Белграде и Москве – из-за надписи по-хорватски "Здесь члены сербских военизированных подразделений злодейски убили русских журналистов". В надписи рядом на сербском языке этих слов нет. Вот что Вурушич рассказал об одном из последних подозреваемых в убийстве, который был отпущен из-под стражи:

– Илие Чизмичу 56 лет. Он был заместителем Ранко Бороевича, командира одного из отрядов сербских военизированных формирований в Хорватии в 1991 году. Он обвиняется в том, что участвовал в обстреле машины, в которой находились советские журналисты Виктор Ногин и Геннадий Куринной. Все это время он жил в Боснии и Герцеговине, вернее в Республике Сербской, в пограничном городке, который находится на границе с Хорватией. В прошлую пятницу он появился в суде в Загребе, где подал в суд на одного журналиста хорватской газеты Jutarnji list, писавшего об убийстве Ногина и Куринного и упомянувшего его как одного из участников. Он пришел в здание суда со своим адвокатом – и там, когда полиция узнала, что Чизмич находится здании, тут же его и арестовали прямо в зале суда. Но через два дня его отпустили, против него не смогли найти никаких прямых улик.

– В чем сложность этого дела? Что стало с большинством людей, которые считаются либо преступниками, либо свидетелями убийства?

– Уже совершенно ясно, что двух журналистов 1 сентября 1991 года убили именно сербы, в районе города Костайница на границе с Боснией и Герцеговиной. Ранко Бороевич погиб в 1992 году, но уже через некоторое время стало известно, что именно он командовал убийцами. В Хорватию приезжала комиссия из Государственной Думы, ее члены разговаривали со многими людьми – и с хорватами, и с сербами, но ничего существенного, и, главное, останков Ногина и Куринного, пока не нашли. Установлен лишь самого факт, что их убили именно сербские бойцы.

– Насколько часто сегодня в Хорватии, в Сербии, в Республике Сербской, вспоминают это событие?

– Каждый год 1 сентября в городе Костайница проходят траурные мероприятия. Ногину и Куринному даже поставлен памятник, но вокруг него возникла полемика, потому что на самом памятнике прямо написано, кто и как их убил. Хотя представители российского посольства при открытии памятника присутствовали, из-за этой надписи они не хотели давать никаких комментариев. Когда арестовали Илию Чизмича, я позвонил в российское посольство – мне ответили, что, естественно, никаких комментариев не будет, но что российская сторона надеется, что хорватское правосудие сделает свое дело беспристрастно.
В Хорватии время от времени пишут и говорят о том, что случилось. Дело в том, что во время войны в 1990-е и хорватскую сторону обвиняли в гибели двух советских журналистов. Но потом оказалось, и это подтвердила комиссия из Москвы, что к их убийству все-таки причастна сербская сторона. На их машине "Опель" разъезжал тот самый Ранко Бороевич, который потом погиб. А еще позже, когда уже поднялась шумиха вокруг исчезновения журналистов, когда Россия захотела узнать, что случилось с Ногиным и Куринным, эту машину нашли сожженной, а внутри – три трупа. Но далее выяснилось, что это были хорватские пленные – их тела подсунули, чтобы замести следы…
XS
SM
MD
LG