Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В понедельник газета "Вашингтон пост" сообщила о попытке американской прокуратуры отнести к криминальной традиционную журналистскую практику сбора информации. Газета обнародовала обвинительное заключение по одному из дел об утечке засекреченной информации, заведенных прокуратурой в последние годы, в котором действия Джеймса Розена, журналиста телеканала "Фокс", квалифицируются как соучастие в преступной деятельности.

Работа журналиста "Фокс" Джеймса Розена вызвала интерес у прокуратуры во время расследования истории о появлении на сайте телеканала в июне 2009 году информации о содержании секретного доклада ЦРУ, касавшегося Северной Кореи. Вывод аналитиков ЦРУ, что Пхеньян, скорее всего, ответит ядерными испытаниями на новые санкции Совета Безопасности ООН, едва ли прозвучал как большое откровение, но американские спецслужбы, судя по всему, восприняли как удар ниже пояса мгновенную утечку информации о засекреченном докладе, доступном лишь узкому кругу профессионалов разведки.

Данные о нем на сайте "Фокс" появились через два часа после того, как ЦРУ ознакомило с документом представителей других служб безопасности. Вероятный виновный в разглашении секретов был выявлен довольно быстро, обвинения были предъявлены Стивену Киму, эксперту Госдепартамента. В отличие от другого подобного шумного дела, в ходе которого спецслужбы получили данные о телефонных звонках и электронной переписке двадцати журналистов агентства "Ассошиэйтед Пресс", действия корреспондента "Фокс" представлены в обвинительном заключении как действия участника шпионской операции. Реджинальд Рейес, агент ФБР, возглавляющий расследование, так описывает действия сотрудника Госдепартамента и журналиста в день появления данных о докладе: "Господин Ким покинул здание Госдепартамента в 12.02, вслед за ним в 12.03 из здания вышел репортер. Ким вернулся в помещение в 12.26, репортер – вскоре после него в 12.30". Это, по словам следователей, дает основания предположить, что у них состоялась встреча. Статья появилась на сайте "Фокс" через два часа после этого вероятного свидания. Согласно данным следствия, обвиняемый и журналист обменялись несколькими закодированными электронными сообщениями.

Агент ФБР, автор обвинительного заключения, делает вывод: корреспондент "Фокс" нарушил закон "по меньшей мере выступив в роли помощника, подстрекателя или сообщника". Иными словами, журналист, получивший информацию о секретном докладе, является шпионом, поскольку ответственность за разглашение секретов предусмотрена лишь законом о шпионаже, принятом во время Первой мировой войны. Попытка беспрецедентной криминальной трактовки обычной журналистской практики вызвала гневную реакцию "Фокс". Как заявил представитель самого популярного в стране телеканала, редакция возмущена, что их корреспондента, занимавшегося профессиональной деятельностью, называют потенциальным сообщником обвиняемого, проходящего по уголовному делу. "Мы намерены безоговорочно защищать право нашего репортера действовать как представителя прессы, которая до сих пор была свободной".

Эксперты, впрочем, считают, что министерству юстиции, в ведении которого находится ФБР, даже при желании не удастся, что называется, найти статью, под которую можно подвести деятельность журналиста, предающего гласности государственные секреты. Вот что говорит Джон Пайк, глава американской исследовательской организации "Глоубал Секьюрити":

– У нас нет законов, согласно которым человеку запрещено держать у себя засекреченную информацию, попавшую ему в руки. Гриф "секретно" имеет силу только для работников государственных структур. Иными словами, преступными считаются действия лиц, обладающих допуском и разглашающих секреты, несмотря на то что они обязаны хранить их. Суды до сих пор защищали право прессы на публикацию секретной информации. Помимо этого, в свое время министерство юстиции завело дело против нескольких работников организации, защищающей израильские интересы в США, обвинив их в обладании американскими секретными документами. Обвиняемые были оправданы. Я не думаю, что увенчается успехом любая попытка осудить журналиста за получение засекреченной информации, если такая попытка будет предпринята. Наши газеты полны сведений, которые правительство считает секретными. Преследование журналистов за сбор подобной информации приведет к закрытию газет.

Несмотря на инстинктивное желание правительств от обеих партий удержать прессу на дистанции от государственных тайн, право средств информации разоблачать правительственные секреты неизменно торжествовало над правом правительства защищать то, что оно считает секретами. Даже во время Первой мировой войны, одобрив закон о шпионаже, Конгресс отказался ввести временную государственную цензуру в газетах и журналах. Администрация Обамы обратила небывалую энергию на преследование тех, кто разглашает государственные секреты, подсчитано, что министерство юстиции завело за четыре с небольшим года больше уголовных дел по этой статье, чем почти за сто лет существования закона о шпионаже. Но сам президент Обама не позволяет себе намека на необходимость ограничить возможность журналистов собирать информацию. Наоборот, он призывает принять закон, гарантирующий такие права прессы. Между тем, федеральная прокуратура в Вашингтоне, обвинившая в разглашении государственной тайны бывшего сотрудника Госдепартамента Стивена Кима, заявила, что никому другому, включая репортера, обвинения предъявлены не были. Но это разъяснение вряд ли успокоит прессу. Ведь никогда прежде в обвинительном заключении журналист, собирающий информацию, не упоминался в роли соучастника преступления.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG