Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взрывы в Махачкале и спецоперация в подмосковном Орехово-Зуево в очередной раз заставили экспертов размышлять, насколько эффективны усилия спецслужб по предотвращению террористических актов

Взрывы в Махачкале и спецоперация в подмосковном Орехово-Зуево в очередной раз заставили экспертов размышлять над тем, насколько эффективны усилия российских спецслужб по предотвращению террористических актов.

21 мая в Махачкале, где накануне в результате двух взрывов четыре человека погибли и свыше 50 были ранены, сотрудники спецслужб обнаружили и обезвредили еще одну бомбу, прикрепленную к днищу машины полицейского.
Взрыв, прогремевший в понедельник у здания регионального управления Федеральной службы судебных приставов, мог быть направлен против сына мэра Махачкалы Саида Амирова Далгата, который возглавляет ведомство и работает в этом здании, предполагают местные силовики.

В понедельник сотрудники спецслужб во время спецоперации в подмосковном городе Орехово-Зуево застрелили двух подозреваемых в подготовке теракта в российской столице и ранили еще одного. Национальный антитеррористический комитет называет их боевиками и утверждает, что они были членами организации "Исламское движение Узбекистана" и планировали взрывы в Москве, и за ними наблюдали целый месяц.

Одновременно изданию "Московский комсомолец" удалось узнать, что эти люди приехали в Подмосковье из Башкирии. Журналисты поговорили с хозяйкой квартиры, сдававшей ее мужчинам: по словам пенсионерки Галины Щепоткиной, один из них, Юлай Давлетбаев, был родом из Стерлитамака. Еще один из предполагаемых террористов представлялся соседям как Юрий Соломонович. Им было на вид по 30 лет. По словам квартирной хозяйки, 5 мая в квартире был взрыв, от которого никто не пострадал. Жильцы тогда сказали, что у них взорвался чайник на плите, но теперь все соседи думают, что они проводили какие-то эксперименты со взрывчаткой.

В Орехово-Зуеве на месте события побывали наши коллеги Анастасия Кириленко и Никита Татарский – и никаких следов масштабной контртеррористической операции не обнаружили. Поговорив с разными жильцами в округе, журналисты "Радио Свобода" выяснили, что предполагаемые террористы поселились в этом доме примерно три месяца назад. Все трое говорили по-русски чисто, без акцента, их поведение не вызывало у соседей никаких подозрений.

Чеченский политолог, специалист по антитеррору Руслан Мартагов, полагает, что к информации Национального антитеррористического комитета о ликвидации группы боевиков в Орехово-Зуеве нужно относиться с осторожностью: российская власть периодически докладывает обществу о громких успехах на ниве борьбы с терроризмом, но часто эта информация носит характер явной пропаганды. По мнению Мартагова, настоящая борьба с терроризмом в России не ведется и теракты, к сожалению, будут происходить и дальше. Причем не только на Кавказе, но и в других российских регионах, включая Московский. Оценивая работу российских спецлужб, Руслан Мартагов замечает, что иногда силовые ведомства демонстрируют высокий уровень профессионализма, но, к сожалению, делают это не часто.

"Дело в том, что терроризм во всех его проявлениях выгоден российской власти. Он оправдывает все ее необоснованные действия по ужесточению законодательства, нарушению Конституции и силовые методы решения любых проблем. Без образа страшного врага, с которым российская власть борется, не жалея сил, ее авторитет сильно пошатнется, – считает Руслан Мартагов.

Военный обозреватель "Независимой газеты" Владимир Мухин практически не оспаривает достоверность истории спецоперации в Орехово-Зуеве. Его немного настораживает то, что, по версии спецслужб, за потенциальными террористами наблюдали почти месяц, но при задержании почему-то застрелили, вместо того чтобы попытаться взять их живыми. Владимир Мухин также полагает, что активность террористов в разных регионах России, в частности на Кавказе, к сожалению, не спадет: российская власть пытается бороться там с террором, наращивая военное присутствие в регионе, тогда как требуется решать социальные проблемы:

"Уровень безработицы на Кавказе в несколько раз превышает среднероссийский: в Дагестане он составляет 20, в Ингушетии – 40, а в Чечне – 50 процентов. Эти-то безработные и приводят в действие взрывные устройства в российских городах", – считает Владимир Мухин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG