Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скончался Петр Тодоровский


Петр Тодоровский – автор около 20 художественных фильмов

Петр Тодоровский – автор около 20 художественных фильмов

Знаменитый советский и российский кинорежиссер Петр Тодоровский скончался сегодня в одной из московских больниц на 88-м году жизни, сообщил агентству "Интерфакс" первый секретарь Союза кинематографистов России Сергей Лазарук.

Петр Тодоровский родился в августе 1925 года на Украине, в 1944 году попал на фронт, был ранен, войну закончил на берегах Эльбы. Награжден орденами Отечественной войны I и II степени.

Завершив военную службу в 1949 году, Петр Тодоровский поступил на операторский факультет ВГИКа, после окончания которого работал как оператор, а затем и как кинорежиссер. Среди его главных кинолент: "Городской романс", "Любимая женщина механика Гаврилова", "Военно-полевой роман", "Анкор, еще анкор", "По главной улице с оркестром". Некоторые его работы были основаны в том числе и на фактах личной биографии.


Петр Ефимович Тодоровский представляется мне каким-то волшебным человеком из мира великих стариков, к которому, например, принадлежал его друг Александр Володин. Они умели создавать большие объемы историй о маленьких людях послевоенного времени, наполняли их абсурдом и горечью, одновременно эротическим напряжением и эротической же лихостью, они занимались тайной чувств.

Тодоровский – фронтовик, боевой офицер, орденоносец. Герой и персонаж хрущевской оттепели, друг всех неформальных знаменитостей той поры.
Петр Тодоровский один из столпов отечественного кино, мастер с неповторимой интонацией, и слово "интонация" кажется ключевым для всего его творчества, он не только режиссер, он еще и чудесный композитор, гитарист-виртуоз, владеющий ретро-стилем как бог. Существует даже целая легенда о том, как он стал музыкантом. Командир полка, где он служил, отправил его учиться в консерваторию, хотя никакого музыкального образования у Тодоровского не было. Эта история легла в основу его фильма "По главной улице с оркестром".

Интонация Тодоровского легка и иронична – казалось бы, странное дело для режиссера, который прошел войну и делал фильмы о войне. Но войну и послевоенные события он показывает не как суровый народный подвиг, а как частные истории – смешные и печальные. Интонация Тодоровского может быть еще и щемящей. Герои "Военно-полевого романа" или фильма "Анкор, еще анкор!" – прежде всего герои-любовники, не только военнослужащие.
Когда мы говорим о режиссерском наследии Петра Тодоровского, кому-то вспомнится "Любимая женщина механика Гаврилова", кому-то "Интердевочка" с Еленой Яковлевой, где при помощи разных уловок была снята первая эротическая сцена в перестроечном кино. Тодоровский любуется своими героинями и в минуты их успеха и власти над мужчинам, и в минуты отчаяния и падения. Его героини легкомысленно слушают фокстроты и танго или даже танцуют это танго втроем, они могут быть жалкими и несчастными, превращаясь из фронтовых королев в торговок пирожками. В одном они похожи: они созданы любящим их мастером, и они живут в мире мужчин, которые не всегда могут сделать их счастливыми.

Петра Тодоровского вспоминает писатель Владимир Войнович, они дружили много лет.

– Он делал фильмы о той жизни, которую хорошо знал. И они были всегда искренние, совершенно без фальши. И таким человеком он был тоже – простым, скромным, не заносчивым, приветливым. Еще о его талантах, кроме режиссерского, надо обязательно сказать: он был замечательным музыкантом, композитором, гитаристом-самоучкой виртуозом. Он был очень знаменит и мог бы зазнаться, держаться высокомерно. Но этого в нем и следа не было. Добрый, добродушный, с чувством юмора. В его компании всегда было огромное удовольствие находиться.

– А вы с ним когда-нибудь говорили о фронтовых временах?

– Он иногда рассказывал довольно страшные вещи. У него в одном из фильмов есть такой эпизод. Когда он окончил училище и попал на фронт, почему-то он остался без шинели, ему старшина сказал: ничего, сейчас добудем. У какого-то убитого человека огромного роста взяли, обрезали эту шинель. Это страшно выглядело. Ему самому было страшно это рассказывать. При этом он был веселым, компанейским, любил шутить. Я просто не представлял, как он был на войне, потому что он был на передовой. Я говорю: "Как же?! Ты там был командиром взвода. Солдат ведь поднимать в атаку не всегда, наверное, было просто?" Он говорил: "Да, бывало, приходилось предпринимать какие-то суровые действия". Я совершенно не мог себе представить, как этот человек мог быть когда-нибудь суровым. Наверное, был, война есть война.

– У вас есть его любимый фильм или любимый герой?

– Я очень люблю "Анкор, еще анкор!". Я сначала недооценил "Военно-полевой роман". Я помню, я ему сказал это, и он огорчился, потому что это, наверное, его самый любимый фильм. Я потом пересмотрел, позвонил и говорю: "Петя, я ошибся". Не потому, что я хотел ему угодить, а я просто проникся этим фильмом. Знаменитая "Интердевочка", конечно. Но мне больше близки его фронтовые, военные фильмы.

Как личную потерю воспринимает уход Тодоровского режиссер Вадим Абдрашитов.

– Да, таких фигур по яркости личности, по масштабу творчества, да и характера тоже не могу просто назвать. Петр Ефимович – совершенно уникальный человек с уникальной творческой биографией. Тут совершенно недавно показывали "Верность" по телевидению. И в картине Марлена Хуциева "Был месяц май" он блистал: яркий, красивый, умный, мудрый. Люблю его картины, чрезвычайно уважаю как личность и очень нежно к нему отношусь. Его уход – личная для меня потеря. Мы были в очень хороших отношениях. В ответ чувствовал его дружелюбие и открытость. Любая его картина – это всегда любовь к жизни. Как он говорил, жизнь забавами полна, играми. Любая его картина – это всегда любовь к жизни, любопытство, интерес к ней. А поскольку он был замечательным, настоящим художником, он и меня как зрителя заражал этим интересом и этой любовью к жизни. Поэтому так его зрители любили. Поэтому так его уважали коллеги. Еще хочу сказать, что он был совершенно свободным человеком в том смысле, что не принадлежал ни к каким группировкам, никогда не выступал с какими-то бранными или, наоборот, покаянными речами с трибун. Он вел себя абсолютно при всей коммуникабельности отдельно, сохраняя себя как художника. Его уход – это огромный удар по отечественной культуре. Это поколение, прошедшее войну, столько привнесло в литературу, в кинематограф, в театр. И вот они уходят, не понимая, кто идет следом, что это будет за культура, что это будет за страна.

В 2010 году Петр Тодоровский был гостем программы "Лицом к лицу" на Радио Свобода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG