Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Воскресный выпуск программы телеканала НТВ "Центральное телевидение" был посвящен премьер-министру России Дмитрию Медведеву. В интервью ведущему программы Вадиму Такменеву Медведев прокомментировал, в частности, циркулирующие слухи о скорой отставке его кабинета: "Отставка правительства обязательно состоится, какие сомнения в этом. Обязательно будет, вопрос в том – когда? И это всегда тот вопрос, который будет интересовать нашу политическую сферу до тех пор, пока у нас правительство и президент являются разными составляющими власти, когда президент – гарант Конституции, а правительство – высшая исполнительная власть".

Глава фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов полагает, что выход в эфир передачи с участием Медведева продемонстрировал относительную устойчивость положения нынешнего главы правительства России.

– Сам факт появления интервью председателя правительства в программе НТВ "Центральное телевидение", что это – попытка Медведева защититься от возможного увольнения?

– Я думаю, что сам факт появления программы о Медведеве – скорее сигнал, что у Медведева-чиновника все хорошо. Другое дело, что Медведеву по-прежнему некомфортно в роли чиновника. Он пытается вспоминать о тех временах, когда он был политиком, поэтому стремится к какой-то публичной активности. Но индикатор – это прочность положения Медведева-чиновника.

– А почему вы считаете, что у него все хорошо, если он сам фактически заговаривает о возможности своей отставки, отставки всего кабинета министров?

– Мне кажется, что сама стилистика передачи, сам тон показывают: "вы моей отставки не дождетесь, вы не дождались отставки министров или премьера в связи с годовщиной работы правительства, дальше у меня будет все хорошо. Чем меньше я веду себя как политик, тем у меня будет все лучше". Неслучайно Медведев не пытается намекать на какие-то новые ожидания вокруг себя, не пытается заявлять о своей особой позиции по каким бы то ни было вопросам. Поэтому передача – это символ того, что Медведев не претендует на роль собирателя ожиданий. Другое дело, что таким собирателем ожиданий он с сентября 2011 года им и не является. Но понимание этого пришло к Медведеву не сразу.

– И все-таки, это желание продемонстрировать Владимиру Путину, что ситуация такая, как вы ее описали? Или это действительно так и есть на самом деле?

– Я думаю, что, скорее всего, Медведев хочет показать истеблишменту и населению, что от него пока отстали, что вопрос отставки правительства на повестке дня не стоит и он себя чувствует довольно уверенно и раскованно, хотя подчеркнуто присягает в политической лояльности. Думаю, что такая картинка на сегодня от истины недалека.

– Для вас существует различие между отставкой самого Медведева и отставкой каких-то его министров?

– Где-то в первой половине 2011 года был анекдот о том, что в России есть две партии – партия Путина и партия Медведева. И вопрос был в том, к какой из этих партий относится сам Дмитрий Медведев. Такая же ситуация и в отношении возможной судьбы правительства и отдельных членов кабинета. Медведеву важно показать, что он более-менее на плаву, на коне. А если у кого-то возникают проблемы (будь то Сурков и т. д.), то это их проблема, которая лично его положения будто бы не касается.

– Можно ли сказать, что председатель правительства добился тех целей, которые он ставил перед собой, соглашаясь на съемки в такого рода программе?

– Если у Медведева цель – несменяемость на посту премьера, то он эту цель успешно реализует, имеет шанс реализовывать и дальше. Другое дело, что Медведеву в этих рамках чуть тесновато, он хочет показать, что он не просто высокий чиновник, но и человек № 2. Наверное, этой цели он пока не добивается, а в остальном он показывает, что все хорошо.

– Добьется он этой цели?

– Мне трудно себе представить, что Медведев в ближайшее время будет восприниматься как человек № 2 во властной иерархии. Ему часто отводят место скорее во второй половине первого десятка, – считает Михаил Виноградов.

О стилистике программы «Центральное телевидение» с участием Дмитрия Медведева говорит телекритик газеты «Московский комсомолец» Александр Мельман.

- Для вас было неожиданным появление на телеканале НТВ передачи о председателе правительства в такой стилистике, в которой выходит программа "Центральное телевидение"?

- То, что в этом формате и в такой программе это может быть - здесь ничего удивительного нет. Мы помним, как телевизионный сезон начинался в программе "Центральное телевидение": с такой же передачи о Владимире Путине. Вообще канал НТВ - это такой специфический канал в этом смысле в отношении власти, и по поводу разных поручений он тоже мастак. Какая-то цепочка некоей близости канала в этом смысле в отношении власти существует, поэтому и такой формат меня в этой части не удивляет.

- А что-то удивительное для вас было в этой программе?

- Нет, скорее, было подтверждение уже понятого, осмысленного, как мне кажется. Я попробую оценить ее с точки зрения телевидения, с точки зрения самой программы и телеведущего. Потому что то, каким Вадим Такменев предстал с Владимиром Путиным и каким он был с Медведевым - это два разных господина Такменева. И на фоне этого господин Такменев как некая лакмусовая бумажка для этих товарищей из бывшего тандема. Потому что с Путиным Такменев себя чувствовал очень некомфортно. Да, он задавал формально те вопросы, которые, наверное, требовала от него демократическая общественность и, возможно, его личная совесть. Но как он это делал! Просто было жалко смотреть на человека. С Дмитрием Медведевым он чувствовал себя свободным человеком, с распрямленным позвоночником. Он не гнулся, он не лизоблюдствовал. Он был нормальным. Он не то, что позволял себе иронизировать над Дмитрием Медведевым, а считал это в порядке вещей. Здесь я бы отдал должное нашему премьер-министру, каков он бы ни был: это позитивно, что при нем журналисты могут позволить себе быть самими собой. Это, мне кажется, большой плюс в отношении Дмитрия Медведева. Я бы так это оценил.

- А насколько, как вы считаете, глубоко обсуждались до съемки те вопросы и ответы, которые задавались в ходе этой программы?

- До съемки это, конечно же, нужно спросить у Вадима Такменева. Я думаю, что пресс-служба так или иначе, в лице госпожи Тимаковой, участвовала в этом, безусловно. Вопросы, на которые должен был ответить господин Медведев, некий антураж, некое расписание этого дня, который мы видели, я думаю, все это было обговорено. Но дальше... Просто реакция господина Медведева очень интересная. Я говорю, что недоброжелатели, которых очень много со стороны правых, левых, каких угодно, в очередной раз скажут о никчёмности (простите за этот термин - я так не считаю) этого человека. Каким образом нужно было показать значимость Дмитрия Медведева? Он должен был уткнуться в стол и демонстрировать, что он работает? Он в очередной раз показал, что он нормальный человек, волею судьбы закинутый на самую вершину власти. Такой у нас сегодня период. Мне кажется, может быть, его потолок, - очень хороший преподаватель на юридическом факультете. И это замечательно. Его любили студенты. Я сам преподаю, я понимаю, что к такому человеку стоит относиться хорошо. Так получилось. Такое переходное время, что он уже побывал в роли президента. Именно в роли, потому что по сути он им все-таки не был. В данном случае видно, что он выполняет роль премьер-министра. Я опять же говорю, что не хочу мазать кого-то какими-то красками. Просто мне понравилось, что Вадим Такменев выглядел Вадимом Такменевым, а не тем полусогнутым человеком, каким он показал себя с господином Путиным, - сказал Александр Мельман.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG