Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Подмоченная репутация института научных степеней в России, многие из которых оказались присужденными на основе фальшивых или несостоятельных диссертаций, во многом отражает печальную ситуацию в мировой науке: в погоне за количеством публикаций и громкими выводами ученые часто не слишком избирательны в исследовательских методах. В большей степени это касается естественных наук: биологии, медицины, климатологии.

Мы уже писали об анализе использования в нейронауках методов статистического анализа: как оказалось, этот ключевой инструмент, позволяющий обобщать экспериментальные данные и делать на их основе единые выводы, часто (возможно, в большинстве случаев!) применяется учеными неправомочно, причем использование “плохой статистики” стало настолько comme il faut, что не препятствует публикациям в авторитетных научных журналах.

Ряд скандалов в климатологии привел к тому, что опасность глобального потепления до сих пор не вполне утвердилась в общественном сознании.

Рефлексия ученых над состоятельностью исследовательских методов необходима для поддержания авторитета науки, и в последнее время она происходит все более широко. Пример – опубликованная на прошлой неделе в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences статья.

Американские исследователи (представители университета Висконсин-Мэдисон и других) обратили внимание на еще один ключевой метод, применяемый для предсказания взаимного поведения неизвестных параметров, таких, например, как климатические изменения и биоразнообразие. В англоязычной традиции этот метод называется space-for-time substitution, что можно перевести как подмена времени на пространство. Метод прост, он объединяет в себе здравый смысл и удобство: климат изменяется и с течением времени и в зависимости от географического положения. Для того, чтобы представить, как изменится местная флора и фауна, если климат станет сухим и засушливым, можно просто переехать в другой географический регион (то есть не во времени, а в пространстве) и посмотреть, что происходит прямо сейчас в пустыне. Во всяком случае, этим базовым принципом – заменить недоступное нам путешествие во времени на вполне реальное путешествие по поверхности земного шара – пользуются многие исследователи, не только экологи, но и, например, экономисты.

Этот подход хотя и выглядит рациональным, имеет очевидные недостатки: стоит хотя бы задуматься, что на локальное биоразнообразие естественно влияет экологическая обстановка в соседних регионах, которая при подмене времени на пространство выводится за скобки. Основанные на этом методе прогнозы имеют ограниченную достоверность, но попытки оценить их реальную точность предпринимаются редко.

Именно это и сделали авторы опубликованной в PNAS статьи, специально рассмотревшие ситуацию, в которой одновременно доступна информация о зависимости биоразнообразия и от времени, и от географического положения. Изучались окаменелости растительной пыльцы в отложениях на дне североамериканских озер – по ним можно судить о составе экосистем на протяжении последних 21 тысячи лет на обширной территории восточной части континента. Анализ показал, что прогнозы, сделанные на основе подмены времени на пространство, в 72 процентах случаев подтверждаются реальностью – достаточно убедительный результат, из которого следует, что по крайней мере в одном конкретном случае, в условиях определенных временных и пространственных промежутков, использование метода оправданно.

Этот частный вывод не может быть основанием считать, что применение space-for-time substitution обязательно приведет к достоверным прогнозам в других ситуациях при изучении влияния климата на экологию, а тем более в других научных областях. Авторы подчеркивают: их целью было проверить метод, пусть и на одном примере, а не совершить научное открытие. Такая постановка вопроса очень важна: ученые готовы критически рассматривать свои собственные базовые инструменты, часто имеющие заточку, больше способствующую увеличению количества публикаций, чем научной состоятельности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG