Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не/наши дети


Прежде чем разрешить иностранцам, усыновляющим сироту в России, забрать ребенка, российский закон требует, чтобы прошел определенный срок, в течение которого этого ребенка могут усыновить российские семьи.

Когда Бет и Джефф Хеттингеры, пара из штата Нью-Йорк, начали собирать документы на усыновление, их будущий сын Алеша еще не родился. Им потребовалось около двух лет, чтобы получить разрешение на усыновление в России. Все, что они знали о своем будущем малыше, помещалось в бумажнике – маленькое фото и краткая справка о здоровье и характере.

В сентябре 2012 года Бет впервые взяла своего сына на руки, а Джефф впервые почувствовал себя отцом семейства. Они провели с Алешей неделю и, уезжая, с радостью подписали документы, подтверждающие их намерение усыновить 10-месячного малыша.

Забрать Алешу домой они не успели: из-за дополнительного тренинга, который им потребовалось пройти, судья не успел назначить им дату рассмотрения дела. А потом наступил январь и в России был введен запрет на усыновление сирот семьями из США.

Лесли и Джон Филипс всегда хотели двоих детей. Сначала у них появился Миша, они усыновили его в 2009 году в Петербурге. Тогда Мише было 4 года. Спустя полгода пара начала повторный процесс. В прошлом году им сказали, что они смогут удочерить девочку.

Арина живет в доме ребенка в российской глубинке. Из-за того, что ее биологическая мать не следила за здоровьем во время беременности, у малышки проблемы с развитием сердца – ей нужно лечение и, возможно, операция.

В доме Лесли и Джона полно предметов из России – матрешек, погремушек, одежды и книг. Каждый день Лесли приходит в детскую и перебирает вещи, которые она приготовила для Арины. Она в отчаянии из-за того, что ее малышку, как и сотни таких же детей, фактически бросили дважды. Как специалист по раннему развитию она уверена: с этой травмой многим детям придется жить всю жизнь.

Когда Джон вспоминает последние минуты недели, проведенной в России с дочкой, по его щекам текут слезы, и скрывать он их даже не пытается.

Семей, которые уже видели своих будущих детей, держали их на руках и строили планы на будущее, в США около 230. А в российских детских домах около 230 детей не дождались своих новых родителей, тех, кто обещал за ними вернуться.

Практически все эти семьи, ставшие жертвами принятого в России закона, знают друг друга, они продолжают бороться за то, чтобы им вернули детей. Лесли и Бет неоднократно ездили в Вашингтон, говорили с политиками и журналистами, принимали участие в пресс-конференции в Москве. Они не могут забыть об обещании, данном их детям, и каждый день они ждут хороших новостей из Москвы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG