Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защитники Байкала объявлены "иностранными агентами"


Foreign Agent

Foreign Agent

Прокуратура Иркутска считает, что местная общественная организация «Байкальская Экологическая Волна» (БЭВ) подходит под определение «иностранный агент». Соответствующее представление они уже вручили экологам. Такой вывод прокуроры сделали после двух проверок деятельности этой общественной организации.

Сами проверки проходили в экстремальных для сотрудников БЭВ условиях. О проведении первой проверки иркутские экологи узнали 1 апреля, когда им по факсу прислали запрос с требованием предоставить определенный перечень документов. Основание для проверки прокуратура сформулировала так: «В связи с проведением проверки исполнения законодательства о противодействии экстремизму общественными, религиозными объединениями и иными некоммерческими организациями». Прежде всего прокуратуру интересовали «учредительные документы организации, документы, подтверждающие источники поступления средств и иного имущества, их государственная принадлежность», а также – на какие цели в основном выделялись средства, общая сумма денежных поступлений в организацию за последние три года, на какие цели расходовались. Экологам дали только одну ночь на то, чтобы подготовить и представить требуемые документы. Запрос из прокуратуры сотрудники БЭВ получили в конце рабочего дня, а копии всех документов требовалось привезти уже на следующий день утром. Причем первый заместитель прокурора города Иркутска Дмитрий Прушинский, подписавший документ, указал экологам, что его требование «подлежит безусловному исполнению в установленный срок».

По информации сопредседателя «Байкальской Экологической Волны» Марины Рихвановой, министерство юстиции их проверяло год назад. Им пришлось специально заказывать машину, чтобы отвезти проверяющим ящики с копиями документов. Резолюция юстиции была примерно такой: «экстремистской деятельности в работе «Байкальской Экологической Волны» не обнаружено». А в 2010 году у иркутских экологов почти на полгода сотрудники центра по борьбе с экстремизмом изымали все компьютеры, 11 системных блоков. Правоохранители отрабатывали анонимное заявление о том, что сотрудники «Волны», якобы, использовали нелицензионное программное обеспечение. Работа организации на какое-то время была парализована. Никакого контрафакта тогда не нашли, технику вернули и даже не извинились.

В ночь с 1 на 2 апреля в БЭВ успели подготовить необходимые документы.
Первый запрос прокуратуры

Первый запрос прокуратуры

Второй запрос прокуратуры

Второй запрос прокуратуры


Следующая проверка была 11 апреля. В полдень экологи получили прокурорский запрос. А уже к пяти часам вечера они должны были предоставить все необходимые документы. Да к тому же обеспечить явку сотрудника, уполномоченного давать разъяснения. В запросе прокуратуры было семь пунктов. Прокуроры требовали договоры грантов, счета, платежные поручения перед зарубежными грантодателями; в случае, если денежные средства были потрачены на проведение семинаров, необходимо было указать их цели и задачи (предоставить раздаточный, презентационный материал, представленный на семинарах). Кроме этого, сотрудники «БЭВ» должны предоставить копии приказов о командировании сотрудников, бухгалтерские документы, подтверждающие расходы, понесенные в командировке, отчеты о командировках, а также отчеты перед зарубежными грантодателями о ходе реализации проектов и другую информацию. Причем надо было подготовить все документы за 2011, 2012 годы и за первый квартал 2013 года.

По словам сотрудника «Байкальской Экологической Волны» Максима Воронцова, их очень возмутило то, что им дают очень мало времени на сбор документов, а также то, что они должны тратить личные деньги на бумагу, картриджи и прочее. Объем бумаг очень большой и занял бы несколько коробок. Визуально это выглядело так: абсолютно все сотрудники «Волны» вместо того чтобы заниматься своей работой, делали копии документов на все технике, что есть в офисе экологов. Сотрудники "Волны" делают копии документов для прокуратуры

Сотрудники "Волны" делают копии документов для прокуратуры



Максим Воронцов говорил, что за такое короткое время не реально сделать все то, что требовали правоохранители, поэтому он планировал на следующий день ехать в прокуратуру, чтобы продолжить делать копии на их технике и используя их бумагу. Однако когда бухгалтер БЭВ повезла прокурорам тот объем документов, который они успели сделать за отведенный им срок, и предложила вариант Максима Воронцова, ей сказали, что это лишнее.

Спустя неделю, когда экологи пришли утром на работу, их ждал неприятный сюрприз. Стена офиса была расписана краской: «Иностранный агент. Любит США». Скорее всего, ее нанесли на фасад ночью, и авторы этих фраз так торопились, что пропустили букву «р» в слове «иностранный».
Байкальская экологическая волна - "иностранный агент"

Байкальская экологическая волна - "иностранный агент"


Эту надпись экологи восприняли как оскорбление, говорят, что они ни прямо, ни косвенно не являются чьими-то агентами, занимаются исключительно охраной природы, в частности – озера Байкал и Прибайкальской территории. На видео ниже Максим Воронцов рассказывает о возможной причине появления надписи. Он считает, что это связано с истерией, которая нагнетается в последние месяцы время вокруг НКО.
Экологи в этот же день подали заявление по факту появления оскорбительной надписи в полицию. Говорят, что для них очень важно, чтобы правоохранители нашли «этих творцов», так как организации был нанесен не только моральный, но и материальный ущерб. На устранение граффити необходимы средства, а лишних денег у иркутских экологов нет. Однако, не дожидаясь пока сотрудники полиции отыщут авторов оскорбительных строк, экологи спустя несколько дней все же сами зачистили фасад от надписи.

По словам Марины Рихвановой, для того чтобы «исправить нарушения», которые усмотрела в их деятельности прокуратура, им в первую очередь необходимо отказаться от зарубежного финансирования. Проблема в том, что теоретически экологи, наверное, могли бы обойтись без иностранных пожертвований. Но практически это невозможно. Большая часть пожертвований на уставную деятельность ИРОО «Байкальская Экологическая Волна» поступает именно от зарубежных благотворителей. Марина Рихванова подробно рассказывает, почему в настоящее время они не могут рассчитывать только на российские средства.
«Байкальская Экологическая Волна», разумеется, не единственная общественная организация в Иркутской области, которая прошла прокурорскую проверку. Перед прокуратурой отчитывались руководители таких организаций как «Возрождение Земли Сибирской», «Байкальское Движение», «Иркутское Товарищество Белоруской Культуры им. Я.Д. Черского» и другие. Максим Воронцов общался по этому поводу со многими коллегами и выяснил, что в основном НКО Приангарья отделывались предупреждениями и только БЭВ заставляют регистрироваться, как «иностранный агент».
Сотрудники БЭВ уже направили в прокуратуру города Иркутска письмо о том, что они не согласны с их выводами, и будут их обжаловать в вышестоящей инстанции. Не дожидаясь ответа, экологи написали жалобу и на имя прокурора Иркутской области на действия и выводы сотрудников городской прокуратуры.
ИРОО «Байкальская Экологическая Волна» работает в Иркутске с 1990 года. Организация информирует население об экологических проблемах, занимается поддержкой и развитием экологического образования и просвещения.
XS
SM
MD
LG