Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Британский парламентарий: Помогать оружием Сирии не стоит


Члены группировки "Ат-Таухид" обстреливают территорию Ливана

Члены группировки "Ат-Таухид" обстреливают территорию Ливана

В Великобритании неоднозначно относятся к отмене эмбарго на поставку вооружений сирийской оппозиции. Даже в правящей консервативной партии нет единства по этому поводу. Раскол наблюдается и среди стран Евросоюза.

С критикой снятия эмбарго в британских СМИ выступает британский военный эксперт, член парламента от консервативной партии и член Комитета по разведке и безопасности Джулиан Льюис. Оценивая ситуацию в Сирии в интервью Радио Свобода, он высказывает опасение, что победа оппозиции может стать победой сторонников "Аль-Каиды":

– Главную озабоченность вызывает то, что снятие эмбарго на поставки оружия в Сирию может способствовать тому, что находящееся в Сирии химическое оружие попадет в руки "Аль-Каиды". Мне эта инициатива нашего правительства, к которой присоединилась Франция, кажется необдуманной. Дело в том, что в Сирии режиму Башара Асада, который я считаю преступным, противостоят тысячи сторонников "Аль-Каиды" – злейшего врага Запада и демократических Джулиан Льюис

Джулиан Льюис

ценностей. Их группировки входят в вооруженные силы оппозиции. И если оппозиция победит, то входящие в нее экстремистские исламистские группы получат контроль над находящимся в распоряжении сирийского правительства химическим оружием, включающим нервно-паралитический газ. Надо сказать, что этим обеспокоены многие мои коллеги по консервативной партии. Невозможно снабжать оружием лишь умеренное крыло оппозиции, как предлагает Уильям Хейг. Здесь напрашивается аналогия с призывами наших лейбористов в 1917 году помогать русской революции. "Нужно помогать только умеренным силам – социал-демократам, а не экстремистам-большевикам", – призывали они тогда. Мы знаем, к чему это привело: вся помощь была захвачена пришедшими к власти большевиками. Боюсь, что что-то похожее может случиться в Сирии. В качестве альтернативы снятию эмбарго я бы предложил переговоры о заключении перемирия – без предварительных условий. Важность этой инициативы еще и в том, что она может объединить позиции России и Запада, у которых в этом интересы совпадают.

– Каково настроение британских парламентариев по этому поводу?

– Если дело дойдет до голосования в парламенте, то не думаю, что решение будет в пользу правительства. Я не вижу особого энтузиазма среди парламентариев в связи со снятием эмбарго. Многие из них серьезно озабочены его возможными последствиями. Уильям Хейг оговаривается, что пока у нашего правительства нет планов поставлять оружие в Сирию. Тем не менее, многие парламентарии с ужасом наблюдают зверства, совершаемые обеими сторонами конфликта.

– В странах Евросоюза также наблюдается раскол по этому поводу. Решение о снятии эмбарго вовсе не было единодушным...

– Многие страны Евросоюза беспокоит перспектива оказаться вовлеченными в очередной военный конфликт. Их можно понять. Гуманитарная и любая другая помощь оправдана, когда в одной из сторон конфликта участвуют демократические силы, разделяющие западные ценности. Но в данном случае речь идет о том, что обе стороны конфликта крайне далеки от демократических идеалов и в равной мере совершают массовые преступления.

– Россия уже заявила, что снятие эмбарго может нанести ущерб предстоящей международной конференции по Сирии в Женеве, о которой договорились Россия и США, и обвинила Великобританию и Францию в двойных стандартах. Как бы вы оценили российскую позицию в этом вопросе?

– Мне хочется подчеркнуть определенное совпадение российских и западных интересов в деле политического и дипломатического решения сирийского конфликта. Россия заинтересована в заключении перемирия в Сирии, поскольку хочет сохранить нынешний сирийский режим, каким бы преступным он ни был, в качестве своего клиента. Запад же хочет, прежде всего, прекратить кровопролитие. Меня настораживает заявление британского правительства о том, что оно намерено предложить на конференции в Женеве идею мирного перехода власти в Сирии в руки оппозиции. Предполагается, что при этом должны произойти определенные перемены в сирийском правительстве в пользу оппозиции. (На данный момент сирийская оппозиция отказывается принимать участие в этих переговорах. – Прим. ред.) Однако одно из двух: либо вы добиваетесь перемирия, либо требуете мирного перехода власти. Невозможно одновременно добиться и того и другого. Следует учитывать, что гражданская война в Сирии – это еще и противостояние двух различных ветвей ислама – алавитов и суннитов. Этот конфликт подспудно зрел там десятилетиями. Как любая религиозная война, он отличается фанатизмом и иррациональными соображениями. Отсюда и кровавые эксцессы, и массовая гибель гражданского населения. Было бы нереалистично ожидать, что эти люди мирно договорятся. Российская позиция с самого начала сирийского конфликта практически не изменилась. И меня не удивляет, что Россия считает сирийский режим дружественным и настаивает на его сохранении. Между ними действительно существует определенное сходство и близость. Башар Асад в огромной мере зависит от позиции России в Совете Безопасности ООН. Поставка Россией в Сирию зенитных комплексов С-300 может стать катализатором начала поставок Западом оружия сирийской оппозиции. Не говоря уже о том, что это дестабилизирует всю ситуацию на Ближнем Востоке, если иметь в виду неизбежную реакцию на это Израиля. А поскольку кровопролитие продолжается, то единственной альтернативой, на мой взгляд, могло бы стать заключение перемирия между воюющими сторонами. Иначе убийства продолжатся.

– Несмотря на действовавшее эмбарго Евросоюза, повстанцев в Сирии широко снабжают оружием Турция и ряд государств Персидского залива. Так что эмбарго по существу и не работало...

– Мне не кажется, что повстанцы испытывают недостаток стрелкового оружия. Оно у них в избытке. Увеличение его поставок не изменит баланса сил в этом конфликте. У сирийской армии подавляющее превосходство в тяжелом вооружении, она господствует в воздухе. Не знаю, какого рода вооружение намерены – если реально намерены – поставлять повстанцам Великобритания и Франция. Не думаю, что речь идет о самолетах, вертолетах и танках, которые сирийская оппозиция вряд ли сможет задействовать из-за отсутствия квалифицированного персонала. Убежден, что никакое, даже очень массированное, снабжение повстанцев оружием не создаст перевеса в их пользу. Уничтожить режим Асада может лишь непосредственное вмешательство вооруженных сил западных стран. Не думаю, что страны ЕС и США решатся на это после уроков гражданской войны в Ливии. Впрочем, нынешнее соотношение сил в сирийском конфликте никому доподлинно не известно. Выяснить это можно лишь с помощью вмешательства в конфликт третьей стороны.

– Сирийская оппозиция уже заявила, что снятие эмбарго запоздало. Ее представитель назвал этот шаг незначительным. Чем объясняется эта реакция?

– Я усматриваю в этом косвенное признание того, что вектор борьбы с режимом Асада не склоняется в пользу оппозиции. На мой взгляд, главная проблема этого конфликта состоит и состояла не в том, чтобы снабдить повстанцев оружием в нужное время, а в том, чтобы принять правильное решение. Не думаю, что принятое сейчас решение было правильным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG