Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Собянин должен был приехать в метро на пожар


Владимир Кара-Мурза: 5 июня президент Путин принял отставку московского мэра Сергея Собянина и назначил его временно исполняющим обязанности градоначальника.

О том, за кого проголосует московская оппозиция, и кто по ее мнению должен стать новым мэром Москвы, мы беседуем с председателем партии "Яблоко" Сергеем Митрохиным и заместителем главы московского отделения Межрегионального объединения коммунистов Денисом Зоммером.

Сергей Сергеевич, должен ли был мэр Собянин приехать на пожар в московском метро?

Сергей Митрохин: Да, Собянин должен был повременить с отставкой, приехать и проконтролировать, чтобы все необходимые действия по вызволению людей, по скорейшему пресечению пожара были выполнены. Потому что в роли мэра это проще сделать, чем в роли какого-то переходного чиновника. Я считаю, что и Собянин, и Путин имеют прямое отношение к этому пожару. Мы проанализировали ситуацию и выяснили, что за последние три года резко сократилось финансирование безопасности в московском метрополитене. Из федерального бюджета с 2011 года финансирование вообще превратилось. Из московского бюджета оно уменьшилось, но оно и изначально было меньше. В результате общий объем денег, который направлялся на эти цели, за три года сократился более чем в 10 раз. Хотя три недели назад мэр Москвы сказал, что метро у нас самое безопасное в мире, и вообще мы сделали пилотный проект по безопасности метрополитена на станции "Охотный ряд", – то есть там, где сейчас и произошел пожар. Туда еще ездил Медведев, смотрел систему безопасности, и говорил, как все хорошо. Это, кстати, не первый пожар в метрополитене. И это все означает, что мы не можем верить чиновникам, когда они по телевизору нам рассказывают, как все прекрасно. Все наоборот. И мы теперь знаем, что система безопасности в метро дает серьезные сбои, а мэр занимается избирательной кампанией, приближает выборы. Мне кажется, это неправильно.

Владимир Кара-Мурза: Денис, какие у вас претензии к действующим московским властям?

Денис Зоммер: Претензий достаточно много. В действительности проблема в метро – системная, как и любые другие проблемы, связанные с системой управления и администрирования в целом. Мы видим, что несоразмерно повышается оплата за московский метрополитен, и метрополитен является прибыльнейшим, и нынешнее руководство мэрии в течение последних лет только и думает, как его приватизировать. При этом метро уже де-факто частично приватизировалось. Службы, вплоть до уборки, до охраны московского метро, сейчас переводятся на так называемый аутстаффинг, аутсортинг. То есть фактически московские власти и государство в целом снимает с себя ответственность за происходящее в подземке, при том что подземка является, как мы все прекрасно понимаем, важнейшим объектом гражданской обороны. И когда в мирное время она начинает давать такие сбои, на самом деле, нам это говорит только об одном – о том, что власть, как уже здесь было отмечено, не способна в том виде, в котором она сейчас существует, управлять и страной, и Москвой.

Мы все прекрасно понимаем, что пройдет год – и, скорее всего, Собянина москвичи никаким образом не изберут. Потом что за год многое изменится. В Москве планируется отобрать у людей остатки льгот. Будучи исполнителем системы, Собянин исполняет все безропотно и делает все, что ему указывают свыше. Последняя инициатива Департамента по культуре Москвы, которая идет с одобрения мэра Москвы, – планируется все памятники в Москве, исторические, культурные, скульптуры, заменить на копии, а оригинальные памятники поставить в музеи. Ну а какой смысл нахождения памятников на улицах, если это будут копии? Все это дело может оправдать снос исторического центра Москвы, которому активно противостояли и партии "Яблоко", и представители левых организаций. То есть речь идет о несистемности в целом, система сама себе пожирает, и как подтверждение этого – скорейшее проведение 8 сентября, подчеркиваю, непрямых выборов мэра Москвы. Только системные партии, имеющие свое представительство в органах местного самоуправления, могут выдвигать кандидатов, 125 муниципальных депутатов должны еще поставить свои подписи за то, чтобы этот человек состоялся, остальные этого лишены. Мы прекрасно знаем, что единичные партии могут рассчитывать на выдвижение своего кандидата на пост столичного градоначальника.

Владимир Кара-Мурза: А чем вы объясняете спешку партии власти и Сергея Собянина с его отставкой?

Сергей Митрохин: Я согласен, что Собянин опасается существенного падения своего рейтинга, своей поддержки через год, тем более через два, когда по плану должны были состояться выборы нового мэра. Я бы назвал самую главную причину: он сегодня запустил несколько очень крупных, затратных, дорогостоящих проектов реконструкции дорог в Москве, практически все он хочет расширить. Мы прекрасно понимаем, и эксперты, специалисты по транспортным системам понимают, что все это не приведет к уменьшению количества пробок. Потому что везде рядом с этими расширяемыми магистралями останутся так называемые "бутылочные горлышки", то есть узкие места, и автомобили так или иначе будут в них упираться. Поменяется конфигурация пробок, но сами пробки никуда не денутся, их, возможно, станет еще больше. Но при этом пострадает огромное количество москвичей, это прямая угроза здоровью, потому что вырубаются зеленые насаждения, магистрали вплотную приближаются к жилым домам, люди дышат всей этой гадостью, под этими магистралями не предусмотрены подземные переходы и так далее. Кроме того, будет падать стоимость квартир. Вся эта совокупность факторов сработает к 2015 году, и с такими проектами за спиной Собянин на выборы пойти вряд ли сможет, его вряд ли изберут. Москвичи еще не осознали, что их ожидает, и он играет на упреждение. В общем, это рациональный шаг для него лично. Он понимает, что сейчас надо ловить момент, избираться, а потом уже, имея легитимность избранного мэра, народный мандат, он закончит это фактическое уничтожение нашего города. А тем, кто будет выходить на митинги и будет возмущаться, он скажет: меня избрали москвичи. Это с его стороны рациональный шаг, но для Москвы ничего хорошего этого шаг не несет.

Владимир Кара-Мурза: Денис, Сергей сам претендует на пост мэра, а как ваша партия будет выбирать свои симпатии и антипатии?

Денис Зоммер: В данном случае мы находится только в стадии регистрации, мы сейчас регистрируем организационный комитет, и претендовать на избрание кого-то от себя мы не можем. Тем не менее, мы данные выборы рассматриваем следующим образом. Во-первых, нельзя называть эти выборы демократическими. Я уже говорил, что есть муниципальный порог, который не позволяет большей части даже самых лучших кандидатов зарегистрироваться, если они даже соберут подписи избирателей. Требуется собрать 1 процент подписей, чтобы баллотироваться на пост главы города, но депутаты все равно должны подписать. И второе: в марте мы проводили в Москве Социальный марш за права москвичей, и ключевым моментом были прямые выборы мэра и расширение полномочий органов местного самоуправления, но власть этого не услышала. Мэр Собянин заявлял, что больше нет проблемы общежитий в Москве. На самом деле, в Москве огромное количество жителей до сих пор живет в домах без особого статуса, то есть это не социальное жилье. Порядка 5 лет назад обязаны были все общежития встать на учет в Департаменте жилищной политики города Москвы, но этого не произошло. И мы видим, что людей выкидывают на улицу, мы видим противостояние на газотурбинном предприятии "Салют", на Бауманской, в бывшем общежитии ткацкой фабрики, можно еще перечислять. Но мы видим и обратную сторону медали, когда мэр Собянин после жесточайших событий 6 мая прошлого года предоставляет жилье особо отличившимся, заслуженным ветеранам органов внутренних дел, – не жителям, которые своей многолетней работой на город подтвердили право иметь в Москве жилье, а людям, которые применили физическое насилие к мирной демонстрации. Эта власть с 1993 года избрала путь постоянной делегитимизации путем силовых воздействий на общество и абсолютного нежелания признавать собственные ошибки.

Сергей Митрохин: Возьмем, например, формирование избирательных комиссий с правом решающего голоса. От всех партий – и зарегистрированных, и многих новых – идут старые, проверенные кадры от управ, от префектур, которые подмахивали протоколы, сфальсифицированные на предыдущих выборах. Единственная партия, которого этого не делает, – это "Яблоко". "Гражданскую платформу" мы на этом поймали. Если мы говорим об альтернативе политике Собянина, единственная из зарегистрированных партий – это "Яблоко", которое предлагает альтернативу. Что такое альтернатива? Это не тот, кто кричит "долой власть, мы против", а это тот, кто предлагает, что он будет делать. У "Яблока" есть программа, которая раньше называлась "Город, удобный для жизни", но это название у нас украли "Единая Россия" и правительство Москвы, и они теперь с таким названием выпустили свою программу. А наша программа теперь называется "Московский прорыв". Я когда ходил на дебаты на московских выборах, на выборах в Госдуму, я все партии спрашивал: а где ваша программа? И они говорили: а мы дома забыли… И я выяснил, что только у "Яблока" есть программа подкрепленная еще и отчетом. В каждом разделе нашей программы, посвященном ЖКХ, экологии, градостроительству, проблемам демократии, мы отчитываемся о том, что мы сделали в этом направлении. Поэтому мы считаем, что альтернативой "Единой России" и Собянину в Москве является только партия "Яблоко", и я с этой альтернативой пойду на выборы мэра!

Денис Зоммер: А я бы сказал, что главной альтернативой Собянину на выборах являются москвичи, которые должны единым фронтом выступить против того, что сейчас делают с Москвой. Мне кажется, что здесь можно воспользоваться площадкой разных партий, но мы наблюдаем интереснейшее явление, когда с декабря 2011 года все системные партии, получившие свое представительство в Госдуме, постоянно подтверждают, что они являются частью этой политической сформированной системы. Будь то "Единая Россия", будь то ЛДПР, и очень часто, к сожалению, Компартия Российской Федерации, где есть большое количество очень грамотных, порядочных людей, которые, в частности выступили за амнистию по "болотному делу" 6 мая, – это Борис Сергеевич Кашин, Анатолий Локоть. Тем не менее, в рамках этой системы мы видим абсолютное подыгрывание. Как представитель незарегистрированной партии, которая пока в политическом процессе не участвует, я могу сказать только, что связь должна идти не сверху вниз, а снизу вверх. То есть мы должны продолжать проводить эту тонкую и достаточно муторную работу с людьми, с гражданами, которые прекрасно видят, что в стране все становится с каждым днем все хуже и хуже, разъяснять им позицию, объединять их в инициативные группы и делать так, чтобы они на местах, не важно, есть там свое муниципальное собрание, совет депутатом или совет дома, сумели сформировать, как им кажется, легитимный орган самоуправления, который бы в дальнейшем этим делом и управлял. И мэр будет управлять Москвой или генерал-губернатор, – к нему просто придет человек к ружьем и скажет: караул устал.

Сергей Митрохин: Но пока люди с ружьями их защищают, а за это еще и квартиры получают.

Денис Зоммер: Да, к сожалению, это так. Но даже там настроения разные. И даже там после событий 6 мая для многих это все было глубоко противно. Было понятно, что это провокация власть имущих против народа. А сейчас мы видим последствия этой полицейщины?

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, Собянин пойдет от "Единой России" или уже от Общероссийского народного фронта?

Сергей Митрохин: Я не знаю, от кого он пойдет. Общероссийский народный фронт пока не зарегистрирован как партия, поэтому он не может выдвигать кандидата. Возможно, Собянин сделает такой шаг, как самовыдвижение и сбор подписей, если захочет откреститься от "Единой России". Но это будет, по-моему, некрасиво. Если ты член партии и переосмыслил свое отношение к ней, надо было сделать, как поступил нынешний мэр Ярославля Евгений Урлашов, который вышел из "Единой России" и через какое-то время пошел на выборы как самостоятельный кандидат. А сейчас Собянину так порывать с партией "Единая Россия" – это будет выглядеть неприлично. Поэтому, скорее всего, его будет выдвигать "Единая Россия". Вообще партия – это инструмент власти. Если мы хотим сменить власть в Москве, в стране, мы должны иметь партию, мы должны быть партийными людьми. Поэтому мы призываем граждан нам помогать, навалиться на этот инструмент всем миром, чтобы он выполнил свое основное предназначение – сменил власть. И чтобы пришел к власти человек, отвечающий перед гражданами, в том числе перед членами своей партии, чтобы они его контролировали. Партия – это ведь еще серьезный инструмент контроля. Когда у нас депутаты в регионах ведут себя как-то не так, заигрывают с администрациями, например, мы их вызываем на ковер, делаем выговор, и многие прекращают. А если не прекращают, мы их исключаем. То есть партия – это еще и инструмент обратно связи власти и гражданина, которые избрали данную партию. Я человек партийный и этот принцип отстаиваю.

Еще о ситуации в Москве. Можно посадить много клумб и отчитаться, что деньги освоены, а в парках допустить какие-то рестораны, кафе. Есть нелегальные промзоны в Москве, в Лосином острове, и все это покрывается. Этим сейчас занимается власть. По сути дела, экологическая ситуация в Москве ухудшается. И еще одна, кстати, неприятная черта нашего мэра – он искажает действительность в отчетах. В своем интервью Венедиктову на "Эхе Москвы" он сказал, что за время его правления сократилась смертность по ряду заболеваний, например, сердечно-сосудистых и онкологических. Мы сразу открыли данные Росстата по Москве, и выяснилось, что смертность по этим заболеваниям возросла. Как можно такое говорить, когда можно легко проверить? Это связано и с экологией. У нас член-корреспондент Академии наук Алексей Яблоков, лидер фракции "Зеленая Россия" в "Яблоке", отслеживает эту ситуацию, и он говорит: это прямая связь – ухудшение окружающей среды и смертность по этим заболеваниям. Мало того, возросла младенческая смертность, что самое ужасное, возросла дородовая смертность, так называемая пренатальная, – по официальным данным Росстата. Кстати, у меня есть гипотеза, почему она возросла, и специалисты некоторые ее поддерживают. Просто стало гораздо больше выливаться химических реагентов на улицы Москвы, причем очень ядовитых, в последнее время. Резкий прирост реагентов коррелируется с ростом младенческой смертности. А что говорится про плитку, я согласен, некоторые старые члены команды Лужкова остались, вот господин Бирюков, например, и он продолжает делать то же, что и раньше, идет освоение бюджетных средств. Было массовое возмущение, и теперь с улиц плитку убрали, но ее укладывают на детских площадках, в парках. И это очень вредная вещь для парков, но парк "Останкино" плиткой замостили, часть Лосиного острова замостили. Это все пиар: мы занимаемся облагораживанием парков. Вот плитка, какие-то домики строят, входные группы вокруг парков… Зачем они нужны, кому? Люди хотят просто пойти и отдохнуть, подышать свежим воздухом, а им там предлагают какие-то домики бесконечные или питейные заведения. Их в городе полно на каждом шагу, зачем парки ими засорять?

Владимир Кара-Мурза: Денис, а какие вы видите признаки коррупции у нынешнего поколения московских властей?

Денис Зоммер: Самый основной и главный, в преддверии выборов мэра 8 сентября, – это попытка подкупа местных депутатов, причем колоссальная и массовая. С 1 января 2014 года вводится так называемый премиальный фонд на каждого депутаты советов депутатом муниципальных округов города Москвы. И сумма для Москвы ничтожная, в месяц будет уходить порядка 30 миллионов рублей, если посчитать, в среднем по 20 тысяч на одного депутата. Но характеристика оценки, кто сколько должен получить, будет состоять не только из количества проведенных встреч с избирателями или посещений муниципальных собраний, но, как многие полагают, оценка будет складываться из лояльности к принятию решений. В Москве муниципальным депутатам передан ряд полномочий, которые до этого осуществляла управа. Например, строительство малых торговых объектов, палаток на территории района передано в ведение муниципальных округов. Все это золотая жила, и на ней де-факто формируется лояльность к тому беспределу, который будет происходить в Москве. В 2009 году принят Генеральный план Москвы, который должен регламентировать строительство лет на 25 вперед. То, что делается сегодня, не соответствует утвержденному Генеральному плану и вышло далеко за его пределы. Эта грандиозная афера с присоединением к Москве территорий до Калужской области говорит о том, что в Москве все меньше и меньше территорий, где можно было бы осваивать бюджетные средства. И несмотря на то, что это делалось под предлогом создания парламентского центра где-то в районе Теплого стана, мы наблюдаем, что ровно неделю назад Государственная Дума фактически принимает решение о строительстве своего парламентского комплекса на стадионе "Красная Пресня", где проходили события 1993 года, где строить вообще нежелательно, лучше оставить в том виде, в котором это есть, и поставить там нормальный памятник погибшим людям. Люди умирали за свои убеждения, и это должно цениться. Но у нас не ценятся не только убеждения людей, но и те средства, которые выделяются бюджетом. Сейчас, к примеру, уже забыли, что на парламентский центр были выделены средства, в этой новой Москве, и уже собираются из других средств строить парламентский центр в другой части города. Это говорит нам о том, что коррупция у нас налицо, она просто торчит из каждого кармана чиновника.

Сергей Митрохин: Я помню нашу борьбу с планами строительства парламентского центра на стадионе "Красная Пресня". Мы эту борьбу тогда выиграли, это еще было при Лужкове. Проект вынашивается Управлением делами президента. И потом депутаты "Единой России" пиарились и говорили, что они решили эту проблему, Святенко в частности. Ну, пусть они теперь скажут, почему они не выступают против инициативы своей партии на федеральном уровне.

Денис Зоммер: Накануне выборов в Мосгордуму 2009 года они провели открытие реконструированного стадиона "Пресня", куда привезли несколько вагончиков с раздвижными стульями и сказали, что здесь у вас будет стадион. Все отчитались и сказали, что москвичи с этого момента стали жить более спортивно и хорошо.

Сергей Митрохин: У нас, кстати, было предложение сделать парламентский центр около Кремля, на месте гостиницы "Россия", но раз уж пообещали вывести парламент за территорию Москвы, мы будем этого требовать. Если я стану мэром, а я уверен, что это произойдет, я выгоню всех чиновников туда, куда было указано еще президентом Медведевым, то есть на территорию новой Москвы! А иначе зачем ее расширяли? Теперь окажется, что это сделали для банков, у которых там была земля в залоге, а должники им деньги не возвращали, и им таким образом эту землю вернули. В придачу к этому обещали переселить чиновников – ну так переселяйте! А иначе просто произошел обман!

Денис Зоммер: А Московскую городскую думу собираются переселить в бывшую больницу на Страстном бульваре, прекрасное желтое здание XIX века, которая занималась вопросами иммунологии. Было сказано, что в старом здании места на 45 депутатов не хватает. Это к вопросу о том, что ни в Москва-Сити, куда изначально предполагали все эти органы перевести, ни в новую Москву ничего переводить не будут. Все еще более укоренится в центре.

Сергей Митрохин: Кстати, много безобразий при Собянине произошло с больницами. Под предлогом укрупнения сократилось число инфекционных больниц. Я этим вопросом занимался, мы пытались остановить этот процесс, но наших сил не хватило. Мы выяснили, что в Москве не выполняется норма количества инфекционных боксов на душу населения. И при этом ликвидируют инфекционный корпус из четвертой Градской больницы, превращают его в коммерческое больничное учреждение. Детскую инфекционную больницу рядом с Новодевичьим монастырем тоже ликвидируют, врачебный коллектив разгоняют по всей Москве, а на месте больницы собираются строить высотный отель, который явно нарушит весь исторический дизайн Новодевичьего монастыря. И все это в порядке вещей, только партия "Яблоко" выступает против, и помогают местные депутаты от КПРФ. А эта история с укрупнением школ – то же самое. Огромное количество родителей были против укрупнений!

Владимир Кара-Мурза: А почему москвичи верят партии власти?

Денис Зоммер: Я думаю, москвичи давно не верят партии власти. Нет понимания, есть ли у Собянина поддержка, потому что никаких репрезентативных выборок на эту тему не проводилось. Мне кажется, это своеобразный колосс на глиняных ногах, который, если найти небольшую точку опоры и попытаться дотронуться пальцем, может перевернуться, и мы увидим, что он на самом деле состоит из трухи. Ни один москвич не будет голосовать за представителя партии, которая довела его двор, его подъезд, его родную школу до того состояния, в котором они находятся сейчас. В конце концов, эффективный менеджмент по Собянину или по Путину – это не то, что люди бы хотели видеть в Москве. Они хотели бы видеть город, в котором от них что-то зависит. Люди хотят, чтобы с ними советовались, а на деле видят обратный эффект.

Сергей Митрохин: Надо быть реалистами, часть москвичей поддерживает Собянина. Думаю, гораздо меньше, чем нам рисуют социологические опросы, потому что независимые социологические службы у нас объявлены "иностранными агентами", а правильные, которые рисуют то, что надо, – те, конечно, очень патриотические. Но какая-то поддержка есть. Во-первых, есть административный электорат – это зависимые люди – какая-то часть бюджетников, правоохранительные органы, военнослужащие. Иногда, к сожалению, это учителя, врачи, сотрудники бюджетных учреждений. Часть пенсионеров в Москве, совсем пожилые люди, которые не имеют альтернативных источников информации, единственный источник – телевидение. Я приведу конкретный пример, что такое собянинская пропаганда через эти каналы. Накануне слушаний по Ленинскому проспекту я видел сюжет: прошел пробег за то, что нам нужна реконструкция Ленинского проспекта, и говорят, что небольшая часть людей против, но им поставят стеклопакеты, в общем, все хорошо будет. И специально же на такую дату – 8 сентября – назначили выборы. 95 процентов избирательной кампании придется на "мертвый сезон", когда москвичи в отпуске, на дачах, отдыхают. И значительной части креативного среднего класса, на который могут рассчитывать оппозиционные кандидаты, просто не будет в городе. И все, Собянин приводит свой административный электорат, при очень низкой явке, когда агитация была недостаточной по объективным причинам у оппозиционных кандидатов, и его электорат перевешивает их избирателей. И в очередной раз навязывается городу мэр, который, конечно, нелегитимен, большинство москвичей точно не за Собянина.

Владимир Кара-Мурза: И там будет День города, он будет постоянно на экране…

Сергей Митрохин: День города будет, сплошное веселье. К сожалению, эти простейшие механизмы, которые нынешняя власть использует последние где-то 15 лет, продолжают работать. Если говорить о кандидатах, единый кандидат может выявиться естественным путем. Времени на переговоры друг с другом нам не оставили. По Московской области было такое время, и "Яблоко" выдвинуло, как известно, Геннадия Гудкова. Сейчас времени нам не дали, поэтому все должно идти естественным путем. Не все преодолеют муниципальный фильтр. У партии "Яблоко" есть свои муниципальные депутаты, их, конечно, недостаточно, мы будем искать поддержку других депутатов. Этим же будут заниматься и другие кандидаты. Кто пройдет фильтр, на выходе останется совсем немного, но эти персоны могут друг с другом договориться. А еще лучше, мне кажется, другая тактика. Пусть все, кто пройдет фильтр, идут на выборы, только договорятся друг с другом не ругаться, а сосредоточиться на критике Собянина и партии власти. Тогда общими усилиями мы сможем добиться проведения второго тура. А кто от оппозиции попадет во второй тур – это уже выявит голосование в первом туре. Вот кто пройдет, тот и будет единым кандидатом.

Денис Зоммер: Мы, как коммунистическая организация, будем рассматривать ситуацию, исходя из того, кого зарегистрируют, кто станет наиболее адекватной кандидатурой, которую можно было бы поддержать. Понятно, что Собянина мы поддерживать на будем. Хочу подчеркнуть, что выборы носят характер "выборов в одну сторону", то есть не люди выбирают, а власть пытается переназначить своего кандидата и придать ему некую легитимизацию за счет того, что его якобы будут избирать люди. Как мне кажется, выход для оппозиции был бы, – и я хотел бы это предложить, пользуясь случаем, что у нас председатель партии "Яблоко" здесь присутствует, – сорвать эти выборы. Выбора у нас возможны только альтернативные. Если оппозиция снимает все кандидатуры, выборы признаются несостоявшимися. И это могло бы показать, насколько власть перед своей же игровой машиной становится бессильной, когда люди, которые по идейным соображениям идут на выборы, чтобы разъяснить свою программную позицию… Подчеркну, что у большинства партий, которые выдвигаются на выборы, программа для москвичей самая лучшая, то есть там речь идет о нюансах, по которым можно спорить. Мы предложили бы эту форму, потому что тогда власть окажется зажатой в тиски собственной игры. На сегодняшний день оппозиция выдвинула сразу массу кандидатов, которые уже заявили о том, что будут выдвигаться, при этом заранее ставя себя на нижестоящую позицию по отношению к тому человеку, о котором в городе что-то слышно.

Владимир Кара-Мурза: Собянин может просто зарегистрировать в этом случае "марионетку".

Сергей Митрохин: Оппозиция конечно, может сделать такой отчаянный шаг и сняться, но спарринг-партнеры и нужны для того, чтобы вовремя подставить плечо.

Денис Зоммер: Да, ЛДПР не снимется.

Сергей Митрохин: Конечно. ЛДПР и другие партии просто подыгрывают власти. Это такие помощники, которые могут кричать про антинародный режим, еще про что-то, критиковать отдельные недостатки, но в нужное время и в нужном месте, когда их попросят, они подставят плечо. Например, проголосуют за закон, нужный Кремлю, а на выборах не снимутся. Мы считаем, что губернатор, мэр, депутат предпочтителен тот, который жил и работал в регионе. Я ничего против варягов не имею, но только если их внутренняя культура соответствует культуре основной массы населения. Вот смотрите, при Собянине началось формирование землячеств. У нас, например, образовался в строительном комплексе какой-то казанский клан. Вот девушка, 27 лет, по образованию занималась медициной и математикой, – она вдруг возглавляет НИИ Генплана. А потом мы удивляемся, откуда у нас реализуются такие странные проекты по дорожному строительству. Но она близкий человек к тому, что возглавляет строительный комплекс. И это все-таки не московская культура. Поэтому у нас есть лозунг для этих выборов: "Московскую власть – под контроль москвичей!" Он означает в первую очередь, что общество должно контролировать власть, граждане должны контролировать власть. Но тут еще есть такой элемент, о котором я сказал, и я считаю, что он оправдан. Я коренной москвич в шестом поколении, но не это главное. Главное, чтобы мэр Москвы по своему культурному и интеллектуальному уровню соответствовал как минимум среднему уровню москвичей – по своим привычкам, манере общаться. Иначе возникает впечатление, и у меня оно все более укрепляется, глядя на нынешний кадровый состав правительства Москвы, что эти люди глубоко презирают москвичей, – отсюда и все их решения.

Владимир Кара-Мурза: Станут ли выборы мэра Москвы пробой сил перед выборами в Мосгордуму?

Денис Зоммер: Я думаю, безусловно, тут будет вообще идти речь о том, насколько оппозиция, как некий тренд прошедших двух последних лет, способна на конкретные решительные действия. Они пытаются опробовать, насколько их балласт из системных политических партий способен обеспечить легитимизацию. И я думаю, что следующие выборы в Мосгордуму, которые состоятся в следующем году, они будут проходить при совершенно ином социальном раскладе, при снижении уровня жизни москвичей, и это приведет к совершенно иным результатам. Я думаю, что ориентироваться на выборы мэра сейчас не стоит. Хотя стоить за этим следить.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG