Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Англии и Уэльсе вскоре могут быть легализованы однополые браки. Законопроект прошел Палату общин, а последние два дня обсуждался в Палате лордов.

Голосование в Палате лордов было сокрушительным поражением для тех, кто выступал против законопроекта о легализации однополых браков. Лорды проголосовали 390 – за и 148 – против, хотя считается, что Палата лордов – это оплот консерватизма и традиционализма в Британии. Для окончательного одобрения нужно, чтобы его подписали исполнительные власти и королева.

Основные положения законопроекта таковы. Однополые пары, которые заключили так называемое гражданское партнерство, получают возможность заключить полновесный брак. Такого рода брак может быть заключен как на гражданской, светской церемонии, так и в церкви. Очень важная часть этого законопроекта заключается в том, что в нем есть положение, запрещающее заставлять англиканскую церковь заключать такого рода браки. Закон имеет отношение только к Англии и Уэльсу, но не имеет отношения к Шотландии и Северной Ирландии. Так как государство называется Соединенное Королевство, которое держится формально на том, что монарх Англии по совместительству является королем Шотландии, принцем Уэльским и так далее, везде существует разное законодательство. Законы, касающиеся заключения браков, в Британии могут приниматься парламентом только в отношении Англии и Уэльса. Шотландия имеет значительно большую автономию, там эти дела решает местный шотландский парламент. В Северной Ирландии – Ассамблея Северной Ирландии.

В Северной Ирландии никаких планов обсуждения возможности легализации однополых браков по понятным – религиозным – причинам нет. А в Шотландии наблюдается консенсус практически всех крупных политических сил, и глава правительства, первый министр Шотландии, заявил, что в скором времени это законодательство будет принято и в Шотландии, и там будет гораздо меньше споров, чем в Англии и Уэльсе. Но он добавил, что и там тоже никакая церковь не будет принуждена заключать подобного рода браки. Люди, которые хотят заключить брак, должны это делать либо в гражданском учреждении, либо в тех церквях, которые согласны такого рода браки заключать.

Если оставить в стороне два очень важных вопроса – о правах человека и о равноправии (идеологический базис этого закона) и о церкви, то перед нами очень драматичная политическая интрига. Дело в том, что Дэвид Кэмерон и его правительство пришли к власти под лозунгом нового консерватизма. То есть консерваторы – это уже не те лорды, которые убивают лис, ходят в церковь и пьют портвейн после обеда. Консервативная партия – это, как пытался уверить избирателей Дэвид Кэмерон, очень современная партия, которая, в частности, активно поддерживает равноправие различного рода браков и всевозможные экологические движения. И эту повестку дня Кэмерон пытался продвигать в последнее время, но столкнулся с ожесточенным сопротивлением прежде всего внутри собственной партии. Так называемые “заднескамеечники”, в основном представители старших поколений и более консервативно настроенных избирательных округов, подняли настоящее восстание против него по двум поводам: первое – это европейская интеграция, и второе – однополые браки. Более того, они инициировали в парламенте попытку остановить продвижение этого законопроекта. Попытка провалилась, тем не менее, консервативная партия раскололась. Более того, Дэвид Кэмерон фактически вынужден был просить помощи у оппозиции, у лейбористской партии, которая поддержала этого законопроект, хотя он был выдвинут их политическими оппонентами. Законопроект был принят в первом чтении и отправлен в Палату лордов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG