Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слишком убедительный "Тангейзер"


бюст Рихарда Вагнера на выставке в Лейпциге

бюст Рихарда Вагнера на выставке в Лейпциге

Новый спектакль Дюссельдорфского оперного театра "Тангейзер" просуществовал всего несколько дней. При всей противоречивости фигуры Вагнера, ассоциирующейся для многих с антисемитизмом, должно было случиться что-то из ряда вон выходящее, чтобы спектакль прекратил свое существование сразу после премьеры. Что же произошло и насколько серьезна вина постановщика Буркхарда Космински? Я встретилась с исполнителем главной роли – трубадура Тангейзера – шведским певцом Даниэлем Франком.

– Даниэль, как ты из Уппсалы попал в Дюссельдорф и получил главную роль?

– Я уже давно езжу по миру и пою в разных оперных постановках. Скоро, например, поеду в Перу, а потом снова буду петь Тангейзера, но теперь уже в Стокгольме. Мой агент предложил мне отправиться в Дюссельдорф и спеть на пробном прослушивании. Я подумал, что мог бы неплохо справиться с этой партией, поехал и был одобрен. Тогда я не знал ни режиссера, ни его концепции.

– В чем же она состояла?

– Все происходящее на сцене должно было восприниматься через Тангейзера, его глазами. Режиссер хотел обострить действие и ввел дополнительные сцены. Эти сцены были связаны с уничтожением людей в газовых камерах, расстрелами. На сцене были обнаженные люди с бритыми головами. В одной сцене я должен был расстреливать еврейскую семью. На какой-то репетиции я просто не выдержал и заплакал. Вообще все это было очень тяжело, я все время плохо себя чувствовал в репетиционный период.

– Кто-то из труппы или оркестра протестовал или возражал во время репетиций?

– Я такого не слышал. Режиссер очень логично и интересно объяснял свое видение. Он говорил, что опера должна быть живой и зритель должен испытывать сильные чувства, что ему не интересен "романтический китч" и он хочет избежать всяческих клише. По поводу придуманных и введенных им в действие страшных сцен, он считал, что если можно показывать такое в кино, то почему этого нельзя делать на театральной сцене?

Оперный театр в Дюссельдорфе

Оперный театр в Дюссельдорфе

– И разразился скандал?..

– Все началось еще во время сдачи спектакля, когда постановщику предложили убрать некоторые сцены, а он отказался. Ну, а на премьере начался сущий кошмар. Люди начали вставать прямо во время спектакля, выкрикивать оскорбления в наш адрес, с шумом выходить из зала, свистеть и улюлюкать. А некоторым зрителям просто стало плохо. Конечно, эти сцены были очень сильными и, возможно, слишком реалистичными: сцена наполнена нагими людьми с бритыми головами, музыка прекращается, все происходит в полной тишине... Собственно говоря, точно так же, как и тогда, когда все происходило в действительности: люди тоже молчали...

– Ну теперь-то, как видишь, они не молчат...

– Да, но часть публики, я думаю, протестовала еще и против того, что мы вторглись в "святая святых" и посягнули на Вагнера и на классическое прочтение оперы.

– Ты, конечно, знаешь, что после спектакля 15 человек попали в больницу, а Израиль назвал спектакль "безвкусицей" и выразил так называемый неформальный протест...

– Да, я понимаю... Даже репетировать эти сцены, как я сказал, было мучительно... Но я подписал контракт и находился не в том положении, чтобы выражать сомнения и неудовольствие. Кроме того, мы верили режиссеру, который говорил нам, как хорошо и убедительно это получится. Вот и получилось, кажется, даже слишком убедительно.

– А как ты думаешь, режиссер сам догадывался, что нечто подобное может произойти? Он хотел спровоцировать публику или сам симпатизировал нацистам?

Я убежден, что никаких симпатий к нацистам он не испытывал. Мне даже представить трудно, чтобы кто-нибудь симпатизировал нацистам после всего, что они натворили. Чего режиссер хотел и какой ему виделась реакция на его концепцию, мне трудно сказать. Мы не говорили на эту тему.

– Насколько я знаю, режиссеру было предложено убрать некоторые придуманные им сцены и играть спектакль без них. Он отказался. Сколько же таких сцен было в постановке?

В первом акте в самом начале – длинная сцена уничтожения людей – между увертюрой и началом оперы; во втором акте, когда во время дуэта Тангейзера и Элизабет в памяти Тангейзера возникает убитая им семья, и в третьем акте они же в измученном сознании Тангейзера, и девочка протягивает ему цветок в знак прощения и примирения.

– Значит, режиссер отказался внести изменения в свой творческий замысел, запретил играть его спектакль с изменениями и уехал. Как реагировал на это коллектив?

Для нас это был просто шок и полная неожиданность. Я лично узнал об этом просто-напросто уже в аэропорту, где ждал самолета, чтобы лететь в Дюссельдорф и петь там.

– И что происходит теперь?

Спектакль идет в концертном исполнении. Мы поем в своих сценических костюмах и, что называется, импровизируем на ходу.

– Публика приходит, есть реакция?

Похоже, что да. Отзывы положительные.

Режиссер Буркхард Космински назвал действия дирекции оперного театра цензурой. Он отметил, что его целью было исследование "древней архаичной темы вины" во времена Третьего рейха и скорбь по жертвам Холокоста, а не высмеивание их. В поддержку Космински выступили влиятельные театральные деятели Германии. Глава ассоциации театральных работников назвал решение Дюссельдорфской оперы изменить постановку ошибочным. Президент Берлинской академии искусств Клаус Штек призвал театр восстановить первоначальную версию спектакля.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG