Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чьей руке зонтик SportAccord?


Президент НОК Украины Сергей Бубка (слева) и спортивный директор МОК Кристоф Дюби на заседании SportAccord в Петербурге, 31 мая 2013 г.

Президент НОК Украины Сергей Бубка (слева) и спортивный директор МОК Кристоф Дюби на заседании SportAccord в Петербурге, 31 мая 2013 г.

В Санкт-Петербурге завершилась Международная конвенция SportAccord. Странное дело: к форуму мирового спорта, небывалому по остроте проблем, отечественные СМИ особого интереса не проявили. Посудачили о шансах Сергея Бубки стать президентом МОК, потревожились о дальнейшей судьбе классической борьбы, и ладно.

Добросовестная информация агентства «Весь спорт» повисла в интернете. Может, смысл и назначение встречи на высшем уровне оказались то ли неопределенными, то ли слишком многозначными?

Для непосвященных название конвент «Спорт-Аккорд» – было загадкой. Потом разъяснили: сначала была Генеральная ассамблея международных спортивных федераций. После двух переименований стала она называться «Международный конвент Спорт-Аккорд».

Международный конвент «Спорт-Аккорд» как зонтичная организация объединяет международные федерации по видам спорта (включённые и не включённые в программу Олимпийских игр), оргкомитеты мультиспортивных игр и различные спортивные организации». Только вот – зачем объединяет? И почему загадочные «мультиспортивные игры» и «различные спортивные организации» нуждаются в зонтике «Спорт-Аккорда»? Зонтик – он всегда от напасти, от палящего солнца, дождя, мокрого снега.

Еще недавно казалось, что управление мировым спортом в зонтиках не нуждается, там все в порядке. Пьер де Кубертен умело подчинил деятельность спортивных федераций целям и требованиям олимпийской программы. После скандального судейства на Лондонской Олимпиаде 1908 года международным федерациям поручили контроль за проведением и судейством олимпийских состязаний. Но право принимать, или не принимать федерацию в олимпийскую семью закреплено за МОК. Он же осуществляет надзор за порядком в национальных олимпийских комитетах. Итак, изначально МОК – главный.

Первая конфликтная ситуация возникла в 60-х годах. Инициаторами и подстрекателями борьбы против олимпийской диктатуры выступили руководители спортивных организаций соцстран. Потому как МОК тех времен – организация консервативная, аристократическая и очень даже буржуазная.

В апреле 1967 года, собравшись в Лозанне, представители 27 международных федераций создали собственный орган управления –Генеральную ассамблею (АГФИ). Ее задачи: «способствовать авторитету и независимости международных федераций». Дипломатично раскланялись с олимпизмом, пообещав «содействовать более тесным связям и контактам между МОК и любой другой спортивной организацией».

Создать другую оппонирующую организацию – Генеральную ассамблею национальных олимпийских комитетов (ПГА НОК) удалось не сразу. Против борцов за самостоятельность решений выступили НОКи 12 стран, в том числе США, Англии, Австралии, Дании. Но в октябре 1968 года в Мехико со счетом 33 против 27 победили оппоненты МОК.

Новая олимпийская политика сложилась не сразу. Происходили демократические изменения в составе МОК, при решении идеологических, организационных и финансовых проблем был важен консенсус отношений с АГФИ и ПГА НОК. После реформ, инициированных Самаранчем, МОК разбогател и стал спонсором новых проектов и организаций. Исполком МОК оценивал вклад федераций в олимпийское движение и по своему разумению одаривал их субсидиями.

Но время шло, и ныне в ходу – новые критерии успешности мирового спорта. В XXI веке главные заказчики и благодетели – миры бизнеса и финансов. Требуемые продукты – привлекательная телевизионная картинка и популярность в мире интернета. На летних Олимпийских играх 2012 года охват мировой аудитории средствами телерадиовещания, печатных и цифровых СМИ и социальных сетей составил 4,8 миллиарда человек.

МОК получил возможность увеличить сумму выплат федерациям за участие в Лондонской Олимпиаде до 475 млн. долларов. Кого приветствовать и поощрять? В Петербурге представлена новая методология расчета. Учитываются 18 критериев. В первую очередь оценивается величина телевизионной аудитории, привлекаемая олимпийским видом спорта. Во-вторых, принимается во внимание количество проданных билетов в период проведения Игр. И еще 16 разных показателей. И вдруг оказалась, что доля легкой атлетики равноценна поддержке гимнастики и водных видов спорта! Президент Международной федерации легкой атлетики Ламине Диак был возмущен: «Именно мы делаем Олимпийские игры глобальными. Мы девять дней забивали до отказа стадион в Лондоне. Игры в Рио начнутся тогда, когда стартуют соревнования по легкой атлетике. Именно легкая атлетика делает Олимпиаду особенным событием». Кому жаловаться?

Дальше – больше. Авторитет и финансовая поддержка спорта напрямую зависят от олимпийского статуса. Претендентов – десятки. Но регламент Игр не резиновый. А жить-то хочется всем!

Где выход? Инициативу проявляет прежде малозаметный Европейский олимпийский комитет. Он берется проводить свои континентальные Игры и увеличить число олимпийских видов спорта. «Европейские игры должны отличаться и отвечать интересам спорта в Европе. Первая проба сил – в 2015 году на Европейских Олимпийских играх в Баку». Руководство МОК, мягко говоря, не в восторге. Новые хлопоты и проблемы.

А тут еще едва ли рейдерский замах на приоритеты МОК. Мариус Визер, избранный в Петербурге президентом «Спорт-Аккорд», намерен учредить глобальный чемпионат по всем олимпийским и неолимпийским видам спорта. Даешь счастье для всех! И одновременно – раскрутка независимых от МОК финансовых схем.

В общем, поводов для головной боли у МОК предостаточно. Ему изначально неподвластна ВАДА, терзающая спортивный мир неустанным допинг-контролем. На очереди создание еще одной независимой организации. Пришла новая беда – «манипулирование спортивными результатами». Попросту говоря, расцветает всемирный воровской бизнес «договорняков» и тотализаторов. Ассоциация международного спортивного права (тоже независимая от МОК служба), настаивает на немедленном создании спецслужбы по борьбе с коррупцией.

Управление олимпизмом явно выходит из-под контроля. Жак Рогг надеется, что после смены главы МОК «два новоизбранных президента встретятся и обсудят перспективы сотрудничества олимпийского движения и организации SportAccord». Вот только в чьей руке окажется зонтик защиты непредсказуемого развития мирового спорта?
XS
SM
MD
LG