Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Коренной малочисленный народ севера саамы подпал под закон об "иностранных агентах".

Поиск иностранных агентов в России приобретает все более экзотический
характер. Как известно, для того чтобы быть причисленной к
иностранным агентам, некоммерческой организации надо получать
иностранные гранты и заниматься политической деятельностью.

Объединения мурманских саамов в Ловозерском районе Мурманской области
для сохранения своей культуры получают деньги не только из российского
бюджета, но им помогают также норвежские, финские и шведские фонды.
Прокуратура не выявила фактов, подтверждающих, что иностранные деньги
в данном случае идут на политическую деятельность, зато нашла в
уставах организаций некие политические цели, а потому решила, что эти
организации должны вписать себя в реестр иностранных агентов.

Правозащитники давно говорят о том, что понятие "политическая
деятельность" в законе – размыто. Координатор общества "Ингрия" Светлана Гаврилина, только что вернувшаяся с проходившей в Москве конференции "Какая федерация нам нужна?", отмечает, что представители национальных и краеведческих объединений жаловались на давление на активистов, занимающихся краеведческой деятельностью: "В частности, об этом рассказывали архангельские поморы, карелы – что скоро, наверное, любой местный патриотизм будет называться сепаратизмом. Недавно премьер-министр Медведев заявил, что не нужно увлекаться даже региональными брендами – нет ли в этом сепаратизма. Скоро вологодское масло будет проявлением вологодского сепаратизма".

Во всем мире саамов насчитывается около 35 тысяч, в России живут всего
2 тысячи. Занимающийся культурой саамов доцент Института народов севера
Российского государственного педагогического университета имени
Герцена Сергей Сережкин вообще не может понять, каким образом усилия
саамов по сохранению своей культуры может считаться политической
деятельностью, приводящей их в ряды иностранных агентов: "Естественно, сохранение культуры, языка народа, проживающего на территории России, это задача политическая, и это всегда было – в советское время мы обучали, поддерживали саамов. Они живут на Кольском полуострове, в Норвегии, Финляндии, в Швеции, но у нас свои саамы и свои проблемы. Национальное сознание западных саамов проснулось раньше, они создали саамский парламент в Норвегии, а наши создавали свои объединения – например Кольских саамов, это обмен опытом, хотя бы для сохранения языка, совместная научная работа. Даже в процессе глобализации каждый этнос – это бриллиант со своими знаниями, который надо сохранять".

Светлана Гаврилина считает подобную практику поиска иностранных агентов порочной: "Как говорится, люди ищут не там, где потеряли, а там, где светло.
Выступали из Калининграда: у советских ветеранов медали за взятие
Кенигсберга, а не Калининграда, город с прусской культурой существовал
много столетий, но когда люди начинают этой культурой заниматься, это
называется сепаратизмом. Оказывается, центр "Э" уже интересуется
калининградцами, хранящими память о своих дедах, награжденных медалями
"За взятие Кенигсберга", а также жителями Сибири, носящими футболки с
надписью "Я сибиряк" и снежинкой. Если в названиях тульского пряника и вологодского масла будет усматриваться сепаратизм, то скоро вообще названия регионов могут заменить номерами, и такая политика не ведет к укреплению России, являющейся федеративным государством", – резюмирует Светлана Гаврилина,

Сергей Сережкин считает, что главное – сохранить язык саамов, который может исчезнуть уже через одно-два поколения, а для этого нужно не только обучать саамов, но и создавать у них рабочие места, и это должно быть политикой
государства. Иностранная помощь в таком благом деле – это добрая воля,
а зачисление саамов в иностранные агенты филолог склонен считать
недоразумением. Права, таких "недоразумений" с каждым днем становится
больше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG