Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чешский журналист Либор Дворжак – о женщине и политике


Премьер-министр Чехии Петр Нечас объявил о своей отставке с поста главы кабинета министров: перипетии его личной жизни становятся тормозом для политики. Речь идет о злоупотреблениях полномочиями главы кабинета премьер-министра Яны Надёвой, которая, будучи подругой Нечаса, организовала слежку за его женой Радкой с помощью службы военной разведки. На минувшей неделе, помимо Надёвой, чешская полиция задержала еще семь человек. Арестованных подозревают еще в двух группах преступлений: торговля политической лояльностью в обмен на должности в руководстве государственных предприятий и коррупция при распределении крупных государственных финансовых заказов. О развитии политической ситуации в Праге я беседую с комментатором чешского телевидения Либором Дворжаком.

– Нечас объяснил свою отставку пониманием того, что перипетии его личной жизни стали тормозом для чешской политики. Означает ли это, что любовь – главная причина его ухода?

– По всей видимости – да, хотя есть три главных типа проблем, которые возникли у нашего правительства из-за обвинений полиции: клиентелизм, политическая коррупция и злоупотребления полномочиями. Но кажется, что именно личные связи нашего премьера с госпожой Надёвой решили его судьбу. Оказывается, полиция прослушивала их частные телефонные разговоры последние полгода.

– На каком основании полиция прослушивает телефонные разговоры премьер-министра? Это разрешено законом?

– Нет, конечно, но прослушивались телефонные разговоры не премьера, а подозреваемой в совершении преступлений – госпожи Надёвой, шефа его кабинета. Очевидно, это делалось с разрешение суда.

– Чехии не избежать теперь досрочных выборов или кабинет министров может быть составлен теми же тремя правоцентристскими партиями, только с персональными изменениями?

Петр Нечас

Петр Нечас

– Многое зависит, во-первых, от оппозиции, от того, что ей удастся сделать в парламенте. Социал-демократы вряд ли смогут составить вместе со своими союзниками конституционное большинство, чтобы сделать возможным самороспуск нижней палаты парламента. Мне кажется более вероятным формирование нового кабинета министров на прежней партийной базе. А это зависит от позиции самой сильной, по видимости, сейчас в Чехии правоцентристской партии ТОП 09, которую возглавляет министр иностранных дел князь Карел Шварценберг. Если ТОП 09 вдруг посчитает, что ей было бы сейчас выгоднее прервать сотрудничество с Гражданской демократической партией Петра Нечаса и вызвать, таким образом, досрочные выборы, то может быть и такой сценарий.

– Судя по тем документам о ходе следствия, которые попали в чешскую печать, самые серьезные обвинения касаются нарушений в распределении государственных заказов. Там крутятся большие деньги, это в чистом виде политическая коррупция. Но к ответственности пока не привлечены люди, которые собственно занимались организацией этих заказов – два известных в Чехии лоббиста Роман Яноушек и Иво Риттиг. У вас нет ощущения, что у полиции нет достаточных аргументов для того, чтобы это дело довести до судебного приговора?

– Очень может быть, что таких аргументов у полиции нет, потому что Яноушек и Риттиг – очень опытные, тертые люди с огромными связями. Во-вторых, оба они сейчас находятся за границей; очень может быть, что они получили сигналы о действиях полиции.

– Подозрения в причастности к нарушениям закона выдвинуты пока в адрес восьми человек: эти бывшие депутаты парламента, чиновники, высокопоставленные офицеры разведки, которые давали санкцию на слежку за бывшей теперь уже женой премьер-министра с подачи шефа его кабинета. Это все люди публичные, вряд ли кто-то из них мог оказать вооруженное сопротивление при задержании. Операция полиции проходила как в голливудских боевиках: агенты в масках, вооруженные спецназовцы. Насколько оправдан был такой стиль проведения операции?

– Все могло произойти, наверное, и потише, вы правы. Премьер-министр упрекал полицию в театральном методе работы. Но, с другой стороны, совершенные преступления очень опасны для общества и государства. Так что, я думаю, что кроме нашего уходящего премьера и задержанных никто всерьез на полицию не обижен. Простые граждане Чехии согласны с действиями полиции, потому что политическая коррупция просто превосходит все возможные рамки.

– Премьер-министру, уходящему в отставку, стоит сочувствовать? Нечас оказался в несчастливый для себя период между двумя женщинами, не смог разобраться в своих отношениях. Или нет прощения такому премьер-министру, который допустил злоупотребления полномочиями в своем окружении?

– Я бы премьеру нашему не простил такой ситуации – не из-за двух женщин, такое с каждым может случиться, а потому, что он не смог оценить сложность обстановки, в которой он оказался. Он четыре дня не мог решиться уйти в отставку, хотя в нормальной политике это самое обыкновенное и нормальное действие.

– С трудом себе представляю, чтобы в странах постсоветского пространства (исключая страны Балтии, пожалуй) по таким причинам морального порядка хотя бы один политик подал в отставку. Означает ли это, что уход Нечаса – это проявление силы чешской демократии?

– Я думаю, да. Но главный хороший признак в том, что полиция отважилась "взяться" за таких видных людей. Такого у нас давным-давно не было.

– А тут не обошлось без темной политической силы, которая стояла за действиями полиции?

– Об этом никто в Чехии не говорит. Полиция, в конце концов, поняла, что обстановка в стране позволяет работать именно так, как полиция сработала.

– Политическая карьера Нечаса закончена?

– Я думаю, что да.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG