Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От Триумфальной колонны к Бранденбургским воротам


Барак Обама выступал в Берлине в июле 2008 года, будучи кандидатом в президенты США

Барак Обама выступал в Берлине в июле 2008 года, будучи кандидатом в президенты США

После завершения саммита "Большой восьмерки" Барак Обама нанесет свой первый государственный визит в Германию. Смотрите прямую видеотрансляцию на сайте Радио Свобода 19 июня в 17:00 МСК

В качестве президента Барак Обама уже один раз побывал в Германии как участник саммита НАТО 2009 г. в Баден-Бадене. Он посетил ряд символических объектов – изумительно отреставрированную, отчасти на средства американских спонсоров, церковь Frauenkirche в Дрездене, почти разрушенную бомбардировками 1945 года; бывший нацистский концлагерь Бухенвальд и американский военный госпиталь в Ландштуле. Обама, однако, отказался тогда от поездки в Веймар, где творили Гёте и Шиллер, и, несмотря на настойчивые просьбы канцлера Меркель, не сделал остановки в Берлине.

Не приехал Обама в германскую столицу и по случаю двадцатой годовщины падения Берлинской стены, чем вызвал критику со стороны немецкой прессы, сравнившей его небрежение к Европе и ее историческим датам с повышенным вниманием к Ближнему Востоку, куда Обама отправился как "примиритель цивилизаций" сразу после того, как обосновался в Белом доме. Высказывались также предположения, что в свете политики "перезагрузки" Обама не хочет задевать чувствительные струны России, для которой крушение Берлинской стены олицетворяет гибель всей ее империи в Восточной Европе. В средствах информации тогда ходили упорные слухи, что Обама отклоняет предложение канцлера еще и потому, что обижен на нее за отказ позволить ему годом ранее выступить у Бранденбургских ворот. Обама тогда был кандидатом в президенты, а это место, как ему дали понять, "забронировано" исключительно для действующих глав государств и правительств. 19 июня мечта Обамы сбудется, и, учитывая его личную популярность в Германии, предстоящее выступление может легко привлечь несколько сот тысяч человек – столько, сколько пришли к Триумфальной колонне послушать его в 2008 г.

Перед Бранденбургскими воротами будут установлены стулья по числу приглашенных и вся зона будет оцеплена на расстоянии минимум один километр от места выступления президента США. Никаких зон с экранами для народа не предусмотрено. Немецкие СМИ утверждают в один голос, что берлинцы на этот раз в отличие от предвыборной речи 2008 года Обаму кроме как на экранах телевизоров не увидят вовсе. В частности, не будет никаких рукопожатий с населением.

На выходе из ближайшего к отелю, в котором будет ночевать Обама, метро "Потсдамер Платц" несколько часов будут пропускать только тех, кто живет в этом районе. Даже прогулочные корабли по реке Шпрее не будут 19 июня ходить по обычным маршрутам, а станут разворачиваться перед зонами трех зданий: дворца президента, резиденции канцлера и замка Шарлоттенбург, в котором пройдет торжественный ужин немецких политиков с президентом США.

Газеты Германии обсуждают вопрос: кто эти 4000 человек, приглашенных послушать Обаму? Как сообщает пресс-служба канцлера, аудиторию президента США составят представители всех слоев населения и люди. Но кто и когда составил эти списки, остается тайной.

Партия пиратов готовит демонстрацию протеста у той самой Колонны, где 5 лет назад выступал Обама. Демонстрация будет проходить одновременно с речью президента. Протестующие намерены выступить против слежки за гражданами в интернете и применения дронов. Они также против принятых в Берлине мер безопасности, которые парализуют жизнь в городе.

У Барака Обамы запланирована короткая встреча с кандидатом в канцлеры от социал-демократов Пеером Штайнбрюком. Сообщая об этом, администрация американского президента сделала сразу несколько ошибок, перепутав Штайнбрюка с другим лидером социал-демократов Штайнмайером, назвав того, с кем встретится Обама, господином Штайнбергом, и приписав ему пост главы партии, который занимает Зигмар Габриэль.

Наблюдатели обращают внимание, что Барак Обама не сможет быть в Берлине 26 июня, в день 50 годовщины знаменитой речи президент Джона Кеннеди, в которой он подтвердил солидарность США с жителями насильственно разделенного города, произнеся сакраментальное "Ich bin ein Berliner".

"Обама четыре раза был во Франции, дважды в Англии, дважды в Дании, в Норвегии, но не нанес ни одного официального визита в самую важную страну Западной Европы Германию, чем немало расстроил Ангелу Меркель и ее окружение, – отмечает аналитик Фонда "Наследие" Тед Бромунд. – В этом году администрация, что называется, "ликвидирует хвосты": президент побывал с государственным визитом в Израиле и вот сейчас едет в Германию. Визит будет во многом церемониальным, но Германия чувствует себя сегодня в изоляции в Европе, и ей важно продемонстрировать соседям, что американский президент по-прежнему считает ее достойной высшей чести, коей является государственный визит. Первопричина этой изоляции состоит в принципиальном расхождении Берлина с Парижем, Римом и другими столицами Евросоюза, не говоря уже о Вашингтоне, в рецептах преодоления финансового кризиса в зоне евро. Понятно, что Меркель не отступит от своего курса в преддверии выборов, равно как и не добьется его одобрения от Обамы, который считает политику жесткой экономии, проводимой Берлином, повинной в искусственном замедлении темпов роста в мировом масштабе, включая Соединенные Штаты, и подрыве усилий его администрации оживить хозяйственную деятельность. На что рассчитывает Меркель, так это на вежливое замалчивание гостем этих разногласий, а также на его поддержку идеи сохранения общеевропейской валюты и более тесной координации членами ЕС кредитно-денежной и банковской политики. Германия, в свою очередь, играет ведущую роль в переговорах ЕС и США о создании зоны свободной торговли и может существенно продвинуть их вперед, если убедит Францию устранить ряд налоговых преференций и квот, с помощью которых та защищает свой культурный рынок от американской кино-, радио- и телепродукции".

Тед Бромунд не исключает, что в повестку диалога Обамы и Меркель могут попасть также вопросы нарушения прав человека, но применительно не к авторитарным режимам, как обычно, а к мониторингу спецслужбами США телефонных звонков и интернет-сообщений своих граждан. Эта практика вызвала дружное осуждение германской общественности и СМИ, сравнивающих ее чуть ли не с деятельностью Штази, и все немецкие политики вынуждены как-то откликаться на артикулированное недовольство избирателей, особенно в канун выборов.

"Германия хочет считаться великой державой, но поскольку из глобальной геополитической игры она выбыла, ни о чем, кроме экономики, на саммите, по большому счету, речи идти не будет, – замечает Сет Кропси, замминистра обороны в администрациях Рейгана и Буша-старшего, а ныне ведущий сотрудник Гудзоновского института.Шредер саботировал кампанию США против Саддама Хусейна. Меркель хочет стряхнуть с себя прах Афганистана еще быстрее, чем Обама; она не поддержала Америку в ливийском конфликте; выступила против вмешательства в войну в Сирии и против ужесточения экономических санкций в отношении Ирана; Берлин стремится быть ближе к России и Китаю, чем все прочие игроки; Германия также урезает свой оборонный бюджет и категорически противится расширению НАТО. При этом наперекор логике она хочет, чтобы Обама больше думал о судьбах Европы".

По словам профессора университета штата Калифорния во Фресно Брюса Торнтона, Германия, с одной стороны, больше, чем кто-либо иной, определяет расклад издержек и выгод среди стран-членов ЕС, а с другой – она фактически безоружна. В перспективе, подчеркнул Брюс Торнтон, это сочетание очень неустойчивое:

"На месте европейцев я бы припомнил, что исторически с середины 19-го века Германия, став единой, всегда воевала, когда чувствовала себя в изоляции. Просвещенным жителям Европы представляется, что в их части света милитаризм уже больше никогда не возродится. Тем не менее, я бы посоветовал им поразмышлять о том, что произойдет, если НАТО рухнет и Германия более не будет подчинять свою военную и внешнюю политику императивам общеевропейской стабильности, – вариант, чреватый риском размораживания старых территориально-политических антагонизмов на европейском континенте. Не лишне задуматься также о сценарии, при котором руководители юга Европы, вновь заразившиеся вирусом национализма, воспротивятся диктату Германии в бюджетно-налоговой области и Евросоюз распадется под прессом суверенных дефолтов стран-участниц по задолженностям перед немецкими банками. Вероятным следствием этого станет падение материального благосостояния государств – банкротов до уровня 50-х годов прошлого века и отказ вообще расплачиваться по долгам под предлогом, что эти "новые гаулейтеры", этот "Четвертый рейх" своей "экспортной экспансией", дескать, сам навлек на себя все беды. Неудивительно, если в этих обстоятельствах самая богатая, самая многонаселенная и самая технически передовая страна Европы не задастся вопросом, почему она не располагает ядерным оружием и первоклассной армией, не говоря уже о том, с какой стати ей следует сносить оскорбления соседей-неудачников?"

На момент окончания холодной войны в Европе находились 285 тысяч американских солдат, сегодня их численность уменьшилась до 64 тысяч. Это меньше чем 5% личного состава вооруженных сил. Как отмечают наблюдатели, Конгресс США, сам того не желая, написал грустную прелюдию к предстоящему визиту Обамы в Германию, открыв слушания, посвященные дальнейшим сокращениям американского контингента в Североатлантическом альянсе. Масштаб обсуждаемого сокращения персонала и военных баз таков, что, по оценкам, под вопросом оказываются эффективность НАТО как военной организации и даже ее способность служить логистическим подспорьем Соединенным Штатам в операциях за пределами европейского континента.

Опросы показывают, что Обама очень популярен в Германии. О причинах этой популярности говорит немецкий политолог, автор книги об Ангеле Меркель, Гюнтер Лахман:

"Обама воплощает одно мужественное послание: он готов брать на себя ответственность за те цели, которые он преследует. Именно это особенно импонирует немцам. И это именно то, чему у него мы, немцы, могли бы поучиться. Мы – самая сильная в экономическом отношении страна Европы. И эта экономическая потенция вынуждает нас (особенно во время финансового кризиса) к особой политической ответственности за пределами наших границ. Но мы пока все еще не уверены в выпавшей нам роли. Взять на себя ответственность означает предвидеть все возможные последствия предпринимаемых политических действий и иметь план на перспективу. Это относится как к драконовским программам экономии для стран юга Европы, так и к миллиардным пакетам помощи, которую мы финансируем. Мы должны отвечать себе на важные вопросы: Какое бремя может выдержать население Германии? Могут ли некоторые из предпринимаемых нами действий в перспективе вообще разрушить Европейский дом? Тот, кому приходится принимать подобные решения, должен быть уверен в себе и в своей роли в Европе и мире. США соответствуют такой ответственности. Мы немцы – пока все же нет. Мы, прежде всего, не хотим играть роль сердитого босса, не хотим воплощать зло в глазах других. Но ведь и американцы не родились с таким пониманием своей политической роли. Да и им приходится время от времени заново определять себя как нацию и заново определять, уточнять свою роль в мире. В этом и есть собственно суть политики. И это диктует необходимость выдвигать в лидеры тех, кому люди могут доверять. Такие лидеры просто обязаны обладать способностями воодушевлять людей своими целями. Именно таков Барак Обама. И именно это и приветствуют в нем и немцы".
---

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG