Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Подмораживание между Россией и Западом"


Демонстранты у места проведения саммита "Большой восьмерки"

Демонстранты у места проведения саммита "Большой восьмерки"

В Великобритании, вблизи североирландского городка Эннискиллен открылся двухдневный саммит лидеров стран "Большой восьмерки". Российскую делегацию возглавляет Владимир Путин – вечером в понедельник он провел переговоры с президентом США Бараком Обамой. Встреча длилась, как сообщается, вдвое дольше запланированного – почти два часа вместо одного. Лидеры обсуждали, как и ожидалось, сотрудничество в антитеррористической деятельности и мировые проблемы, включая выборы в Иране и ситуацию в Сирии.

Североирландский гольф-курорт Лох-Эрн, где проходит саммит "Большой восьмерки", напоминает укрепленную крепость. По всему периметру (шесть с половиной километров) он окружен заграждением из колючей проволоки. На подходах к курорту выставлены вооруженные блок-посты полиции и сил безопасности. Личная охрана президентов и премьер-министров ограждает их от несанкционированных контактов. Саммит охраняют восемь тысяч полицейских. Частично закрыто воздушное пространство над Северной Ирландией. Когда-то часть Ольстера, где проходит саммит, была знаменита активностью террористической Ирландской республиканской армии, так что у местных властей большой опыт борьбы с терроризмом.

Первый день саммита посвящен глобальным экономическим проблемам – выработке совместной стратегии по стимулированию экономического развития бедных и развивающихся стран. Как заявил председательствующий на саммите британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, саммит должен придать новый импульс трансатлантическому сотрудничеству, что потребует соглашения о свободной торговле между США и Евросоюзом. Одна из заявленных британским премьером тем повестки саммита – реформа национальных налоговых систем и увеличение их эффективности, устранение всех лазеек для уклонения от налогов, повышение прозрачности в деятельности международных корпораций и в налоговом законодательстве.

Однако, по мнению британских политических комментаторов, на саммите все же будет доминировать сирийская тема. На совместной пресс-конференции Дэвида Кэмерона и Владимира Путина после их переговоров в резиденции британского премьера оба лидера признали, что им не удалось урегулировать разногласия по поводу поддержки сирийской оппозиции и возможного снабжения их оружием. Российский президент заявил, что "кровь на руках у обеих сторон конфликта" и что он против поддержки замеченных в каннибализме сирийских повстанцев. Поставляя вооружение законному правительству Сирии, сказал Путин, Россия не нарушает никаких международных законов. Особую остроту дебатам по сирийской проблеме, несомненно, придаст решение США поставлять оружие сирийской оппозиции.

Тем временем прибывшие в Северную Ирландию со всего мира антиглобалисты и анархисты вечером в понедельник провели направленную против саммита "Большой восьмерки" демонстрацию в городке Эннискиллен, расположенном неподалеку от гольф-курорта Лох-Эрн. По информации полиции, в ней участвуют около двух тысяч человек. Комментируя в интервью Радио Свобода повестку саммита "Большой восьмерки", директор исследовательского центра политических и социально-экономических проблем ResPublica Филлип Блонд выражает сомнение в способности лидеров восьми стран разработать скоординированную политику выхода из глобальной экономической рецессии:

– Не думаю, что от саммита следует ожидать каких-то новых рецептов стимулирования экономического роста или выхода западной экономики из рецессии. Проблема еще в том, что в Соединенных Штатах и Европе налицо различные экономические ситуации. Если в Америке наблюдается начало экономического оздоровления, то в странах Евросоюза все еще ощущаются последствия глубокой рецессии. Япония проводит сейчас политику рефляции – государство пытается оживить экономику с помощью денежно-кредитного регулирования. Каждая страна "Большой восьмерки" пытается выйти из рецессии своим путем. Нет никаких признаков координации мер по глобальному экономическому выздоровлению.

– Но, может быть, консенсус стран "Большой восьмерки" проявится при обсуждении новых стандартов налогообложения?

– Эта проблема очень актуальна, и здесь возможен консенсус. Все страны заинтересованы в том, чтобы бизнес исправно платил налоги, а не уклонялся от этого с помощью офшоров или других махинаций. Думаю, что в этом деле можно ожидать прогресса. Прогресс на саммите возможен только при наличии общих интересов и взаимных выгод, что проявляется очень редко.

– Можно ли ожидать на саммите реальных сдвигов в сирийской проблеме?

– Сомневаюсь. Россия придерживается отличной от остальных членов "Большой восьмерки" политики в отношении Сирии. Она видит, что ее влияние в этом регионе стремительно падает, и она всеми силами пытается это предотвратить. Мне эта ее политика кажется очень недальновидной. Россия пытается стабилизировать режим Башара Асада, но для этого ей следовало бы в свое время разработать стратегию по созданию в Сирии межэтнических и межрелигиозных институтов, что способствовало бы его укреплению. Действия России в отношении Сирии по существу носили лишь тактический характер, никакой жизнеспособной стратегии она не разработала. И сейчас Россия расплачивается за отсутствие такой стратегии.

– Сможет ли саммит содействовать сближению России и Запада?

– Не думаю. Сейчас расхождения между Россией и Западом очень глубоки и серьезны. Причина этого и в коррумпированности российского истеблишмента, и в отношении к сирийской проблеме, и в ситуации с правами человека. Это чем-то напоминает новую холодную войну. Впрочем, это не столько холодная война, сколько подмораживание доверия и сотрудничества между Россией и Западом. Особенно это верно в отношении российско-британских отношений. Ранее Россия пыталась выстраивать двухсторонние отношения с европейскими странами с помощью экономических рычагов, используя их зависимость от российских энергоресурсов. Сейчас эта зависимость заметно ослабела, и страны Евросоюза утрачивают интерес к России; их двухсторонние отношения если не замораживаются, то охлаждаются. Такое положение вещей будет длиться до тех пор, пока не произойдут какие-то коренные изменений в самой России. И когда это произойдет, тогда и возникнет возможность для новых отношений, – считает директор исследовательского центра политических и социально-экономических проблем ResPublica Филлип Блонд.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG