Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Андрей Остальский – о G8 и стронгмене Путине


Рисунок карикатуриста Кристиана Эдамса в газете Daily telegraph

Рисунок карикатуриста Кристиана Эдамса в газете Daily telegraph

В Северной Ирландии завершилась встреча лидеров стран "Большой восьмерки". Ее проведение выявило расхождение позиций в пропорции 1:7 – Россия против остального мира – по многим вопросам

В Северной Ирландии подписанием совместной итоговой декларации завершается встреча лидеров стран "Большой восьмерки". Ее проведение выявило сильное расхождение позиций в пропорции 1:7 – противоречия во взглядах на методы урегулирования вооруженного конфликта в Сирии между Россией и остальными участниками конференции оказались столь существенными, что возникла опасность отказа Москвы, Владимира Путина, от подписи в заявлении саммита. Эту ситуацию в интервью для РС разъяснил лондонский журналист и политический комментатор Андрей Остальский.

– Проблему резче всех сформулировал премьер-министр Канады Стивен Хартер, который накануне открытия саммита сказал: "Итак, снова не "восьмерка", а "семерка" плюс один". Вот к этой старой формуле вернулись. Имел в виду Стивен Хартер, правда, исключительно сирийскую проблему, по которой он видел непримиримые противоречия: на одной стороне стоят семь развитых государств мира, на противоположной – Россия.

Андрей Остальский

Андрей Остальский

Такого, в общем-то, не было никогда, это беспрецедентная вещь. Ведь механизм "большой" сначала "шестерки", потом "семерки" и, наконец, "восьмерки" создавался как клуб неких единомышленников, у которых, конечно, могут быть тактические разногласия о том, какими методами достигать поставленных целей, но все согласны относительно общих принципов и ценностей – защита демократии, международного мира, защита прав человека, в том числе в государствах третьего мира, помощь бедным и так далее. Впервые в истории существования этого клуба происходит фактическая конфронтация, причем достаточно жесткая, местами даже грубая и недипломатичная. Возьмем обмен мнениями, который происходил после переговоров Владимира Путина с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном, беспрецедентный по своей остроте. Владимир Путин обвинил западные страны в том, что они готовы поддерживать оружием каннибалов. Вот такой недипломатический язык. В свою очередь, может быть, и не британские официальные лица, но британские СМИ точно воспроизводили высказывания о том, что кровь сирийского мирного населения в том числе и на российских руках.

– А в международных отношениях бывает так, что один прав, а семеро не правы?

– Нельзя исключить этого на 100 процентов. Но сирийская история на саммите высветила другое. Относится ли вообще сейчас формула – "семь плюс один" – к этому клубу. Может быть, теперь единых ценностей, объединяющих страны "семерки" и России, выстроившей новую политическую систему за последнее десятилетие, уже не существует и по другим проблемам? Или их стало гораздо меньше, чем было? Единство по самым важным вопросам клубу демонстрировать становится все сложнее и сложнее.

– Это заметно даже по повестке дня саммита. Заявлялось, например, обсуждение вопроса о развитии экономического торгового сотрудничества между США и Европейским союзом. При чем тут Россия?

– Организаторы скажут вам: поскольку ведущие страны Евросоюза и США присутствуют на форуме, то это хорошая возможность о такой инициативе объявить. Ведь, в конце концов, и Канада в "Большую восьмерку" входит, но не является членом Евросоюза. Правда, Канада входит в Североамериканскую ассоциацию свободной торговли, и я думаю, что если планы о создании торгового пакта США – Евросоюз станут реальностью, то Канада неизбежно окажется тоже членом этого нового интересного клуба. Но этого нельзя сказать, с другой стороны, о Японии. С ней все гораздо сложнее. Поэтому не только Россия в этом смысле оказывается несколько маргинализирована.

Кстати говоря, если действительно удастся за два года или за 18 месяцев заключить такой пакт, создать своего рода общий рынок, который будет включать США и Канаду с одной стороны и Евросоюз – с другой, то это изменит лицо нашего мира, это будет самая кардинальная экономическая реформа последних десятилетий.

– Мне кажется, даже по итогам (довольно скупым) встречи Барака Обамы и Владимира Путина было понятно, что договориться мало о чем удалось. Каковы результаты этой встречи? Подтверждение, что в начале сентября президенты встретятся в Москве, и подтверждение, что они готовы участвовать в международной конференции по урегулированию в Сирии, больше ничего?

– Сегодня самая популярная карикатура в Великобритании – из газеты "Дейли Телеграф". Знаменитый художник Кристиан Эдамс нарисовал Владимира Путина в виде страшного полуобнаженного качка. Путин сидит за столом, к нему выстроились в очередь все остальные лидеры "Большой восьмерки" и занимаются с ним армреслингом, в котором стронгмен Путин всех побеждает. Дэвид Кэмерон отходит от стола, уже тряся рукой. Видно, что ему очень больно. А Барак Обама встал в очередь в самом конце и трясется от страха, что ему тоже придется встретиться с суперменом "восьмерки". С одной стороны, это вроде выглядит как комплимент Владимиру Путину. Но, с другой стороны, понятно, что карикатурист иронизирует над всей этой ситуацией, а именно над тем, что лидерам семи развитых государств не удается найти общий дружественный язык с Россией.

По главному – сирийскому – вопросу в вежливой форме констатированы глубинные и, наверное, непреодолимые разногласия. Возникла причем даже угроза такая, скрытая, высказана британцами, что может быть принято коммюнике за подписью лишь семи государств, без участия России. Что означало бы, конечно, констатацию, юридическое оформление раскола клуба "восьмерки". Была найдена компромиссная позиция – при этом, конечно, некоторые пункты программы, предлагаемые британцами, несколько размыты, смягчены.

– Разногласия России и "большой семерки" становятся фатальными, неразрешимыми?

– Находить общий язык, видимо, действительно, будет все труднее и труднее. Уж слишком разительно отличаются политические системы и базовые ценности. Ну, достаточно вспомнить о том, какие законы параллельно практически заседанию "восьмерки" принимаются в России – они полностью противоречат современной политической философии западных стран. А что, собственно, Россия в таком случае делает в "клубе восьми"? Почему туда, например, не позвать Китай? Китай нельзя позвать, отвечают нам, потому что это не демократическая страна. Но насколько более демократична новая Россия со сложившейся авторитарной вертикалью власти, отсутствием свободы слова и серьезнейшими проблемами с правами человека?

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG