Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Параллельно визиту в Берлине прошли демонстрации протеста, в частности, Партии пиратов против ущемления свободы в интернете, против прослушивания разговоров граждан и против бесконтрольного использования беспилотников. Организация "Международная амнистия" на своей демонстрации потребовала немедленного закрытия тюрьмы Гуантанамо.

Несмотря на это и на то, что берлинцы и гости города почувствовали на себе беспрецедентные меры безопасности, атмосфера вокруг визита Барака Обамы была праздничной, чему способствовала хорошая солнечная, но все же слишком жаркая погода 36 градусов в тени, а на солнце публика подвергалась воздействию температуры явно за 40 – такой жаркой дружбы между США и Германией все же еще пока нет.

Бургомистр Берлина Клаус Воверайт, выступавший с первым приветствием Бараку Обаме, напомнил о значении американского "воздушного моста", снабжавшего при помощи самолетов западный сектор Берлина продуктами и всем необходимым во время советской блокады города с июня 1948-го по август 1949 года. Напомнил Воверайт и об исторических берлинских речах президентов США – предшественников Обамы – Джона Кеннеди 50 лет назад и Рональда Рейгана 25 лет назад с призывом к Михаилу Горбачеву сломать Берлинскую стену и открыть Бранденбургские ворота. Предваряя речь Барака Обамы, канцлер Ангела Меркель назвала США ответственным партнером и сильным другом Германии: "Дружба, помощь и верность США по отношению к Германии – единственная в своем роде". Меркель заявила, что обе страны будут продолжать усилия по созданию совместной американо-европейской зоны свободной торговли.

В 30-минутной речи президент США предложил новые сокращения американского атомного потенциала на одну треть, а также сокращение стратегических ядерных вооружений в Европе и выразил надежду, что его предложения будут поддержаны в России. Во время выступления Обама снял пиджак, давая этим понять, что присутствует на встрече друзей. Клаус Воверайт последовал его примеру. Публика, сама страдавшая от жары, отнеслась к поступку американского президента с явным одобрением.

Перед историческими Бранденбургскими воротами президент США напомнил об их полной перипетий истории, в частности, о борьбе восточных немцев за свободу, против диктатуры и угнетения. Обама несколько раз в своей речи обращался, как он выразился, к "духу Берлина" как к символу свободы. "Я горд тем, – сказал Барак Обама, – что я первый американский президент, который выступает с восточной стороны этих ворот". Обама говорил далее в своей речи о недостаточной, по его мнению, поддержке извне государств, в которых происходят процессы движения общества к демократии. Отсылая к неоднократно звучавшей цитате из знаменитой речи Джона Кеннеди 50 лет назад – "Я – берлинец", Барак Обама сказал, что демонстранты "арабской весны" тоже, по его мнению, в этом расширительном смысле слова – берлинцы.

Берлинский отель, в котором остановился Барак Обама. 17 июня

Берлинский отель, в котором остановился Барак Обама. 17 июня

Обама коснулся и критики его политики в борьбе с террором. Он сказал: "Мы должны удвоить наши усилия для закрытия Гуантанамо, а использование оснащенных оружием беспилотников против предполагаемых террористов должно быть подчинено строгим правилам и предписаниям". Обращаясь к берлинцам, президент США сказал: "Я приехал в ваш город с надеждой, потому что испытания нашего времени требуют от нас такого же мужества, которое продемонстрировал Берлин 50 лет назад. Совместная история Европы и США показывает, что всегда стоило и стоит бороться за осуществление собственных идеалов". Президент США сообщил, что планирует в 2016 году провести международную конференцию по нераспространению радиоактивных материалов. И еще одна цитата из речи американского президента: "Берлинская стена ушла в историю, но и мы в наше время должны продолжать делать историю".

По просьбе РС берлинскую речь Барака Обамы комментирует заслуженный профессор Центра проблем войны и мира имени Джорджа Маршалла из Германии Александр Гарин.

– Как Обама выглядел на фоне Джона Кеннеди?

Президент США Джон Кеннеди, берлинец. 26 июня 1963 года

Президент США Джон Кеннеди, берлинец. 26 июня 1963 года

Я бы сказал, что президент США продолжил традицию универсализма, традицию продвижения западных ценностей, и, по-моему, очень удачно. Его речь для людей в возрасте, таких как, скажем, я которые были и со стороны ГДР в Берлине, и со стороны Западной Германии,конечно, великая вещь: то обстоятельство, что американский президент стоит на территории бывшего Восточного Берлина и декларирует преданность универсальным ценностям. В то самое время, когда встает вопрос: есть ли стратегия, особенно у США, сегодня? Потому что во время кризиса политики реагируют на проклятую злобу дня, на экономические проблемы, на проблемы движения социальных сил в разных странах. На этом фоне торжественное заявление о преданности глобализму в городе (и Обама это отметил) с такой бурной историей – очень важный политический жест. А Берлин сегодня это модный космополитический город, пожалуй, даже чета Нью-Йорку.

– Понятно, что такого рода выступления – это особый жанр. Тем не менее, как мне кажется, Обама сумел изложить и свою сиюминутную политическую стратегию, поскольку так или иначе обратился к проблемным точкам своего президентства и ответил на критику политических противников: упомянул о тюрьме Гуантанамо, об окончании военной операции в Афганистане, о равных правах для представителей всех сексуальных ориентаций, а также выдвинул предложение о сокращении на треть стратегических вооружений.

Да, мне кажется, что Обама очень удачно выбрал место для того, чтобы обратиться прежде всего к американской публике. Он – президент второго срока, должен думать об истории, а моментальная история в Вашингтоне – это паралич левых и правых в Конгрессе, возможности маневра ограничены. Поэтому Обама произнес то, чего от него ожидали, вообще-то, в течение первого срока. Он изложил программу, скажу так, прогрессистов, заявил о том, что согласен с необходимостью баланса ценностей. Безопасность безопасностью, война против терроризма войной, но нельзя все время жить в ажиотаже защитников осажденной крепости, надо думать о гуманистических ценностях. И конечно, не лишено иронии судьбы, что Ангела Меркель, бывший гражданин Восточной Германии, напоминает президенту свободной страны о том, что надо быть осторожным с прослушкой…

Обама затронул все элементы, о которых трудно говорить в Вашингтоне именно из-за того, что там слишком велико давление ежесекундной злобы дня. Очень трудно себе представить повод, по которому можно вот так торжественно объявить, что и климатические изменения являются проблемой, и продвижение дальнейших прав человека является проблемой, и особенно безработица, создание рабочих мест для молодых людей – тоже проблема. Означает это вот что: после заявления Клинтон в первый период правления Обамы о том, что Америка сдвигает свои интересы в сторону Тихоокеанского региона (прежде всего это, конечно, мотивировано растущей экономикой Китая), США теперь делают шаг назад. Пусть поневоле, потому что понимают: глобализация не любой ценой. Глобализация любой ценой – это соревнование, кто будет платить своим рабочим меньше всего. А Европа и Америка могут структуризировать свою глобализацию, не отказываясь от своих основных социальных ценностей. Вот это очень важно, и этот момент у Обамы очень сильно прозвучал. Некое отрезвление: не сдвиг в сторону от старой Европы, которая не успевает за нововведениями технологий, а напротив, осознание того, что Европа с ее стандартами – это естественный партнер, который вместе с Америкой призван стратегически структурировать новый мир, но не просто так, не за счет неолиберального направления в его карикатурном виде, а за счет своих ценностей социального порядка.

– Один из адресатов выступления Барака Обамы – президент России Владимир Путин. Представим, что в высоком кремлевском кабинете в прямом эфире Владимир Путин смотрел выступление Барака Обамы. Что он испытывал, как вы думаете? Ведь Путина никогда не позовут выступить перед Бранденбургскими воротами.

Президент США Рональд Рейган. 12 июня 1987 года

Президент США Рональд Рейган. 12 июня 1987 года

Да, конечно, нужно набраться совести исторической, когда ты смотришь на то, как выходит Меркель и говорит о восстании в ГДР 17 июня 1953 года, подавленном советскими танками. Надо уметь видеть движение революционных сил, а смотреть на мир не только как на заговоры проклятых империалистов по всему Ближнему Востоку, для того чтобы сменить неугодных людей; надо понимать, что существует и высокий идеализм в политике. Силы идеализма – тоже двигают историю, историю двигают не только геополитические интересы. Но я боюсь, что выучка Путина, его способность во всем видеть заговоры, эгоистические интересы, его новообращенность после универсалистской концепции коммунизма в пещерную геополитику, к сожалению, все это как экран перед глазами. Путин немедленно начнет дифференцировать эту речь по пунктам: вот театр, вот ширма, вот громкие заявления, а на самом деле уничтожение неугодных режимов... Как в свое время Гегель говорил: "Для лакея нет героя". Не потому, что лакей плохой человек, а потому что он смотрит на все в мире с точки зрения низменных потребностей. Если смотреть с точки зрения низменных потребностей, продвижения своих экономических интересов и только то я думаю, что половина речи Обамы "вылетит", если не 90 процентов из внимания.

– Верно я понимаю тональность ваших оценок, что в общем Обама не только политик-прагматик? Вдруг снова оказалось, что у него есть видение, что он президент, не утративший идеалов?

Да, впечатление такое, что Обама воскрес, так сказать, в этом своем качестве, именно в Берлине. Прошлая его речь в Берлине, в 2008 году, произнесена в других обстоятельствах. Он был молодым, энергичным кандидатом в президенты, который произвел огромный фурор в Германии, особенно для молодых людей! Один молодой человек, помню, сказал тогда: Обама даже двигается гибко, как баскетболист, это просто само по себе символ. Но работа президента и расхлебывание всевозможных кризисов как-то эту надежду, его клич "Да, мы можем!" как-то приглушило. В этом смысле судьба политиков непроста: даже если у них есть видение, тем не менее, его реализации мешает проклятая непрерывность истории, реализм которой нужно перетаскивать из конфликта в конфликт. Так что Обама успешно воспользовался благоприятным моментом, это отмечают все американцы. Европа относится к Обаме очень положительно, особенно молодая Европа, но вот таким образом Обама из Берлина посылает свое послание Америке – "Я все-таки тот же самый, у меня есть видение, и я понимаю, что мы не просто должны разрешать ежесекундные кризисы и думать о бюджете, а мы должны думать, для чего бюджет, для чего живут люди, для чего существует экономика". Поэтому два ключевых слова Обамы были – мир и справедливость, – считает политический ученый из Германии Александр Гарин.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG