Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто платит за кризис?


Формирование банковского союза ЕС должно завершиться к началу 2014 года

Формирование банковского союза ЕС должно завершиться к началу 2014 года

Страны ЕС не могут договориться, на кого переносить убытки в случае новых банкротств европейских банков

Год потребовался странам Европейского союза, чтобы согласовать один из главных принципов их будущего банковского союза. На другой – не хватило даже очередных переговоров, растянувшихся почти на сутки.

Министры финансов 17 стран еврозоны договорились в минувший четверг, как спасать “проблемные” банки региона в случае угрозы их банкротства, не обременяя при этом налогоплательщиков. Будут использоваться средства Европейского антикризисного фонда, но лишь после того, как свою долю внесет правительство соответствующей страны.

Только за три первых года финансового кризиса – с 2008 по 2011 – страны Европейского союза потратили на спасение своих банковских систем сумму, равную примерно одной трети совокупного годового объема их экономик. Для помощи банкам правительствам требовалось все больше средств, которые они были вынуждены занимать на долговых рынках, продавая все новые выпуски гособлигаций. В результате объемы государственного долга резко выросли – например, в 12 из 17 стран еврозоны они в 1,5–2,5 раза превысили установленный для них предельный уровень в 60% ВВП.

БАНКИ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОЛГ

В июне прошлого года на саммите стран ЕС было принято радикальное решение: разрешить Антикризисному фонду Европы предоставлять кредиты “проблемным” банкам стран еврозоны напрямую, а не исключительно через правительства соответствующих стран, как до сих пор, что еще больше увеличивает их государственный долг. Однако на то, чтобы договориться об условиях, на которых такие кредиты могут предоставляться, ушел целый год. Именно эти условия и согласовали министры финансов стран еврозоны в минувший четверг.

Общий объем выделяемых на эти цели средств – 60 млрд евро из 500-миллиардных резервов Антикризисного фонда, хотя его руководство и уполномочено повышать этот лимит. Для сравнения: Испания получила от стран еврозоны на рекапитализацию своих банков более 40 млрд евро. А Ирландия использовала на эти цели 60 млрд евро, в том числе 35 млрд евро – из общего пакета оказанной ей ЕС и МВФ финансовой помощи в 67,5 млрд евро.

Получить кредит Антикризисного фонда тот или иной проблемный банк еврозоны сможет не сразу. Для начала свой вклад в его спасение должно внести правительство страны. А именно – повысить достаточность собственного капитала этого банка до уровня 4,5% его активов, что соответствует внедряемым ныне новым международным нормам банковского регулирования.

Однако этим вклад правительства в спасение банка отнюдь не ограничится. Он в целом должен составить не менее 20% общих затрат на рекапитализацию банка, и только остальные средства могут поступить от Антикризисного фонда. Впрочем, к третьему году функционирования схемы “прямого" кредитования банков из средств Фонда доля расходов правительств сократится до 10%.
Теоретически, первые “прямые” кредиты могут быть предоставлены в середине 2014 года, когда завершатся очередные стресс-тесты банков стран еврозоны.

Могут рассчитывать на “прямые” кредиты Антикризисного фонда банки и тех стран, которые уже получили ту или иную финансовую помощь Евросоюза – например, Ирландия, Греция, Португалия или даже Испания. Министры финансов саму возможность такого кредитования поддержали, хотя договорились, что каждый такой случай будет рассматриваться отдельно. Тем не менее, это решение министр финансов Германии Вольфганг Шойбле назвал “уступкой нашим ирландским друзьям”.

ИЕРАРХИЯ ПОТЕРЬ

В пятницу к министрам финансов стран еврозоны присоединились их коллеги из остальных десяти стран ЕС. Теперь уже вместе, им предстояло договориться, наконец, по другому из главных принципов будущего банковского союза в регионе. А именно – о регулировании правил, по которым часть убытков в случае банкротства того или иного банка распределяется между его акционерами, кредиторами и вкладчиками. То есть схема, подобная той, которую применили недавно – впервые за годы существования единой европейской валюты – в отношении банков Кипра.

27 министров заседали в пятницу почти 18 часов. К четырем часам утра в субботу стало ясно, что соглашения не будет. Новую встречу запланировали на ближайшую среду, то есть за сутки до начала очередного саммита стран ЕС. Не факт, что успеют: позиции стран пока слишком разнятся.

"Будь это второстепенные вопросы, мы бы к утру смогли договориться, – заявил после заседания Майкл Нунан, министр финансов Ирландии, председательствующей ныне в ЕС. – Но речь идет об аспектах принципиальных".

Казалось бы, в целом общая схема более или менее устраивает всех. По действующему европейскому законодательству, убытки в случае банкротства банка несут его акционеры и держатели так называемых "младших" облигаций, по которым преимущественное право погашения не предусмотрено. Теперь предлагается включить в этот круг владельцев не только "старших" облигаций "проблемного" банка, но и наиболее крупных вкладов в нем – тех, которые превышают 100 тысяч евро.

Более того, министры в принципе согласились с тем, чтобы грядущие убытки в меньшей степени затрагивали бы, во-первых, частных крупных вкладчиков, а во-вторых, компании малого и среднего бизнеса – за счет переноса основного бремени потерь на более крупные компании, вклады которых в этом банке превышают 100-тысячный минимум.

Но здесь-то и проявились основные разногласия. Должны ли правила, регулирующие весь этот сложный отбор, быть общими для всех стран ЕС? Или в них возможны "местные" вариации? Германия и Нидерланды выступают за более универсальные жесткие нормы с минимальными отступлениями на местах.

Франция, Великобритания или Швеция, наоборот, поддерживают вариант большей "гибкости" принятия решений на национальном уровне, с учетом специфики банковской системы страны. Среди приводимых ими аргументов – перенос априори части убытков на вкладчиков может снизить доверие к банковским накоплениям в принципе, поэтому и окончательное решение, включать ли в эту схему владельцев крупных вкладов, и если да, то в какой мере, должно приниматься, исходя из конкретной ситуации.

Министр финансов Швеции Андерс Борг заявил, что общие жесткие правила могут особенно негативно отразиться на странах, не использующих единую европейскую валюту, так как они не имеют доступа к ресурсам ни Европейского центрального банка, ни Антикризисного фонда. Пьер Московици, министр финансов Франции, полагает все же, что позиции стран удалось уже максимально сблизить для достижения соглашения.

Министр финансов Ирландии был менее оптимистичен относительно итогов нового заседания в среду. "Гарантий, что мы успеем договориться, нет".
Оба соглашения министров финансов – и о прямом кредитовании европейских банков из Антикризисного фонда, и о распределении потерь кредиторов и вкладчиков банков в случае их банкротства – предполагалось утвердить на встрече лидеров стран ЕС 27-28 июня. А завершить формирование банковского союза ЕС – к январю 2014 года.

Использованы материалы Reuters, Financial Times, Wall Street Journal, Bloomberg

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG