Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не называя имен


Сторонницы Pussy Riot пикетируют саммит в Северной Ирландии, 17 июня 2013

Сторонницы Pussy Riot пикетируют саммит в Северной Ирландии, 17 июня 2013

Две участницы панк-группы Pussy Riot посетили Лондон и пообщались со своими британскими сторонниками. Визит был организован при поддержке английского ПЕН-клуба, выпустившего недавно книгу “Катехизис. Стихи для Pussy Riot”. Часть стихотворений из сборника были переведены на русский и опубликованы на сайте РС – этому был посвящен специальный проект. В подготовке другой, только что вышедшей книги на английском – “Let's Start a Pussy Riot”, участвовали и члены самой группы.

На встречу с активистками в скромном лондонском кафе были приглашены лишь немногие из тех, кому небезразлична судьба Pussy Riot. Из соображений безопасности визит старались не афишировать без необходимости. Говоря о возможной грозящей им опасности, Серафима и Шумахер рассказали, что, насколько им известно, в российской группе поддержки Pussy Riot имеются люди, внедренные туда властями; по их мнению, задача шпионов не в том, чтобы опознать и выдать членов коллектива, который сейчас насчитывает восемь человек, а в том, чтобы наблюдать за их деятельностью и доносить кому надо. Коллективу, признанному в России экстремистским – во всяком случае, так заявили на встрече его участники, – запрещены какие-либо публичные акции, поэтому работа теперь ведется по-другому.

Присутствовавшим на встрече прежде всего хотелось узнать, с кого делают жизнь активисты: первые вопросы были о литературе, которую они читают, о музыке, которую слушают, о примерах, которым подражают. Подробного ответа ни на один из них, увы, не последовало: коллектив выступает против культа личности, а потому упоминание любых имен исключено. Серафима и Шумахер сообщили, что их вдохновляют некие фигуры протофеминистского движения в России начала ХХ века, но и тут никого не назвали поименно. Кроме того, роль муз для них выполняют условия, в которых они ведут свою деятельность, сами трудности, с которыми то и дело приходится сталкиваться. Более конкретной информации получить от активистов не удалось. Британская сторона вежливо перевела разговор на другую тему.

Присутствовавшим на встрече не надо было рассказывать о подробностях процесса над тремя участницами Pussy Riot, но о том, что происходит с Марией Алехиной и Надеждой Толоконниковой в последнее время, было известно не всем. Товарищи заключенных говорили об информационной изоляции, в которой они находятся: по их словам, с Толоконниковой не удавалось пообщаться уже месяц. Тем не менее, они призывали желающих писать и той, и другой, поскольку такая поддержка чрезвычайно важна для обеих. Серафима и Шумахер предложили и другие способы выступать в защиту коллектива – в частности, пользоваться всяким удобным случаем, чтобы привлечь к делу внимание. Для этого можно, например, использовать визиты российского руководства за границу в качестве повода для протестов, а можно просто задавать резкие вопросы собственным политикам – с тем, чтобы они, в свою очередь, замолвили слово за активистов на очередной встрече в верхах.

Беседа то и дело возвращалась к теоретическим аспектам феминизма. Участники Pussy Riot считают себя частью того, что принято называть его третьей волной; впрочем, понятие это растяжимое, да и внутри самого феминистского движения хватает противоречий. Серафима и Шумахер общались с присутствовавшими через переводчика, но большинство специальных терминов – таких как “female DIY punk” и “straight edge” – произносили по-английски. О своих разногласиях с другими феминистскими течениями они не упоминали, хотя известно, что таковые имеются. Звучали слова о том, что женское лицо негоже использовать в качестве торговой марки, да и российским самцам пора сбавить обороты в своем мачистском стремлении показать миру собственный оголенный торс.

Выпущенный британскими документалистами в январе фильм “Pussy Riot: A Punk Prayer” был принят публикой по-разному: на премьере звучали вопросы о том, в какой степени он следует достоверным фактам. Об этом говорили и активисты на встрече: они тоже считают, что в фильме есть немало искажений истории, и ведут с его создателями переговоры. Скорее всего, в результате к названию фильма приставят что-нибудь вроде “художественная версия”. Другой элемент, против которого выступают участники группы, – использованная в фильме (в небольших, но все же недопустимых количествах) реклама.

Среди пришедших на встречу были представители фонда поддержки Pussy Riot. Организация The Voice Project базируется в США и занимается оказанием помощи коллективу в международном масштабе. Финансовый фонд разбит на две части, каждая отведена одной из участниц, находящихся в заключении. Ведутся переговоры о том, чтобы выделить третью – для тех, кто, как выразился один из присутствовавших журналистов, “еще на свободе”. Эта формулировка была воспринята членами группы относительно спокойно.

Активистам задали вопрос о том, не считают ли они, что у них и их сторонников уже есть немало поводов для радости: усилия Pussy Riot вдохновили множество людей по всему миру, послужили толчком к всплеску креативной деятельности – от пошива балаклав до исполнения панк-молебнов, – а значит, не прошли даром. Последовала заминка; переводчик на разные лады перефразировал “поводы для радости”, всякий раз видя недоумение на лицах российских активистов. В ответ они заявили, что кричать о каких-либо результатах пока рано: надо не радоваться, а продолжать работу, несмотря на сложности, более того – черпая в них силы.

Мероприятие затянулось допоздна. Под конец гостям стали дарить книги: от стихотворного сборника “Катехизис” до биографии Владимира Путина “Человек без лица”, написанной Машей Гессен, которая сейчас работает над историей коллектива Pussy Riot. В Британии ее выпустит издательство Granta; выйдет ли эта книга в России, пока неизвестно. Кто-то из расходящихся помахал выступавшим на прощание; они удивились: неужели нельзя подойти и пожать руку? Разговоры, которые велись тем вечером, напомнили о словах одного из зрителей после лондонской премьеры фильма “Pussy Riot: A Punk Prayer”: “Российский феминизм – это прекрасно, этого давно ждали. Главное, чтобы его активисты не повторяли тех ошибок, которые совершали мы 40 лет назад”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG