Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Гоча Гварамия – о грузинских "ворах в законе"


Одна из строго охраняемых грузинских тюрем – номер 16, в городе Рустави

Одна из строго охраняемых грузинских тюрем – номер 16, в городе Рустави

В Грузии продолжается живая общественная дискуссия о борьбе с преступностью. В западном регионе страны обнаружен тайник с оружием и видеоматериалами о пытках и жестоком обращении с "ворами в законе". Правоохранительные органы уже задержали девять человек, среди них и несколько действующих полицейских. Кадры садистских сцен поразили и западных дипломатов, и местных журналистов. Даже президент Михаил Саакашвили признал, что в ряды полиции, которая всегда была предметом его особой гордости, "смогли прокрасться садисты и насильники". То, что грузинское общество далеко не однозначно негативно относится к авторитетам уголовного мира, общеизвестно. Героизации преступных элементов нередко способствовали и яркие образы, созданные грузинскими писателями и кинематографистами. Влияние уголовного мира на грузинскую политику 1990-х годов многие местные эксперты считают определяющим, а войну, которую объявил преступному миру Саакашвили, – фактически войной за власть в стране.

В 2004 году в Грузии принят закон, разрешающий привлечение к ответственности только за признание принадлежности к воровскому миру – предусматривалось лишение свободы на срок от 5 до 8 лет. Задержанного спрашивали: "Ты вор в законе?" Если он отвечал утвердительно, то его привлекали к ответственности. Если же отказывался от своего "статуса", то, по воровским понятиям, терял свой авторитет среди криминальных кругов. Для осужденных "воров в законе" в Грузии построена специальная тюрьма с жестким режимом содержания. Против принятия законопроекта выступили некоторые неправительственные организации, утверждавшие, что уголовное преследование без наличия состава преступления незаконно. Правительство Бидзины Иванишвили также использует "Закон о принадлежности к "воровскому миру" в борьбе с преступным миром.

Почему именно Грузия стала кузницей кадров для постсоветского криминального мира, заняв лидирующие позиции по числу "воров в законе"? С этим вопросом корреспондент РС в Грузии Зураб Двали обратился к сопредседателю тбилисского "Клуба экспертов", редактору сайта "Грузия online" Гоче Гварамия.

– Почему в Грузии всегда были популярны "воры в законе"? Потому что это звучало романтично – "вор в законе"! "Вор в законе" имел особый статус, его слово было законом. Воры умели жить, строили фешенебельные дома. У них были деньги. Они контролировали бизнес. Образ криминального авторитета изменился: это раньше "воры в законе" не должны были иметь дом и семью, должны были сидеть в тюрьме и оттуда управлять своим царством. Все это осталось в прошлом. Произошла трансформация понятия: "воры в законе" ни в чем себе не отказывали; более того, они начали приводить своих людей во власть.

– Два главных российских уголовных клана – клан недавно убитого Деда Хасана и клан Тариэла Ониани. И в том, и в другом клане – выходцы из Грузии, причем не только грузины, но и грузинские армяне, курды, осетины, абхазы. По данным МВД РФ, на сегодняшний день из 500 "воров в законе", уголовных авторитетов, абсолютное большинство – выходцы из Грузии. Почему именно из Грузии?

– В России – благодатная почва для деятельности "воров в законе". Во-первых, территория большая, на которой крутятся огромные деньги. Во-вторых, в России практически во всех государственных структурах еще с советских времен "воры в законе" имели своих людей, причем на высоком уровне – как в милиции, так и в партийных структурах, в администрации. Почему среди криминальных авторитетов так много выходцев из Грузии? Наверное, отчасти это проявление менталитета: земляки, представители малых народов стараются держаться вместе. Они хотя и соперничают между собой, но, когда речь идет о внешних внеклановых проблемах, то объединяются и стоят друг за друга. Такая клановость характерна не только для грузин, но и для кавказцев вообще.

– Какую роль в программе реформ Саакашвили сыграла война с преступностью?

– Без победы в этой войне, думаю, не было бы успехов в реформах экономики и социальной сферы. Потому что этот преступный узел нужно было рубить, а не развязывать. Это стало понятно еще в период правления Эдуарда Шеварднадзе, когда во власти был ныне покойный Джаба Иоселиани, уголовный авторитет, практически ставший вторым лицом в государстве. В те годы уголовный мир укоренился в государственных структурах на самом высоком уровне. Эти люди практически, даже если не принадлежали к воровскому миру, правили государством по воровским понятиям. Такой подход был в крови у грузинских чиновников. Начали бороться с этим "на воле", но в местах лишения свободы ситуация не менялась. Тюрьмой все равно управляли "воры в законе". Они и там жили комфортно и "по понятиям". Ничем особенно себя не утруждая: "вору в законе" по статусу должны прислуживать все. Авторитеты всегда за решеткой жили привилегированно: телевизор, телефон, даже женщин к ним запускали. И вдруг у них отобрали все эти блага. Фигурально говоря, практически всех "воров в законе" (которые считали себя таковыми) посадили в одну камеру. Они должны были убирать за собой, следить за чистотой. Все с одинаково высоким статусом – в одной камере.
Фактически без жестких мер, без тотальной войны против уголовников, против "живущих по понятиям" у Саакашвили и не получилось бы ничего. В Грузии уровень преступности снизился решительным образом. В государстве, которое прежде практически взращивало "воров в законе", теперь автомашину можно оставлять на улице с незапертыми дверьми, оставив ключ в замке зажигания. Никто даже и не заглянет внутрь: все знают, что за это будет тюрьма, а в тюрьме – очень жесткие правила. Новая власть, как я вижу, даже и не собирается эту тенденцию менять. Можно привести пример – недавний арест "вора в законе" Тариэла Поцхверия, который вышел не так давно по амнистии. Сидел он именно по этой статье – "Принадлежность к воровскому миру". И сейчас опять его посадили по этой же самой статье.

– Когда принимали закон, предусматривающий уголовную ответственность за принадлежность к воровскому миру, некоторые неправительственные организации протестовали: как можно человека судить, если у правосудия нет никаких фактов его преступлений! Насколько резонны были такие заявления?

– Если подойти чисто с юридической точки зрения к вопросу – да, человека должны судить за совершенное им преступление. Если человек скажет: "Я вор в законе", здесь состава преступления никакого нет. Но это была вынужденная мера, по-другому бороться с этим злом было невозможно. Известно, что были и такие "воры в законе", которые хотели иметь статус авторитета, чтобы управлять чем-то, быть привилегированными людьми, а сидеть в тюрьме они не собирались. Такие люди практически сразу отсеялись. Потому что по "понятиям", если ты идейный "вор в законе", то не должен отказываться от своей "короны". Поначалу, насколько мне известно, различные комиссии в Евросоюзе, в Европарламенте критически относились к принятию Грузией закона "О принадлежности к воровскому миру". Но потом убедились, что по-другому с этим злом бороться невозможно.

Принятие этого закона вызвало миграцию преступных авторитетов из Грузии, когда они поняли, какими методами с ними борются, а в тюрьмах Грузии сидеть было, оставаясь "вором в законе", невозможно. Кто-то старался из-за рубежа управлять процессами в Грузии, но ничего не получалось. Они прижились там, где нашли подходящую почву: в Испании, в Италии, особенно на постсоветском пространстве.

– Я где-то читал, что у грузинских "воров в законе" есть контакты даже с японской якудзой.

– С такой же степенью вероятности можно сказать, что у них есть контакты и с мафией в Италии.

– Новая власть, я имею в виду правительство Бидзины Иванишвили, выпустила на волю 10 тысяч осужденных, некоторые имели по 2-3 срока заключения, но не отменила принятый по инициативе Саакашвили закон об уголовной ответственности за принадлежность к воровскому миру. Почему, на ваш взгляд? Существует опасность рецидива?

– Новые власти хорошо понимают: если возродится понятие "вор в законе" в Грузии и криминальный мир вновь наберет влияние в государстве, то государство рухнет. Власти нужно сохранить лицо. Да и уступать воровскому миру свою территорию ей незачем, – сказал в интервью РС эксперт по вопросам реформы правоохранительной системы Грузии Гоча Гварамия.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG