Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поверх барьеров с Игорем Померанцевым

Моше Кусевицкий (1899-1966) — один из героев передачи «Синагогальные канторы». В тридцатые годы выступал в Европе, Палестине, Америке (нью-йоркский Карнеги-холл). Награждён медалью в СССР.

Кантор должен досконально знать литургию, обладать красивым и сильным голосом и подобающей внешностью, характеризоваться безупречным поведением. Также желательно, чтобы он был женат.


В «Радиоантологии современной русской поэзии» стихи Елены Фанайловой

Елена Фанайлова

Елена Фанайлова


…А это женщина, её обнимал человек.
Ему сорок три, а ей сорок пять.
Они молодо выглядят, не на свои.
У них нет по разным причинам семьи.
Их тела вполне пока ничего,
Но вот дела не так чтобы хороши…




«Наши современники»
Художник, капитан яхты «Гелон» Евгений Солодкий и его экипаж

Шхуна "Гелон"

Шхуна "Гелон"

Море — это среда, в которой я обитаю. Море — это друг, море — это враг. Море — это жизнь, которая имеет черную и белую сторону. В море есть бесконечность, чего нет в реке. Ты видишь горизонт, и ты не знаешь, что за этим горизонтом.
... Живопись — это не математика, здесь голова не нужна. Я пишу то, что вижу вокруг. Сейчас пишу острова, море и шторм. Это то, о чем я сейчас думаю.


Фильм о путешествии в Стамбул, который создал и смотрировал Евгений Солодский на основе своих картин. Музыка Артура Гаспаряна.


«Красное сухое»
Радиоэссе «Музей вина»

Игорь Померанцев

Игорь Померанцев

В заштатном австрийском городе по скользким ступенькам я спустился в Музей вина. Это было маленькое отсыревшее помещение, беспорядочно заставленное чанами, бочками, сообщающимися сосудами, прессами, старыми бутылками в паутине. От него веяло запустеньем, прошлогодним снегом, затхлыми воспоминаниями. Пахло кислятиной. Это не был запах вина с его задиристостью и живучестью. Музей вина казался не музеем, а кладбищем. В нём не было даже смотрителя. Я поднялся наверх и вышел в зелёный сад. Сызнова услышал шелест листьев и облаков. Что-то меня задело, встревожило в музее. Вечером я понял что. Я представил себе Музей любви с его гербариями, эхом голосов, испепелёнными письмами, следами губной помады. Мысленно я начал подыскивать помещения для этого музея и, в конце концов, понял, что ищу напрасно. Этот музей располагался во мне. Располагался основательно, всерьёз и надолго. Навсегда.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG