Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Болотное дело": допрос свидетеля обвинения


Пикеты в поддержку обвиняемых по "Болотному делу"

Пикеты в поддержку обвиняемых по "Болотному делу"

Московский городской суд 9 июля продолжил рассматривать дело 12 обвиняемых в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции во время событий 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве. Участники процесса рассмотрели некоторые письменные доказательства и допросили свидетеля обвинения.

Шестое открытое заседание по "болотному делу" началось с того, что председательствующая на процессе судья Наталья Никишина разрешила стороне обвинения огласить часть письменных материалов дела. Признанные потерпевшими сотрудники полиции на заседание не явились, исследование видеоматериалов судья также сочла невозможным. Прокурор зачитала результаты медицинского заключения по делу одного из потерпевших – сотрудника полиции Андрея Архипова, которого суд допрашивал 4 июля. Согласно документам, в него во время событий на Болотной площади "неустановленным лицом" был брошен "неустановленный предмет" и попал в подбородок. Кроме этого, гособвинители огласили документы по согласованию прошлогоднего шествия и митинга с городскими властями.

Экспертизу по Архипову участники процесса принялись обсуждать. Подсудимый Сергей Кривов попросил исключить ее из числа доказательств, поскольку в деле находится копия, а не оригинал документа. Защитники прошение поддержали. По словам одного из адвокатов, Вадима Клювганта, представляющего интересы Николая Кавказского, копия в деле может быть только, если материалы выделены из другого дела, но это должно быть четко видно:

"При выделении дела следователь должен привести полный перечень материалов, которые он выделил, должен описать документы: что это за документ, какого он объема, как выглядит. Тогда можно сверить и понять, откуда взялась копия. Если этого нет, значит, нет и основания ее допускать в качестве доказательства. Перечень доказательств в УПК четко ограничен, он не безразмерный. И там есть "заключение эксперта", но нет "копии заключения эксперта", – поясняет Вадим Клювгант.

Еще один адвокат, Дмитрий Аграновский, защищающий на этом процессе Ярослава Белоусова и Владимира Акименкова, добавил, что считает невозможным исследовать экспертизу в отношении потерпевшего Архипова, поскольку тот на прошлом заседании заявил, что потерпевшим от действий подсудимых себя не считает. Судья, выслушав мнения сторон, отказалась удовлетворять ходатайство Кривова и защитников. Кривов, однако, тут же подал еще одно ходатайство: он заявил, что считает допрос потерпевшего Архипова некорректным, поскольку судья постоянно безосновательно снимала вопросы защиты. Он попросил судью не препятствовать допросу. На это Наталья Никишина заметила, что есть установленный порядок судебного заседания и подсудимый не вправе указывать председательствующей.

После этого стороны перешли к допросу свидетеля обвинения – заместителя начальника оперативного штаба ГУ МВД по Москве Дмитрия Дениченко. Он, в частности, рассказал суду, что за два дня до акции на Болотной площади с организаторами был согласован порядок проведения мероприятия. По словам Дениченко, массовые беспорядки начались около 6 часов, когда группа людей во главе с координатором "Левого фронта" Сергеем Удальцовым села на асфальт и отказалась идти дальше по маршруту шествия, а после стала прорывать цепочку сотрудников ОМОНа, выставленную в районе Малого Каменного моста. Массовые беспорядки, по словам Дениченко, сопровождались насилием со стороны демонстрантов по отношению к сотрудникам полиции: они срывали с сотрудников правопорядка шлемы, кидали бутылки и камни. Сторона защиты допросом свидетеля осталась не совсем довольна:

"Свидетель с помощью судьи отказался отвечать мне на самые элементарные вопросы: кто поставил кордон ОМОНа в этом месте? Из-за чего образовались сужение и давка? – говорит адвокат Дмитрий Аграновский, – Если бы не было кордона ОМОНа, не было бы никаких беспорядков. Если маршрут был согласован, зачем нужны кордоны ОМОНа, чтобы заворачивать нормальных законопослушных граждан, которые все согласовали. Я убежден, что тот, кому нужны были беспорядки, знал, где надо было выставить ОМОН и выставил его. Нам же свидетель рассказывает, что подозревали разные ситуации, если подозревали, то почему не сдвинули ОМОН на 100 метров. Тогда бы никакой абстрактный Удальцов ни сесть, ни лечь бы не смог, не образовалось бы сужение – вокруг было бы разреженное пространство. Удальцов и Развозжаев не могут быть организаторами беспорядков, потому что тот, кто беспорядки организовал, должен был командовать не только митингующими, но и ОМОНом", – рассуждает адвокат Аграновский.

Один из организаторов прошлогодней акции 6 мая, член Координационного совета оппозиции Петр Царьков, пришедший 9 июля в суд поддержать "узников Болотной", рассказал, что на последних переговорах в мэрии перед акцией – 4 мая 2012 года – власти и организаторы достигли некоторых договоренностей по порядку проведения шествия и митинга. Однако, как говорит Царьков, когда он пришел 6 мая на акцию, то увидел, что эти договоренности не выполнены: была иная расстановка сил полиции, ограждения.
"Сегодня выступал ключевой, наверно, свидетель со стороны обвинения, – говорит Царьков. – Он утверждал, что полностью взаимодействовал с организаторами, что сужение прохода после Малого Каменного моста направо, на Болотную набережную было с нами согласовано. Я могу сказать точно, что это ложь. Мы не знали, что будет закрыт сквер, мы не знали, что будет такой узкий проход – в ширину Болотной набережной. Судья ведет заседание в каком-то издевательском виде. Защита не имеет возможности задать вопросы, она прерывает их, снимает вопросы. Позорная практика".

Сопредседатель партии "РПР-Парнас" Владимир Рыжков, также присутствовавший на заседании, полагает, что вопрос договоренностей организаторов с городскими властями по поводу порядка проведения акции, является в деле ключевым: "Очень важна дискуссия вокруг документов из мэрии. Принципиальное значение имеет то, какая была схема проведения мероприятия. Организаторы и общественная экспертиза утверждают, что схема была нарушена полицией, было слишком узкое горлышко около кинотеатра "Ударник". По мнению Владимира Рыжкова, судья ведет заседание с обвинительным уклоном: "На заседании зачитывалась экспертиза, которая была проведена на полгода позже событий 6 мая – в конце сентября. Какое отношение имеют люди, сидящие в стеклянном стакане, к этим повреждениям нижней губы омоновца, тоже непонятно. Все это производит грустное впечатление, доказательств вины именно этих людей нет, но суд идет на поводу у обвинения".

Следующее заседание по "болотному делу" продолжится в среду 10 июля. Участники процесса, как ожидается, продолжат допрашивать свидетеля Дениченко.
XS
SM
MD
LG