Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Песня о Брно как попытка национальной интеграции


Семья рома в пражском районе Жижков

Семья рома в пражском районе Жижков

В Чехии несколько недель не прекращаются массовые акции протеста против ромского (цыганского) меньшинства. Жители разных районов страны (чешская пресса использует термин "белые чехи"), подогреваемые активистами праворадикальных организаций, добиваются выселения цыган из городов или применения к ним жестких полицейских мер.

Акции проходили в городах Духцов, Варнсдорф, а в минувшие выходные в городе Ческе-Будейовице на юге страны произошли беспорядки, в результате которых несколько десятков человек были арестованы. Элементом дискуссии о межэтническом сосуществовании стал собравший в сети беспрецедентное количество комментариев музыкальный клип с композицией "Это Брно". Обычное для современной поп-сцены проявление локального патриотизма, песенка о красотах и буднях второго по величине города Чехии, спровоцировала вал расистских комментариев.

"Новый клип вызвал расистскую реакцию". Такое заключение делают чешские газеты, публикующие многочисленные статьи о видеоклипе песни цыганской исполнительницы Марии Бикаровой и рэпера Tommy Haze. Песня под названием "Это Брно" подчеркивает расовое разнообразие двухсоттысячного мегаполиса, в котором рядом живут славяне и рома.
"Брно – это не только крепость Шпилберк, исторический район Петров или Макдоналдс на площади Свободы. Мы показываем его и красивым, и безобразным. Нам хочется, чтобы эта песня стала гимном города", – говорится на сайте музыкального издательства. В клипе действительно нет картинок ни одной достопримечательности, даже собора Святых Петра и Павла, самого известного брненского памятника архитектуры, изображенного на чешской монете достоинством 10 крон. Вместо элегантных зданий – люди, спешащие по своим делам по хмурым подземным переходам или с бутербродом в руках по не слишком чистым улицам. Именно таким город скорее всего увидит каждый, кто приедет в Броно не только с чисто туристической целью посещения музеев. На видеокадрах – не только чехи, но и цыгане.

Музыкальные традиции - главный путь интеграции ромов. Фестиваль "Хаморо"

Музыкальные традиции - главный путь интеграции ромов. Фестиваль "Хаморо"

На сайте YouTube, где клип посмотрели уже более 200 тысяч человек, что для Чехии рекорд, – оставлено множество комментариев. Одни комментаторы подчеркивают профессионализм исполнителей, другие размышляют об этническом составе чешского населения. Например, вот этот:
"Цыгане были, есть и будут, как порядочные, так и любители бардака. Впрочем, эти характеристики можно применить к любому народа. У каждого этноса есть свои преступники и свои герои. Авторы этой песни не побоялись показать, что происходит на самом деле, и я их горячо в этом поддерживаю! Продолжайте в том же духе!" Негативных комментариев – больше, отсюда и размышления о расизме в чешском обществе: "Я надеюсь, что эти "цыганские голоса" в скором времени умолкнут!" – пишет один из зрителей видеоклипа. "Брно выглядит как какое-то цыганское гетто!" – комментирует другой. "Терпеть не могу цыган… ненавижу этих паразитов. Если нужно признаться, что я расист, – признаюсь, но разве я один, кто хотел бы спокойно ходить по улице?"

Чешские власти, как и власти ЕС, ежегодно проводят общественные кампании, направленные на интеграцию ромов. В стране действует несколько программ так называемой позитивной дискриминации, общество воспитывают на "историях успеха" из жизни ромов – один представитель меньшинства стал известным адвокатам, другая – модной телеведущей, однако проблема в целом далека от решения. О причинах этнического противостояния в чешском обществе размышляет обозреватель РС, историк Центральной Европы Ярослав Шимов.

– Такого рода противостояние практически каждый раз связано с какими-то конкретными происшествиями. Например, в городке Духцов несколько недель назад произошел конфликт на бытовой почве (как обычно пишут в таких случаях в полицейских сводках), драка, в которой оказались замешаны два представителя ромского меньшинства. Это вызвало оживленную, весьма резкую реакцию местного населения. Еще серьезнее оказалась ситуация в Будейовицах: там есть микрорайон под названием Май, где живет довольно много представителей ромского меньшинства. Местному населению не нравится, как ведут себя рома – зачастую в цыганских кварталах шумно, грязнее, там живут беднее и хуже, чем в других микрорайонах по соседству, там высокая преступность. В Будейовицах протесты оказались поставлены на регулярную основу: каждый уикенд собираются люди и идут маршем. Нельзя говорить, что это марши протеста правых радикалов. Неонацисты скорее "примазываются" к акции, которую проводят местные жители. А вот в стычках с полицией участвуют в основном именно бритоголовые, активисты праворадикальных организаций.

– В Чехии регулярно проводятся кампании, направленные на интеграцию ромов в чешское общество. Они дают какой-то результат?

– Если судить по происходящему и по тому, что говорят люди, которые этой проблематикой занимаются, – больших сдвигов нет. В общественном мнении тоже нет сдвигов: результаты опросов общественного мнения 2001 и 2012 годов выявляют примерно одинаковый уровень негативных оценок соседства чешской и ромской популяций; примерно 80 и даже чуть больше процентов опрошенных считают, что это сосуществование плохое, на плохом уровне. Есть, конечно, и позитивные примеры, но по большому счету проблема не решается, хотя власти пытаются применять разные стратегии действий. Одна – попытаться активно интегрировать в чешское общество все цыганское меньшинство, а другая – пестовать элиту этого меньшинства, чтобы на примерах успешных ромов, тех, кто добивается профессиональных успехов, во-первых, стимулировать остальных, а во-вторых, изменить отношение к меньшинству со стороны большинства.

– Очевидны параллели с происходящим в России. Политолог Андрей Пионтковский, например, связал остроту российско-кавказской проблемы с наследием чеченской войны: речь идет о целых поколениях не интегрированных в российскую жизнь молодых людей. Чехия никакой войны не переживала. Здесь генезис межэтнических столкновений такой же или иной?

– Несколько иной. Цыгане, как известно, были кочевым народом, и долгое время в прошлом власти (тогда еще монархические) пытались их сделать оседлыми – чтобы повысить санитарные стандарты, чтобы бороться с преступностью. Методы были (если брать совсем седые времена, вроде XVIII века) очень крутыми – и плетьми били, и клейма выжигали. Такими методами, конечно, никакой интеграции не добиться, можно только запугать. В эпоху социализма ромское меньшинство удалось сделать оседлым. Но не удалось интегрировать цыган с точки зрения образования, социальных стандартов, социального престижа. Эти люди заняли свои места в обществе, но на его нижних этажах. К этому нужно добавить гонения нацистского периода и традиционные этнические предрассудки. Та же проблема характерна и для Словакии, и для Венгрии, и для Румынии, причем в этих странах она еще более остра.

– Вполне безобидная песня вызвала очень оживленную и чрезмерно резкую дискуссию. Какие у вас она вызвала мысли?

– Грустные, потому что значительная часть комментариев – откровенно расистские. Этот случай показывает, что под пленкой демократии (а Чехия – страна с относительно высокими стандартами демократии) бурлят достаточно нехорошие страсти. На самом деле, на мой взгляд, это относится и к западноевропейским проблемам с мигрантскими общинами. Корень зла – в существовании гетто, которые приводят к отделению меньшинства от большинства. Это взаимный процесс, в результате которого ромское в данном случае меньшинство оказывается словно в капсуле, в микрорайонах вроде Мая в Ческе-Будейовице, таких же районов в городе Усти-над-Лабем на севере Чехии, да во многих городах есть такие кварталы. Это меньшинство – социально слабое, оно варится в своем соку; подрастает новое поколение, у которого нет возможности вести другой образ жизни, им трудно выбиться из гетто, даже если они этого хотят. Конечно, решать эту проблему очень сложно, поскольку количество накопившихся предрассудков и взаимной вражды слишком велико. В Чехии иногда проводятся такого рода опросы: "Представителей каких народов вы хотели бы видеть своими соседями?". Самый высокий антирейтинг – у ромского меньшинства", – рассказывает обозреватель РС, историк Ярослав Шимов.

"В Брно смешались всевозможные расы, и эта смесь рождает красоту. А из красоты льются ноты, цыганские голоса, острые биты", – поют Мария Бикарова и рэпер Tommy Haze. К уровню поэзии претензий никто не предъявляет. Судя по обостренной реакции интернет-сообщества, попытка авторов песни сформировать в чешской – как показывает опыт, довольно ксенофобской – среде толерантное отношение к цыганскому меньшинству не удалась.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG