Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Виктор Литовкин – о победе над условным противником


Российская армия проводит самые масштабные за последние годы учения в Восточном военном округе. В учениях, о проведении которых в конце минувшей недели отдал внезапный приказ Верховный главнокомандующий Владимир Путин, принимают участия около 160 тысяч человек всех видов и родов войск. Телевидение круглосуточно демонстрирует, как российские военные одерживают победу над воображаемым противником: танки пылят по дорогам, артиллерия проводит стрельбы, самолеты куда-то летят, корабли куда-то плывут. О смысле маневров РС рассказал московский военный эксперт Владимир Литовкин:

Владимир Путин руководит на месте действиями российской армии

Владимир Путин руководит на месте действиями российской армии

– Это четвертый опыт подобного рода учений, внезапные маневры проводились в феврале, в марте и в мае. Учения проводятся для того, чтобы выявить недостатки проведения реформы Вооруженных сил: где техника плохо отремонтирована, где она не подготовлена вообще, как работают системы связи и системы управления войсками. Масштабные учения – когда перебрасывают войска на расстояние восемь тысяч километров, когда задействована не только железная дорога, автомобили, но и военно-транспортная авиация, когда надо форсировать пролив Лаперуза и перебрасывать войска на Сахалин, ограждать остров с моря от внезапного удара вероятного противника, когда участвуют не только наземные войска, но и моряки, ВВС и войска ПВО – помогают представить современный бой в том виде, в каком он может произойти реально. Естественно, это и обучение для командиров, которые управляют войсками, и обучение солдат, которые могут представить, что их ждет в реальных боевых действиях, и проверка возможности государства организовать свою оборону, при том что расстояния в России очень большие.

– Почему такого рода учения не проводились в 1990-е и 2000-е годы?

– Потому что в 90-е и нулевые годы денег не было. В 90-е годы денежное содержание офицерам не платили по полгода, и говорить о таких учениях было бессмысленно. Армия сокращалась резко.

– А в советское время практиковалась такая форма подготовки?

– Конечно – учения "Днепр", "Восток", много было таких учений в советское время. Помню, я сам участвовал солдатом в таких учениях, но и журналистом освещал подобные учения.

– Такого рода мероприятия неизбежно, наверное, сопровождаются довольно сильным барабанным пропагандистским боем. А поскольку эти учения очень большие, то и барабанный бой очень громкий: "вышли на позиции", "уничтожили предполагаемого противника". Проводятся разъяснения с дипломатами сопредельных государств. С Японией до сих пор не подписан мирный договор, и вот на Сахалине уничтожают предполагаемую авиацию противника. Не приведет это к политическим неприятностям?

– Это не барабанный бой. Это военные термины, которые заложены в распоряжения и приказы командиров. Всех соседей предупредили о таких учениях. Понятно, что с Японией Россия воевать не собирается. Тем более что у Японии двусторонний договор о военной взаимопомощи с США, и война с Японией – это война с США. Просто безумно предполагать, что могут быть такие войны. Война с Китаем, я уверен, нереальна. Соседи должны понимать: солдаты, как и футболисты, должны постоянно тренироваться. Армия существует в двух состояниях – или она готовится к войне, или воюет. Сегодня российская армия готовится к войне, чтобы ее внезапно никто не застал в растерянном положении.

– Неужели может возникнуть такая оперативная ситуация, которая потребует быстрого передвижения 160 тысяч человек куда-то на далекие рубежи? Это слишком на Вторую мировую войну похоже.

– Эти данные – 160 тысяч человек – просто указывают на общее количество привлеченных к учениям. Но вообще-то на российском Дальнем Востоке проживает всего-то около 8 миллионов человек. А только в Маньчжурии, в сопредельных районах Китая, проживает 230 миллионов человек. Вы понимаете, гипотетически какая ситуация может возникнуть? России надо уметь перебрасывать войска с одного конца страны на другой, пусть обострение отношений с Китаем у нас не предполагается. Но может возникнуть ситуация с Афганистаном в 2014 году после вывода оттуда американских войск. Перебрасывать войска в Центральную Азию на поддержку наших союзников по Организации Договора о коллективной безопасности тоже надо уметь. Надо учиться этому сейчас, а не тогда, когда жареный петух клюнет.

– Итоги таких учений – это секретная информация? Или военные эксперты понимают по сообщениям об этих учениях, где тонкие места?

– Генерал Шойгу принял решение подводить итоги таких маневров в значительной мере в открытом режиме. В Министерстве обороны работает ситуационный центр, в заседаниях участвуют руководители военного ведомства, командующие округами и флотами по селекторной телекоммуникационной связи, в присутствии журналистов. И добрую половину этого совещания журналисты увидят, услышат, посмотрят на экране цифры и факты. Безусловно, все открыть невозможно, поскольку существует военная тайна. Но о недостатках армии по итогам таких учений известно. Например, после весенних маневров сразу дали информацию – сколько боевых машин десантов не вышло из парка, сколько артиллерийских орудий не отстрелялись, сколько самолетов не попали в цель. Был даже такой факт, о котором открыто сказали: 201-я российская дивизия в Таджикистане не получила сигнал тревоги из Москвы, потому что связь с ней была организована через Минсвязи этой республики, а там просто отключили связь с Россией. Были замечания насчет плохой организации связи и управления войсками. Не все недостатки, но многие недостатки озвучены в открытую.

– Понятно, сколько российских генералов поплатятся своими должностями после таких масштабных учений?

– Ну, этого я не знаю. Давайте подождем окончания маневров.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG