Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Победное шествие телевидения


Елена Рыковцева: Это программа «Лицом к событию: стажировка» с участием студентов будущих журналистов. Я представляю вам их по очереди: Ольга Шмелева, второй курс журфака МГУ, Татьяна Попадьева, первый курс журфака МГИМО, Константин Таранов, который два года отучился на журфаке МГУ, а теперь едет продолжать учебу в Голландию. Тоже на журналиста?

Константин Таранов: Там журналистика и развлечения.

Елена Рыковцева: Наш главный гость Андрей Быстрицкий, главный редактор радиостанции «Голос России». Тема сегодняшнего разговора — это опрос Левада-центра: откуда вы предпочтительно получаете информацию, что есть источник информации для вас? Оказалось, что глубокая привязанность у людей существует к телевидению. 85% москвичей предпочитают получать информацию из федеральных телеканалов. По России цифры немногим больше — 88%. Вопрос студентам: почему по-прежнему так глубоко люди погружены в телевидение? Газеты и журналы получают 29%, интернет-издания 27% и дальше очень обидная цифра для радио — 22% социальные сети, и только 20% радио. То есть радио проиграло социальным сетям. Первой мы посмотрим видеоколонку Ольги Шмелевой.


Андрей Быстрицкий: Наше телевидение великолепное, профессионально сделано, лучше голландского раз в 50. Вы сказали, что телевидение не производит новостей, а больше агрегирует. С чего вы это взяли?

Ольга Шмелева: Мне кажется, телевидение берет информацию, узнает из новостных лент, из интернета.

Андрей Быстрицкий: Откуда вы это узнали?

Ольга Шмелева: Я об этом читала и из источников на журфаке.

Андрей Быстрицкий: Глубочайшая ошибка. Федеральное телевидение российское, все большие каналы, именно этим и отличаются, в этом потрясающая особенность, отличающая от всех других — они почти всю информацию производят сами, потому они такие дорогие. Это колоссальные сети корреспондентов, даже у российских каналов тоже очень большие сети. Тысячи людей, которые с камерами бегают и снимают. Именно в этом особенность и успех телевидения - телевидение само производит информацию.

Елена Рыковцева: Трудно вычленить процент собственных новостей и процент взятых из агентств.

Андрей Быстрицкий: В бюллетене новостей 30-40 топиков, из них 10-12, а то и 15 оригинальных. Корреспондент поехал на пресс-конференцию — значит самостоятельно сделал. Конечно, был анонс в агентствах.

Елена Рыковцева: Ольга это и имела в виду, что они наводку получают. Они все равно вторичны по отношению к агентству, когда едут на пресс-конференцию.

Андрей Быстрицкий: Тогда первичным можем считать премьера, который объявляет пресс-конференцию.

Елена Рыковцева: Да, конечно, и его аппарат.

Андрей Быстрицкий: Нужна терминологическая ясность. Кто такой ньюсмейкер? Как создается новость? Как вообще происходит цепочка создания новостей в мире? Это не бином Ньютона.

Елена Рыковцева: Мне кажется, что важно, что сказала Ольга, что есть момент отсечения, во-первых, важной тематики социальной, во-вторых, политической — это правда, это существует.

Андрей Быстрицкий: Социологические опросы очень разные. Во-первых, там всегда есть погрешность, во-вторых, от опроса к опросу цифры гуляют. Я не подвергаю сомнению, в Левада-центре компетентные, умные люди, спору нет. Просто получается, что этот опрос противоречит куче других. Недавно сделан был доклад, в котором участвовала Высшая школа экономики, министерства, откуда люди черпают информацию. Там другая пропорция. Там примерно доля телевидения чуть пониже, процентов на 15-20, а доля пользователей интернета выше.

Елена Рыковцева: Это проблема любого опроса, который обсуждается, что он несовершенный. Но мы к этим цифрам отнесемся как к данности. Слушаем мнение Константина Таранова, почему телевидение в России пользуется такой популярностью до сих пор.


Андрей Быстрицкий: Я с вами во многом согласен, за исключением ряда поправок. Например, в этом вопросе, о котором вы рассказывали, есть очень большая странность: всего 20% новостей получают от радио? Вместе с тем потребление радио растет. В Соединенных Штатах количество радиослушателей увеличивается. Более того, я не претендую на то, чтобы быть самым глубоким знатоком американского радиорынка, но могу сказать, что политические новости скорее исходят из радио в Америке, скажем, политик утром скорее пойдет на радио разговаривать, чем на телевидение. И в англосаксонских странах потребление радио не уменьшается, а растет. Второе: между телевидением и интернетом на самом деле разницы нет. Дело в том, что доставляется сейчас телевидение одним и тем же кабелем в одну и ту же квартиру. Просто разница в типе потребления. Когда человек пассивно смотрит — это называется телевидение, когда человек включается — это называется интернет. То, что по опросу 22% сами ищут новости — это я согласен, а то, что большинство пассивно — это везде так. Большинство людей будут пассивно искать информацию. В том или ином виде они будут потреблять видео — это очень удобно, не надо читать, не надо напрягать глаза — тебе говорят. Никуда не денется и радио или, хотите, называйте его аудио. Потому что существует тьма видов деятельности, при которых человек не может смотреть, но может слушать, соответственно, у него будет возможность и желание сэкономить время, потребить информацию таким образом. Ничего сверхудивительного в этом во всем нет.

Елена Рыковцева: В чем причины такой привязанности к телевидению и, более того, восприятие телевидения, как главного источника новостей? Слушаем работу Татьяны Попадьевой.



Полная видеоверсия программы по ссылке http://youtu.be/4FQqwvg1Djg




---

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG