Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Списки лучших СД джаза Стива Харриса и Скотта Яноу подбираются к букве Д, Но я получил с две дюжины имейлов с просьбой рассказать о моих любимых пластинках. Так сказать, персональный список вашего ДС. Это не так-то легко, так как на Соколе в Москве в шестидесятых, в Волконском переулке перед армией или же в Лиховом после дембеля предпочтения были одни, а позже другие. В целом это была школа. Опять же – из доступного. Ровно 35 лет назад в Чреве Парижа стартовала другая школа, и закипели новые страсти. Ну, а нынче в Латинском, быть может, в конце концов, это эксперимент на собственном теле, что-то утряслось, что-то исчезло, что-то звучит в сером веществе само по себе. Составить список? Вряд ли. Вещи нравятся, а потом накал восторга гаснет, а потом они неожиданно возвращаются…
На коротких частотах «Свободы», из космоса через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org – вы слушаете еженедельное «Время Джаза». У микрофона в Лютеции – Дмитрий Савицкий.
И так – кто же?

1. Gene Ammons - Angel Eyes – 8:45 (Gene Ammons - Angel Eyes – Prestige)

ДС: «Angel Eyes», «Ангельские Глаза» Матта Денниса. Джин Аммонс тенор-саксофон и лидер; Франк Уесс – флейта; Джонни «Хэммонд» Смис – орган; Даг Уоткинс - контрабас. 17 июня 60 года, студия звукозаписи Руди ван Гельдера. Аммонсу было тридцать пять лет. Он был вместе с Фон Фриманом основателем чикагской школы саксофонистов.
Мне кажется для того, чтобы та или иная запись вошла в ваш список любимых вещей, нужно испытывать симпатию и к самой мелодии (а это и песня, которую в столь разных манерах исполняют и Франк Синатра, и Элла Фитцджеральд и Чет Бейкер!), и к автору импровизации. Дейв Брубек играл «Angel Eyes», Кенни Баррел, Томми Флэнэгэн, Сонни Стит, Лаки Томпсон, Бадди ДеФранко, но я выбрал эту версию – с органом Джонни «Хэммонда» Смиса.
Вторая пьеска, которую я слушаю часто, напоминает мне о Рио и о Байя, о жизни в других ритмах и в других цветах:

2. Laurindo Almeida & Charlie Byrd – Carioca – 3:44 (Almeida & Byrd - Brazilian Soul - Picante)

ДС: - «Carioca» - Эрнесто Назарета. Чудесный дуэт Лауриндо Альмейда и Чарли Бёрда; декабрь 89 года, Сан-Франциско. Кариока – вообще житель Рио, не обязательно жительница. В образовавшемся клише, кариока – это пляжная красавица Копакабаны. Том Жобин, Винисиус ди Морайс, Жильберто Жиль, Чико Буарке – все они, эти певцы и композиторы, виноваты в стандартизации образа загорелой юной дивы, повышающей уровень вашего тестостерона в десять раз. Но это клише. Город Январской Реки, Рио-де-Жанейро такой же миф, как и пляжная кариока, девушка из Ипанемы…
Но музыка Бразилии, ее ритмы, как и поэзия ее песен – это вовсе не миф. И об этом помнишь, слушая Лауриндо Альмейда и Чарли Бёрда. Это Бразилия джаза, синтеза, это босса, свингующая на североамериканский лад с шестидесятых годов…

Сколько мелодий и песен не исчезают из этого личного списка? Удерживаются хотя бы полгода, год? Мне трудно ответить. Потому что одни испаряются, появляются новые, всплывают старые. А затем наступает неотступное желание тишины. Помните, у Пастернака? «Тишина – это лучшее, из всего, что я слышал». А ведь Борис Леонидович был талантливым пианистом!
Монк, умиравший в огромной спальне, отведенной ему баронессой Ротшильд, Панноникой, слушал эту тишину. В его случае она была полна скрежета и скрипов. Она отнимала у него упругие тяжелые ритмы, которыми он жил всю жизнь. Монк не был пианистом, Монк был ударником. Только вместо ударной установки у него был рояль. Он избивал его каждый вечер, он колдовал на нем, всё увеличивая паузы, по тем временам все еще пустой, тишины. Тишина, пустота в музыке играет такую же роль, как и сами звуки. Об этом знают актеры. Они набивают свои монологи пустотами, паузами. Пустота говорит, вопит, воет. Она создает напряжение. Она создает провалы, пропасти.
Так сколько же может быть песен и мелодий в вашем личном списке этих самых мелодий и песен?
Я позволю себе напомнить, что вы слушаете еженедельное «Время Джаза» на коротких частотах «Свободы», через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org . У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

3. Rahsaan Roland Kirk - Domino – 3:11 (Roland Kirk - Domino – Mercury)

ДС: - «Domino» Луи Феррари, Дона Рея и Жака Планте. Роланд Кёрк – флейта, носовая флейта, стритч и манзелло; Эндрю Хилл – рояль; Вернон Мартин – контрабас и Хэнри Данкан – ударные. 6 сентября 62 года, Чикаго, студия звукозаписи «Тэр-Мар».
Кёрка почти невозможно определить. Я имею в виду целиком. Можно какую-то часть его жизни. Его слепоту, его искусство играть одновременно на трех-четырех инструментах, его политический активизм, его экзотизм или его родство с Чарли Мингусом. Но целиком Рахсаана Роланда не объять. Проще обнять толстенного Мингуса.

4. Charles Mingus - Fables of Faubus – 8:13 (Charlie Mingus - Ah Um – Columbia)

ДС: - «Fables of Faubus», «Россказни Фобаса» - был такой сенатор-расист. Композиция Чарли Мингуса, он же контрабас; Джон Хэнди – альт-саксофон; Букер Эрвин – тенор-сакс; Джимми Ниппер – тромбон; Хорас Парлан – рояль; Денни Ричмонд – ударные. 5 мая 59 года, Нью-Йорк.
Чарли Мингус даже в малых составах напоминает мне оркестры Дюка Эллингтона. То же самое заполнение пространства звуками до предела. Но в отличие от Дюка у Мингуса есть, не такое уж редкое для джазменов качество, ярость. И это не только его вспышки бешенства в конфликтах с другими, вообще – другими. «Желтый негр», как он сам себя называл, был ярым, взрывоопасным по природе. Но и ангелом тоже. Ангелом, вес которого не выдержало бы ни одно облако.

Иногда нравится сама тема, мелодия и поэтому различные варианты ее исполнения. Так в моем списке твердо прописаны «Рабочая Песня» Нэта Эддерли, «Мои любимые вещи» Ричарда Роджерса (музыка) и Оскара Хаммерстайна (слова); «Колыбельная Листьев» Бёрнис Петкер, «Вальс для Дебби» Билла Эванса или «Старый добрый Стокгольм» и «Билли Бой» - две народных мелодии, ставшие джазовой классикой. Конечно, классика стоит крепостной стеной за этими стандартами: от Уильяма Кристофера Хенди, Джелли Ролла Мортена, Фатса Уоллера, Джорджа Гершвина, тех же Билла Эванса и Дейва Брубека, Гленна Миллера, Бенни Гудмена, само собой Монка, Джерри Маллигана и, скажем, Джона Льюиса…
В дороге из точки А в точку Б, дома под легким одеялом, под звездным небом одного из полушарий вы слушаете еженедельное и свингующее «Время Джаза» из космоса через спутники Hotbird и AsiaSat-3 или же с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Лютеции – ваш ДС.

5. Bill Evans – Pavane – 3:56 - (Bill Evans with Symphony Orchestra – VERVE)

ДС: - «Pavane», «Павана» Габриеля Форе, аранжировка Клауса Огермана. Трио Билла Эванса и симфонический оркестр. 29 сентября 65 года. Не знаю КАК, но Руди ван Гельдер умудрился всем найти место в своей домашней студии звукозаписи, то есть в родительской гостиной.
Нынче идет «обратная» революция, назад к винилу. Причем многие новый «чистый» винил не признают. При ремастеринге убираются посторонние шумы: скрип паркета, шелест платьев, разговоры в зале или же шепотом на сцене между контрабасистом и пианистом, звяканье стаканов, смешки, хлопанье далекой двери. То есть – звуки живой клубной жизни. Поэтому некоторые счастливчики, обладатели LPs той давней эпохи, оцифровывают винил без чистки. Даже не убирая скрип, если он есть. Я рад этому подходу к клубным и фестивальным записям. К примеру, зачем кромсать «Концерт у моря» Эрролла Гарнера? Это концерт на открытом воздухе и в какой-то момент небольшой частный самолет пролетает над публикой, приветствуя ее раскачиванием крыльев. От этого вторжения веет океаном, открытым пространством, именно концертом у моря!

6. Thelonious Monk - Blue Monk – 3:48 (Thelonious Monk - Alone In San Francisco – Riverside)

ДС: - «Blue Monk», композиция Телониуса Великолепного. К сведенью неофитов это концерт Монка (акустики ради) в пустом концертном зале Сан-Франциско, октябрь 59 года.
Монка, особенного сольного или с контрабасом и ударником, я могу слушать всегда, как и Джона Колтрейна, кроме его последнего периода, уехавшего во фри-джаз. Есть свидетели, которые утверждают, что поздний Трейн буквально тосковал по своим балладам.

7. John Coltrane Quartet - Say It Over and Over Again – 4:15 (John Coltrane - Ballads – IMPULSE)

ДС: - «Say It Over and Over Again», «Скажи это опять и опять» - Джимми МакХью. Джон Колтрейн – тенор-саксофон и лидер; МакКой Тайнер – рояль; Джимми Гаррисон – контрабас и Элвин Джоунс – ударные. Диск, который я могу слушать каждый день и каждый месяц - «Баллады». Предел наступает лишь тогда, когда волна меланхолии захлестывает с головой. Квартет Трейна записал этот винил 21 декабря 61 года. У Руди вана.., вестимо. Альбом обязательный в любой серьезной коллекции.
Увы, я потерял интерес к Ахмаду Джамалю, к Уейну Шортеру, к Кизу Джаррету. Интерес личный. Их вес, и их вклад в историю джаза неоспоримы. Уейн стал призером года; Джамаль играет на всех фестивалях, Джаррет всё так же, как и раньше, широкими мазками создает гигантские музыкальные полотна. Само собой я их слушаю, но не так, как Джона Льюиса, Фредди Хаббарда или Пола Дезмонда. Слушать профессионально – одно; слушать для себя – другое. Везет, когда и то, и то – совпадают.
Ваши «океаны» и «грюндики» настроены на волну «Свободы». Вы слушаете нас из ближнего космоса через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org. В том, что греки называли «эфиром», еженедельное «Время Джаза» и у микрофона в Лютеции – ваш ДС.
Washington Post на прошлой неделе вышел со статьей под заголовком «Звуковые волны могут заставлять двигаться и летать предметы». Как вам? Корифеи, а главное сами музыканты, знают это с пеленок…

8. Art Blakey - I Remember Clifford – 5:36 (Art Blakey – Jazz In Paris – 1958 Paris Olympia – Gitanes)

ДС: - Парижский концертный зал «Олимпия». 22 ноября 58 года. «Вестники Джаза» исполнили композицию-реквием на смерть трубача Клиффорда Брауна - I Remember Clifford. Автор композиции – Бенни Голсон – тенор-саксофон; Ли Морган, в данном случае играющий двойника Клиффорда, труба; Бобби Тиммонс – рояль; Джимми Меррит – контрабас и Арт Блейки – лидер и ударные.

9. Modern Jazz Quartet - That Slavic Smile – 8:03 (Modern Jazz Quartet - Echoes - Pablo)

ДС: - «That Slavic Smile», «Эта славянская улыбка» пианиста и музыкального директора MJQ, «Современного Джазового Квартета» Джона Льюиса. Улыбка эта вошла в его музыку вместе с пианисткой Мирьяной Вбранич из Загреба, ставшей его женой. Милт Джексон играл на вибрафоне; Перси Хис на контрабасе и Конни Кей – на ударных. Диск «Эхо» (во множественном числе) был записан 6 марта 84 года в Нью-Йорке.
Баста - как говорят в одной стране – finita! «Время Джаза» подошло к концу. Конечно, я не смог, как было запрошено, составить мало-мальский объемный лист любимых тем и вариаций вашего ДС. Получился лишь короткий экскурс. Этот и предыдущие выпуски «Времени Джаза» вы найдете на нашем всемирно (география) известном сайте www.svoboda.org. Приятных вам летних приключений, до следующей недели, чао, бай-бай!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG