Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Некляев освобожден от ответственности "заочно"


Владимир Некляев давно находится в оппозиции действующему президенту Белоруссии

Владимир Некляев давно находится в оппозиции действующему президенту Белоруссии

Экс-кандидат в президенты Белоруссии, лидер гражданской кампании "Говори правду!", известный белорусский поэт Владимир Некляев освобожден от отбывания наказания. Причем заочно. Суд Ленинского района Минска принял решение, не дожидаясь появления подсудимого.

Рассмотрение уголовного дела Владимира Некляева по факту массовых беспорядков в Минске 19 декабря 2010 года должно было состояться утром 25 июля. Однако, когда политик пришел в суд, его просто ознакомили с решением, которое было принято еще 23 июля и в отсутствие самого Некляева: "Это еще раз показывает, в каком состоянии находится в Белоруссии правосудие", – заключил политик, комментируя решение суда.

Экс-кандидат в президенты был задержан и доставлен в следственный изолятор КГБ в ночь с 19 на 20 декабря 2010 года из больницы скорой помощи, куда он попал после нападения неизвестных на колонну его сторонников. Сторонники Некляева в это время двигались на Октябрьскую площадь Минска для участия в оппозиционном митинге. В результате избиения политик потерял сознание и был госпитализирован с черепно-мозговой травмой. В это время Некляев официально еще находился в статусе кандидата в президенты.

29 января 2011 года Владимира Некляева перевели из СИЗО КГБ под домашний арест, где он оставался до суда.

20 мая 2011 года Владимир Некляев был осужден судом Фрунзенского района Минска по уголовному делу о массовых беспорядках в день президентских выборов 19 декабря 2010 года. Политика признали виновным по статье Уголовного кодекса "организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них". Он был приговорен к двум годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года.

* * *

Еще до президентских выборов в Белоруссии, состоявшихся 19 декабря 2010 года, Владимир Некляев в качестве кандидата в президенты страны дал большое интервью Радио Свобода. Вот выдержки из этого разговора:

– Владимир, кое-кто считает, возможно, Александра Лукашенко защитником белорусского суверенитета… А что касается вас: за некоторые ваши заявления и действия некоторые люди, кстати, которые раньше были вашими единомышленниками, считают вас чуть ли не лакеем Москвы. Вам это обидно или это нормальная плата за политический успех?

– Политика – такая вещь, что редко в ней бываешь тем, кто ты есть на самом деле. Всегда тебя кем-нибудь будут считать. Поставили меня в нишу "пророссийского кандидата". И я не особенно упирался. По какой причине? По той причине, что это оказалось всем выгодно. Это оказалось выгодно Лукашенко, потому что ему надо победить именно пророссийского кандидата на этот раз. На прошлых выборах он дружил с Россией и победил прозападного кандидата. Теперь он дружит с Европой, ему нужно победить пророссийского кандидата. А из этого родились мифы – о том, что мне Россия, а конкретно Путин и Медведев вкладывали в карман деньги, и кто-то даже якобы видел, как происходил этот процесс. Я же, если и пророссийский, то только в том смысле, что никоим образом (об этом я сказал в своей программе, об этом я говорю на всех выступлениях) не денонсирую никаких договоренностей, которые существуют между нашими странами на этот момент. Мы, безусловно, будем что-то пересматривать, от чего-то избавляться, что не идет на пользу ни России, ни Белоруссии, но разорвать наши отношения недопустимо, потому что это коллапс для белорусской экономики. И тогда никакие наши преобразования, на которые мы надеемся, просто будут неосуществимы.

– Есть понятие традиционного оппозиционного белорусского электората. Еще его называют "оппозиционным гетто". Как вы считаете, кто будет за вас голосовать на будущих выборах? Вы сумели выбраться за пределы этого электората, о котором речь идет сейчас?

– Замысел создания кампании "Говори правду" как раз лежал в этом: выбраться за границы этого гетто. И мы это сделали. Мы стали работать не с электоратом Лукашенко, который стабилен, и не с электоратом оппозиции, которая давно уже определилась. Никаких других определений она не желает ни слышать, ни принимать. Мы сориентировались на тех людей, которые стоят между этим электоратом и демократическим, то есть на ту инертную массу, которая обычно ждет до последнего момента, которая принимает сторону сильнейшего. Мы пошли к ним через социальные проекты. Мы дистанцировались как от власти, так и от оппозиции. Мы пошли к людям с их проблемами. Мы приходили туда, где плохи те же дороги, хотя в Белоруссии они получше, где текут крыши, где рвутся батареи, где проваливаются мосты. Мы пытались вместе с этими людьми решить их локальные проблемы. А когда мы решали их локальные проблемы, оказалось, что общая проблема все равно остается. Мы вместе пришли к мнению, что нужно менять структуру, систему. Таким образом, мы стали разговаривать с ними о политике. Таким образом, мы создали свой электорат. На сегодняшний день мой рейтинг, за один месяц до выборов, примерно 16,8 процента. И это, я считаю, самый значительный наш успех.

Владимир, ваши критики, и официальные, и неофициальные, часто вспоминают стихи, которые вы читали съезду КПСС, глядя в глаза Леониду Ильичу Брежневу. Мы все люди одного поколения – родом из СССР. В какой степени вы остались советским человеком? Или для вас та эпоха – это одна черная дыра?

– Нет, это не так. Есть люди, которые, может быть, легко расстаются со своим прошлым и пишут об этом. Вообще, человеку сложно всегда расстаться с той жизнью, в которую он никогда уже больше не вернется. Возникают романтические воспоминания, которые с реальностью часто не имеют ничего общего. Но так устроен человек. И говорить о том, что в этом проклятом советском прошлом я ничего не видели светлого, неправда. А те стихи я могу и сейчас прочитать:
"За счастье не окончена борьба,
И мы готовы и к труду, и к бою!
Отечества великая судьба
Для всех нас стала личною судьбою".
Так вот судьба отечества, судьба Белоруссии стала моей личною судьбою. Ничего, по сути дела, особенно в моих ощущениях по отношению к прошлому и к настоящему не изменилось. Оно достаточно целостное.

– Кроме того, что вы поэт, чем вы будете лучше нынешнего президента Белоруссии?

– Я перестану делать то, что делает он, то есть не перестану, а просто не стану этого делать. Почему с Лукашенко уже не хотят иметь дело? Потому что он врун, если называть вещи своими именами. Есть еще в бизнесе такое понятие "кидалы". Россия поняла, кто он такой, и не захотела дальше иметь с ним отношения. Но вот это его свойство вызывает азарт у политиков. Только русские политики сказали: "Все, мы с тобой больше не хотим иметь никаких дел!", как появляются западные политики и говорят: "О, эти не справились, а мы это сделаем! Мы сейчас его демократизируем. Мы сейчас его поставим на правовые рельсы. И он у нас покатится, как новый поезд, в сторону демократии". Неправда! Ожидания Запада за любые деньги будут обмануты. Это я могу говорить и Радио Свобода, и любому другому радио. Он не способен! Нет такого архитектора, который бы из диктатора вылепил демократа. Возьмет Александр Григорьевич эти деньги, и глазом не моргнет, и спасибо не скажет! Другое дело, что он им поднесет за эти деньги миф, сказку, имитацию той демократической Белоруссии, которую они хотят увидеть. Это произойдет, да. Если они примут это за реальность – ну, что же, это их проблема. Но это будет удар. Это будет крах всего демократического движения в Белоруссии. Нас просто отодвинут в сторону. Все остальное, все будущее Белоруссии будет решаться без нас.
XS
SM
MD
LG