Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические эксперты – о двигателях протеста и Навальном


Политический протест в карнавальном костюме Смерти

Политический протест в карнавальном костюме Смерти

Центр стратегических разработок, который многие эксперты считают близким к премьер-министру России Дмитрию Медведеву, опубликовал предварительные материалы к докладу о политической ситуации в России для Комитета гражданских инициатив, возглавляемого бывшим министром финансов России Алексеем Кудриным. Результаты исследования, собранные в крупных и небольших российских населенных пунктах, заставляют пересмотреть существовавшие ранее представления о том, какая часть общества выступает за наступление перемен и готова ради них выйти на акции протеста.

Основой для материалов доклада, названного "Возможно ли новое электоральное равновесие?", послужили три социологических исследования. Это проведенный в 100 населенных пунктах в начале июня этого года опрос россиян, в котором приняли участие 1600 человек, исследование в 21 фокус-группе в городах и сельской местности, а также психологическое исследование в Москве, Нижнем Новгороде и Краснодаре, во время которого изучался уровень агрессивности и тревожности в обществе.

"Возникает картина противоречивого и внутренне разбалансированного состояния умов россиян, – говорится в тексте исследования. – Двигателем протестов в последние годы считался московский средний класс, однако за пределами Москвы процент недовольных оказался более высоким. Российская столица утратила роль протестного лидера, и центр митинговой активности переместился в другие крупные российские города. Это связано с двумя факторами: во-первых, жители регионов с опозданием реагировали на начавшиеся в столице протесты, а во-вторых, в Москве снижается уровень готовности отстаивать свои интересы во время митингов и демонстраций. Определенную роль играет и фактор социальной модернизации: "за пределами Москвы она замедлилась и отчасти поворачивает вспять".

В целом по России выше процент людей, готовых выйти на улицу в случае существенного ухудшения экономической ситуации, а не из-за проведения нечестных выборов. Таких людей больше в областных центрах и столицах республик (63%), чем в Москве (15%) и Санкт-Петербурге (10%). Сегодня запрос на политические изменения явственней среди менее обеспеченных и менее социально развитых слоев населения. В этой группе может быть и выше спрос на демократию, чем в Москве:

"Несмотря на признаки нового электорального равновесия, создается впечатление, что наше общество еще в начале 2010-х было сорвано с политических якорей и отдано на волю бурных волн, которые до сих пор бросают его из стороны в сторону. Быстрота и противоречивость этих изменений говорит о том, что они не далеки от завершения. Волнообразный характер спроса на демократию и протестных настроений, который проявился в исходных данных, говорит о неустойчивости этого процесса и о возможности дальнейших быстрых и неожиданных колебаний в том или ином направлении", – говорится в материалах.

Михаил Дмитриев

Михаил Дмитриев

"Проблема в том, что самые неожиданные результаты мы получили по Москве, сравнивая ее с другими регионами, – говорит президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев. – Чтобы получить очень надежные результаты в региональном разрезе по России, надо иметь большую выборку, проводить исследование раз в неделю на протяжении многих месяцев, но у нас, к сожалению, такой возможности не было, и, соответственно, нельзя со стопроцентной уверенностью говорить, что все полученные нами результаты абсолютно достоверны. Это скорее пилотное исследование, которое ставит вопросы и заставляет задуматься над тем, что происходит в стране".

В тексте подчеркивается, что "полученные данные не соответствуют прежним представлениям" и часто противоречат результатам исследований минувших лет. Это имеет отношение к утверждению, что власть утратила доверие населения. В нынешнем исследовании, наоборот, говорится об усилении влияния "Единой России", поскольку респонденты склонны воспринимать эту партию как политический институт и не связывают ее с конкретными лицами. А что касается рейтинга политических лидеров, то на его падение влияет разочарование в способности власти обеспечить успешное развитие страны и страх, что власть может применить насилие против граждан.

Что же касается эмоционального состояния общества, то, несмотря на высокую тревожность (65% опрошенных проявляют ее), уровень агрессии остается небольшим. Однако, если изучать основные направления, куда протестно настроенные люди обычно перенаправляют свою агрессию, то больше всего – в сторону США, из-за отсутствия непосредственного контакта с американцами. Интересно, что неприязнь к чиновникам вытеснила негативные эмоции по отношению к олигархам и представителям бизнеса. В то же время в докладе отмечается, что люди, проявляющие более высокую агрессивность, обладают и большим протестным потенциалом:

"Концентрация людей с повышенной агрессией в оппозиционно настроенной части общества может показаться очевидной закономерностью, но такой процесс не является единственно возможным. Фашистским режимам в свое время удалось привлечь агрессивную часть общества на свою сторону. В странах с устойчивой демократией распределение людей с повышенной агрессивностью распределяется между разными политическими силами, поддерживая политический баланс. В России же консервативная политика государства не смогла привлечь пассионарную часть общества, которое в настоящее время концентрируется в протестном сегменте".

Раньше в исследованиях Центра стратегических разработок объяснялись причины происходящего, но от этой практики решено отступить. Дмитриев объясняет это тем, что полученные во время опроса факты слишком новы: "Мы не уверены, что у нас имеются однозначные достоверные основания считать все эти выводы обоснованными. Единственный вопрос, по которому мы все-таки попытались дать объяснение, – это был вопрос о причинах стабилизации рейтингов доверия электоральных рейтингов Путина. Здесь наше психологическое исследование, как нам кажется, дает некоторые подсказки о том, почему это могло произойти. Во всех остальных случаях мы действительно стараемся воздержаться от объяснения причин. Потому что слишком уж велика новизна тех фактов, с которыми мы столкнулись", – сказал Михаил Дмитриев.

Различные аспекты истории с Алексеем Навальным – итоги процесса по делу "Кировлеса", участие Навального в кампании выборов мэра Москвы, разговоры о Сергее Собянине как "сменщике" Владимира Путина – оживили политическую жизнь в России и побудили экспертов строить новые прогнозы. Об ожиданиях от выборов РС рассказал московский политолог, руководитель фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов:

– Ситуация в разных регионах страны, в том числе и в тех, где предстоят местные выборы, заметно различается. Поэтому общий тезис директора Центра стратегических разработок Михаила Дмитриева и соавторов его недавнего доклада о том, что политическая и протестная активность в провинции выше, чем в Москве, представляется мне недостаточно подтвержденным. Всплески активности в Пугачеве (по поводу межнациональных проблем) или в Воронежской области (по поводу никелевых разработок) носили Михаил Виноградов

Михаил Виноградов

спонтанный характер, не были напрямую связаны с какой-то политической активностью. Пока нигде, кроме Москвы, нет полноценных, интересных губернаторских кампаний. Были ожидания по Забайкалью, но снятие кандидата "Гражданской платформы" Алексея Кошелева (его обвинили в том, что часть собранных им подписей муниципальных депутатов недействительны) эти ожидания развеяло. Есть большой интерес к кампании в Ярославской области, но пока неясно – готово ли население области к новой волне политизации, на фоне которой "Единая Россия" в 2011 году получила немного голосов. Но сюрпризы еще возможны: и в силу того, что с 1 июля снова повысились тарифы на коммунальные услуги, и в силу того, что, по данным фонда "Общественное мнение", идет достаточно заметное, хотя не критическое, снижение доверия к Владимиру Путину и к "Единой России" (на 5-6 процентных пунктов в первой половине июля). Причем, не до конца понятно, чем это было вызвано во время традиционно спокойного лета.

В любом случае сейчас главная интрига – это московская кампания. Повысит ли она политизацию населения, вызовет ли рост протестной и оппозиционной активности в Москве, приведет ли этот возможный всплеск к фоновому эффекту в других городах России? В 2011 году московская волна почти не была подхвачена в регионах. Сегодня это – одна из интриг.

– Вы считаете, что пока рано говорить о росте политической конкуренции в России?

– Политическая конкуренция в России, безусловно, существует, другое дело, что она носит непубличный характер и не связана с классическими политическими институтами и выборными процедурами. Поэтому ожидания от выборов у населения не слишком высоки – выборы не воспринимаются в России как феномен, решающий вопрос власти в стране, это же относится и к институту местных выборов. Поэтому говорить о том, что политические ожидания населения растут в связи с грядущей волной выборов, не приходится. Однако некоторые вызовы для власти эта избирательная кампания в себе несет, они связаны прежде всего с изменением повестки дня в политике на фоне выборов мэра Москвы и с некоторым возможным снижением рейтингов власти.

– И в чем же изменилась повестка дня в связи с выборами мэра Москвы?

– До сих пор, как правило, избирательная кампания партия власти строилась не столько на том, что ее кандидаты сильны, активны, ярко выступают на дебатах, сколько на том, что допущенные к выборам оппоненты выглядели бледно и по большому счету отбывали номер. Московская кампания будет иной: все-таки мы увидим борьбу двух полярных политических сил, которые, так или иначе, стремятся к власти, а не обозначают борьбу, которые настроены на достаточно жесткую полемику. Приведет ли это к расшатыванию базы поддержки власти в отдельных слоях населения, в том числе и среди тех, кто поддерживает власть, – пока непонятно. Интересно посмотреть, развернется ли борьба за победу на выборах через попытку показать, что власть аморальна и потому слаба, – в широких слоях населения, до сих пор лояльных Кремлю, или кампания Алексея Навального останется протестной нишей, а сторонники, условно говоря, власти не станут объектами серьезной агитации.

– Какая версия случившегося с Алексеем Навальным в последние недели представляется вам верной – это интрига Собянина, интрига Путина, либерализация судебных инстанций? Почему московская избирательная кампания вокруг Алексея Навального строится именно так, как она строится?


Три карты русской политики

Три карты русской политики

– Похоже, что решения, принимавшиеся в связи с Навальным, были достаточно хаотичны. Понятно, что мы не получили ясных сигналов о том, что происходило в коридорах власти в дни вынесения приговора в Кирове. Но, безусловно, вне зависимости от того, как именно случилось то, что случилось, обнаружилось, что кампания по выборам мэра Москвы оказалась более значимой политически, чем мы ожидали. Хотя до сих пор казалось, что суд по делу "Кировлеса" – это определяющий проект (посадить Навального – и закрыть тему протестов 2011-2012 годов), а кампания по выборам мэра Москвы все-таки имеет ситуативный характер и связана с решением Сергеем Собяниным аппаратных задач. Оказалось иначе: во-первых, все-таки есть признаки готовности власти, по крайней мере, попробовать перейти от тренда репрессивного по отношению к протестному движению к тренду манипулятивному, то есть от тупого давления к манипуляции. Во-вторых, можно предположить, что противоречия в российском истеблишменте, в том числе вокруг персоны Сергея Собянина, столь сильны, что Кремль в выяснении этих противоречий может использовать даже такие до сих пор неприкасаемые фигуры, как, например, фигура Навального.

– Если предположить, что Навальный примет участие в выборах (то есть его не сажают до начала сентября), проигрывает Собянину и Собянин, как принято сейчас говорить, повышает свою легитимность через мандат народного доверия, то может ли нынешний мэр Москвы превратиться в прямого соперника Владимира Путина? Может эта интрига – "Собянин против Путина" – быть причиной всех событий?

– Было бы неверно представлять Собянина как такого нового Бориса Ельцина, который с позиции главы Москвы или главы московской парторганизации начинает замахиваться на большие высоты. Собянин, безусловно, командный игрок, и без команды сверху он действовать не будет. Но определенная конкуренция за роль политика номер два в России существует, особенно после того, как на эту роль фактически утратил притязания Дмитрий Медведев.

– Как вы считаете, Алексей Навальный дойдет до избирательной урны, станет кандидатом, за которым будет позволено людям голосовать, или его все же посадят накануне выборов?

– Похоже, что четкого сценария у Кремля нет. Я допускаю, что решение будет приниматься ситуативно и, возможно, это даже будет целая цепочка противоречащих друг другу решений. Понятно, что многое, если не все, зависит от позиции Владимира Путина. Но уже сам факт готовности освободить Навального, пусть и временно, стал сенсацией.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG