Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Варшаве недавно прошла представительная научная конференция медиков и микробиологов, на которой говорилось о проблеме снижения эффективности антибиотиков. Речь о том, что все большее количество видов болезнетворных бактерий вырабатывает сопротивляемость к воздействию таких препаратов – и эта проблема приобретает угрожающие масштабы.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) не первый год бьет тревогу по этому поводу. Бывший генеральный директор этой организации Гру Харлем Брундтланд считает, что "антибиотики были одним из ключевых открытий ХХ века. Если мы лишимся их, то окажемся в новом времени, лишенном хирургии и многих других процедур, связанных с риском инфицирования. Нам предстоит научиться учитывать не только чувствительность возбудителя заболевания, но и вероятность появления сопротивляемости к антибиотикам в его будущих штаммах". В 2011 году устойчивость к антибиотикам была главной темой ежегодно проводимого ВОЗ Всемирного дня здоровья. Тем не менее серьезных перемен к лучшему пока не наблюдается.

Статистика устрашает: каждый год в Европе не менее 25 тысяч человек умирают от пневмонии, кишечных инфекций и других болезней, давно уже считающихся излечимыми. Теперь они перестают быть таковыми: организм многих пациентов не реагирует на прописанные медиками антибактериальные препараты. "Риск, сопоставимый с угрозой терроризма" – так охарактеризовала этой весной проблему устойчивости к антибиотикам профессор Салли Дэвис – главный врач Англии (chief medical officer).

ВОЗ предупреждает, что это только начало. К примеру, в 2005 году была зафиксирована устойчивость 36% штаммов бактерии E-coli (возбудителя заболеваний мочевых путей и кишечника, а также заражения крови) к одному из самых известных антибиотиков – ампициллину. В 2011 году этот показатель составил уже 43%. Столь же успешно борется с антибиотиками бактерия Klebsiella pneumoniae, возбудитель воспаления легких. 33% – такова устойчивость к антибиотикам синегнойной палочки (это бактерия, вызывающая воспаления глаз, желудочно-кишечного тракта, легочные недомогания и т. д.). В своем докладе Салли Дэвис отмечает, что с 1987 года в Великобритании не было введено в оборот ни одной новой разновидности антибиотиков, в то время как новые штаммы болезнетворных бактерий обнаруживаются учеными едва ли не каждый год.

Механизм того, как у бактерий формируется устойчивость к антибиотикам, объясняется в этом англоязычном видеоролике:

При этом в разных странах ситуация неодинакова. Упомянутый выше возбудитель пневмонии, по данным за 2011 год, явно проигрывал войну с антибиотиками на севере и северо-западе Европы и триумфально побеждал на востоке и юго-востоке. В Соединенном Королевстве (а также в Ирландии и Нидерландах), несмотря на тревогу профессора Дэвис, дела в этом отношении обстоят неплохо: уровень устойчивости Klebsiella pneumoniaе к антибиотикам там не выше 10%. Зато в Болгарии, Венгрии, Греции, Польше и Словакии этот показатель превысил половину, в Италии, Румынии, Чехии он выше 30%.

Причина проста: в странах бывшего соцлагеря и в Средиземноморье врачи слишком часто выписывают антибиотики пациентам, даже в тех случаях, когда можно обойтись и без них. Одна из самых "популярных" врачебных ошибок – назначение антибиотиков при гриппе и респираторных вирусных инфекциях, при которых антибактериальные препараты по большей части бесполезны. По мнению пражского микробиолога Вацлавы Адамковой, отдельным фактором риска является то, что среди регионов Европы, где распространены бактерии, выработавшие иммунитет к антибиотикам, много популярных мест туризма и отдыха. Из отпуска многие северяне могут привезти с собой такую бактерию, сами при этом не заболев и ни о чем не подозревая.

Поляки относятся к числу тех европейцев, которые склонны использовать антибиотики слишком часто, даже когда в этом нет необходимости. Например, каждый третий житель страны принимает антибиотики во время простуды, 24% – когда болит горло, а каждый десятый лечит ими обыкновенный кашель.

Профессор Анджей Гурский – директор Института иммунологии и опытной терапии польской Академии наук. Его сотрудники активно работают над так называемыми бактериофагами, то есть вирусами, которые избирательно поражают бактериальные клетки.


– На данный момент можно долго говорить о самых разных теориях, связанных с проблемой иммунитета на антибиотики, – отмечает профессор Гурский. – Однако если сосредоточиться на том, что на сегодняшний день доступно на практике для решения этой проблемы, то это применение бактериофагов. Наш институт уже довольно давно этим занимается, восемь лет назад мы открыли поликлинику, где принимаем больных и имеем большой опыт.

– Как продвигаются исследования в этой сфере?

– Мы принимаем пациентов, публикуем результаты исследований, получаем гранты на это. Но есть одна проблема, с которой нам не удалось справиться. Это клинические исследования. Они стоят огромных денег. Нужно провести формальные клинические исследования, которые официально подтвердили бы эффективность лекарства. Между тем ситуация драматична, ведь новых антибиотиков нет, об этом говорят специалисты, Всемирная организация здравоохранения. На Всемирном экономическом форуме было недавно заявлено, что иммунитет к антибиотикам – самое серьезное испытание, с которым столкнется в ближайшее время человечество в области здоровья и медицины.

– Можно ли сказать, что бактериофаги в будущем могут эффективно заменить антибиотики?

– Я не могу это утверждать сейчас со всей уверенностью – будущее покажет. Однако если базироваться на данных, которые нам доступны, а также на результатах предварительных клинических исследований, которые провели институты, получившие соответствующее финансирование, можно сказать, что да. Я выскажусь осторожнее: бактериофаги могут сыграть серьезную роль в борьбе с бактериальными инфекциями, обладающими иммунитетом к традиционным лекарствам.

– У вашего института есть значительные достижения в исследованиях бактериофагов. Почему же нет средств на более интенсивную работу над такими препаратами?

– Ответ очень прост. Если у кого-то инфекция, то можно вылечиться за пару дней. Вот у меня недавно был конъюнктивит. Купил себе антибиотик и через три дня выздоровел. Это определяет все еще высокий спрос на такие препараты. Так вот, фармацевтические компании не очень-то заинтересованы в инвестировании в новые лекарства. Чтобы ввести такое лекарство на рынок, нужны огромные деньги – иногда до миллиарда евро. Риск слишком велик, они боятся вкладывать деньги в работу над новыми лекарствами. Отсюда и кризис, с которым мы имеем сегодня дело.

– Как вы оцениваете перспективы дальнейшей работы над бактериофагами в Польше?

– Все зависит от того, удастся ли нам получить средства на эти исследования. В последние годы у нас было довольно солидное финансирование, однако сейчас оно оставляет желать лучшего. Кроме того, на клинические исследования денег мы не получим – практически ни одна страна такие исследования из бюджета не финансирует, этим занимаются фармацевтические фирмы. А на бактериофаги они не очень-то хотят выкладывать средства. Мы делаем все, что в наших силах. На следующей неделе я еду в США, где выступлю с докладом на эту тему. Нас признают во всем мире, мы публикуемся, регистрируем открытия. Но, повторю, нам нужны деньги на клинические исследования, а с этим – большие проблемы.

Впрочем, ни профессор Гурский, ни другие специалисты не считают, что нам грозит обвальное превращение антибиотиков в совершенно бесполезные пилюли. Процесс, к счастью для человечества, займет годы, а то и десятилетия. Тревожит, однако, отсутствие внятных перспектив антибактериального лечения во всем мире. Как отмечает специалист из Индии доктор Ашиш Фатак, "вероятно, полностью эффективные виды антибиотиков не удастся получить еще 20 лет – из-за недостатка новых технологий".

Чрезмерная "популярность" антибиотиков в последние десятилетия привела к тому, что они окружают нас везде, хотя чаще всего мы об этом не догадываемся. Примерно две трети химических веществ, содержащихся в употребляемых людьми лекарственных препаратах, возвращается в окружающую среду с отходами человеческой жизнедеятельности. Эти вещества оказываются в воде, почве, а затем – в выросших в такой среде сельскохозяйственных продуктах. Так возникает своего рода круговорот антибиотиков в природе. Естественно, что иммунитет бактерий к антибиотикам в результате всего этого повышается, ведь антибактериальные препараты становятся просто частью среды обитания.

Вдобавок антибиотики вполне сознательно применяют в сельском хозяйстве – например, в кормах для скота и птицы. В июле в Чехии и Словакии были проведены массовые проверки цыплят и куриных окорочков, ввозимых из Польши: по данным торговой инспекции этих стран, в мясе птицы содержался препарат метронидазол, запрещенный к применению в Евросоюзе. Помимо антибактериального действия, метронидазол стимулирует рост, поэтому некоторые фермеры и добавляют его в корм цыплятам, несмотря на запреты. Однако многие другие фармацевтические добавки к кормам нормы ЕС разрешают, оговаривая лишь, что эти препараты должны использоваться в разумных дозах.

Проблема устойчивости к антибиотикам пока явно далека от решения, и медики лишь ограничиваются практическими советами, которые позволили бы пациентам снизить риск. Советы эти просты: принимать антибиотики только по назначению врача; делать это в точном соответствии с инструкциями; сделать анализ на чувствительность бактериальной флоры к разным видам антибиотиков, чтобы узнать, лечение каким из препаратов принесет максимальный эффект. И конечно, перестать считать антибиотики палочкой-выручалочкой, способной за пару дней поставить больного на ноги.

От врачей нам доводилось слышать выражение "предпринимательские антибиотики". Так шутливо называют сильнодействующие препараты, которые часто просят выписать им пациенты из числа бизнесменов и других вечно занятых людей, которым "некогда болеть". Проблема устойчивости к антибиотикам, однако, грозит тем, что в ближайшие пару десятилетий обществу придется пересмотреть сам подход к болезням и их лечению – и экономия времени за счет собственного здоровья окажется более невозможной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG