Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Название нового фильма Вуди Аллена "Blue Jasmine" ни в коем случае нельзя переводить как "Синий жасмин". Жасмин – это имя героини, характерная для Запада ономастика: именование женщин цветами. По-русски вспоминается разве что Роза, да и то, кажется, это не сильно русское имя. Есть еще Виолетта, от "violet", фиалка, но в русское употребление оно вошло из оперы Верди. Впрочем, я знал одну девушку, которую малограмотные родители назвали прямо Травиатой, что в названии оперы Верди означает "Падшая". Автор фильма добавил к имени героини эпитет, и вот тут тонкость. Слово blue в английской идиоматике означает не только цвет, но оттенки события или настроения. I am in blue mood значит "я в плохом настроении". I feel blue можно перевести как "меня тошнит". Out of blue – свалившийся с неба, неожиданный. Все это обыгрывается в фильме Вуди Аллена. Но эти оттенки начинают говорить, когда мы усматриваем главный тон – зависимость нового фильма Вуди Аллена от пьесы Теннесси Уильямса "Трамвай "Желание".

Рецензенты-американцы, конечно, добрались и до прочих аллюзий: оказывается, это в пьесе Теннесси Уильямса Бланш Дюбуа говорит о хаме Стэнли Ковальском: "Духи "Жасмин" не имеют с ним ничего общего". Я такой реплики не помню, но и без этого ясно, что положил в основу своего нового фильма Вуди Аллен: конечно, эту самую пьесу Уильямса. Тут он даже на такую игру пустился: героиню Уильямса зовут Бланш, а Вуди Аллен на роль своей героини выбрал актрису Кейт Бланшетт. Невинная игра, конечно, какой-то вполне шутливый пустячок. При этом Кейт Бланшетт не далее как в 2009 году играла Бланш Дюбуа на американской сцене, но Вуди Аллен говорит, что не видел этого спектакля. Как бы там ни было, но и в новой своей кинороли Кейт Бланшетт, как всегда, на высоте.

Но тонкость в другом. Духи "Жасмин" обладают тонким сладковатым высокопробным запахом. Но слово blue, добавленное к жасмину, означает в контексте фильма – подпорченный, сортом ниже. Поэтому явная параллель к "Трамваю "Желание" должна восприниматься иронически.

"Синий Жасмин" – иронический, игровой дериватив "Трамвая "Желание". Героиня вроде та же – потерпевшая крах женщина, знавшая лучшие времена, приезжающая на побывку, а то и на постоянное житье к небогатой сестре. Но героиня Уильямса – высоко поэтичное создание, действительно богатая душой женщина, страдающая о своем погибшем юноше-муже (неизбежная у Теннесси Уильямса гомосексуальная аллюзия). Ее падение в мир Стэнли Ковальского – действительная трагедия. Что касается Жасмин, то она приехала жить к сестре, потому что просто-напросто потерпела финансовый крах, сама же и подставив властям своего мужа – финансового жулика. Это очень искусственный сюжетный ход, так в жизни не бывает, даже в комедии, чтобы по телефонному звонку истерически возбужденной женщины агенты ФБР тут же на улице хватали злоумышленника. Финансовые аферы расследуются долго и нудно, там задействованы сотни юристов и экспертов, это не фарсовая ситуация, которую сделал Вуди Аллен. Но этот фарс долженствует играть на то же снижение сюжета, переведение трагедии в фарс.

Этот замысел автор понятен и требует уважения. Но мне кажется, что он проведен в фильме не совсем удачно. Драматургического, сценарно-сюжетного мастерства не хватило на этот раз опытному киношнику, или же, что уж совсем парадоксально, его, умения и мастерства, оказалось слишком много. В фильме масса лишних персонажей, и автор не знает, что с ними делать. Почему у сестры Жасмин Джинжер сначала муж, а потом любовник? В чем смысл этого конфликта? И почему наряду с этим любовником появляется на некоторое время второй? Это дает возможность построить комическую сцену и намекнуть на то обстоятельство, что в мире Жасмин нет Стэнли Ковальского, нет трагедии, а только балаган. Но уж очень это нажато, и ткань фильма все время расползается.

И все время немотивированно появляются какие-то персонажи, вроде бы дающие новый поворот сюжету, а на самом деле уводящие его опять-таки в сторону. Так ни к селу ни к городу появляется бывший муж Джинжер и открывает зрителям тайну – о существовании приемного сына Жасмин, который ушел из этой сомнительной семейки. Это откровение происходит в присутствии любовника Жасмин – многообещающего молодого дипломата, который, убеждаясь в патологической лживости Жасмин, оставляет свои матримониальные в отношении ее планы.

Вот в том-то и дело: Бланш Дюбуа у Теннесси Уильямса – трагическая героиня, а Жасмин Вуди Аллена – патологическая лгунья, психопатка, запивающая успокоительные таблетки водкой. Это не мешает Кейт Бланшетт играть ее хорошо, но симпатии к героине все-таки не вызывает.

Это фильм, в котором явные достоинства Вуди Аллена обернулись недостатком, почти что провалом. Он всегда любил играть на классике, писать на палимпсестах и в этом качестве был явным постмодернистом. Получалось это у него почти всегда хорошо. Хороши "Интерьеры" и "Другая женщина", навеянные Бергманом, забавна "Звездная пыль", играющая с Феллини – "Восемь с половиной", необыкновенно изящен "Сентябрь" – искуснейший дайджест всех пьес Чехова. И как изобретательно играл он на чужих образах в пленительной "Полночи в Париже". Да вспомнить "Матч-пойнт", построенный на мотивах "Преступления и наказания" и "Американской трагедии". Доброжелательные рецензенты сравнивают новый фильм Аллена как раз с "Матч-пойнт", говоря, что он на том же высоком уровне. Я этого не нашел. Все прежние стилизованные штучки Вуди Аллена не были пародией, но высокой игрой. Русская параллель – Михаил Кузмин или живопись Сомова. Сейчас Вуди Аллен опустился до своего старого уровня, когда он делал фарс из "Войны и мира", представляя очкастого еврея в униформе наполеоновского солдата. Вот такого же рода его Жасмин из нового фильма. "Blue Jasmine" – неудавшаяся пародия, и не на Теннесси Уильямса, а на самого Вуди Аллена.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG