Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Скончался российский социолог Леонид Кесельман. С 1989 года он руководил неформальной исследовательской группой "Центр изучения и прогнозирования социальных процессов" и был лидером нового направления в социологии.

Леонид Кесельман родился в 1944 году в Казахстане, куда мама со старшим братом была эвакуирована из Одессы. Потом семья жила в Трускавце, а учиться Леонид поехал в государственный университет в Ленинград. И именно здесь он придумал новый метод социологического опроса, которым сегодня пользуются многие российские социологи, в том числе специалисты "Левада-центра" и Всероссийского центра изучения общественного мнения. Об этом рассказал руководитель отдела социокультурных исследований "Левада-центра" Алексей Левинсон:

– В Ленинграде предстояли первые свободные выборы, и на этих выборах должны были встретиться кандидат от демократов и старый ленинградский партийный босс. Кесельман однажды услышал разговоры рабочих, которые стояли в очереди у пивного ларька, и из разговоров понял, что кандидат от демократов популярен не только в среде ленинградской интеллигенции, но и в рабочей тоже. Поскольку он был социолог, он решил проверить свои догадки и пошел по очереди, спрашивая каждого 15-го или 10-го, и обнаружил, во-первых, что действительно популярность велика, во-вторых, что этот опрос дал ему в руки фактические данные.

Поскольку он был настоящий социолог, он, конечно, этим не удовлетворился и в кратчайшие сроки, в течение дней или часов придумал метод, с помощью которого можно, спрашивая людей на улицах, получать достоверные, репрезентативные данные о мнении жителей города. Профессионалы понимают, что это исключительно сложная задача, и первое, что скажет традиционно обученный социолог, что это вздор, так вести работу нельзя, так поступают журналисты, а настоящие социологи так никогда не поступят.

Леонид Кесельман все это понимал и поэтому разработал метод, который обеспечивает не смешанную выборку населения, а такую, в которой будут представлены люди различных возрастов, профессий и достатка в тех пропорциях, в каких они существуют в городском сообществе. На основании разработанной им методики Кесельман вывел в поле, то есть сделал интервьюерами примерно полторы сотни волонтеров, которые получили инструкции, и с их помощью провел очень короткое, но очень значительное по охвату исследование. Результаты этого исследования он обсчитывал, пробираясь по знакомству в вычислительный центр, на тогдашних больших вычислительных машинах, и в очень короткие сроки у него были готовы результаты исследования. Но он их не обнародовал, эти результаты были запечатаны в конверт, и под телекамерами этот конверт с прогнозом исхода выборов был передан на хранение ответственным лицам. Прогноз говорил о том, что выиграет демократический кандидат.


Когда выборы состоялись, и действительно выиграл этот кандидат, вскрыли этот конверт, и оказалось, что прогноз точен до единиц процентов! Это было триумфом и социологии, новой социологии, и новой политической силы – демократии.

Леонид Кесельман охотно делился не только результатами социологических исследований, но и собственными мыслями по поводу текущих событий и исторической ретроспективы. Вот так в мае 2008 года он рассказывал об особенностях современных россиян в эфире Радио Свобода.

– Мы – люди прошлого. Дело в том, что мы, в принципе, либо "совки", извините, ну, люди со следами глубокими, рубцами советской ментальности... В советское время я был антисоветчиком. И все равно я советский человек. Все эти способы миропонимания, эта агрессия, прущая из нас, и не в адрес наших противников, что более-менее естественно, а в адрес своих товарищей… Потому что всякий инакомыслящий для нас, для нашего поколения, для нашей культуры, для нашего миропонимания – враг. Почему? Потому что слово "инакомыслящий" означает просто "мыслящий". А мыслить два человека одинаково не могут в принципе по определению. Но мы этого не знали. И более того, даже когда нам про это рассказали, мы не можем себя преодолеть. Мы все равно агрессивны к любому мнению, не совпадающему с нашим. Я не про врагов опять же говорю. Это про друзей. Поэтому мы – люди прошлого.

Ну, что делать?.. Это не наше достоинство, это наше несчастье. От себя, от родины не отказываются. Ну, уродина, но все-таки это родина. Это мать! Это моя мать. И не надо про нее врать. Она не нуждается в том, чтобы я ей говорил, что она прекрасна и прочее, прочее. Если она больна, то мне хочется ее вылечить. И когда я говорю о том, что моя родина вот такая советская, то я говорю, что она больна этим советским прошлым. И я хочу, чтобы она вылечилась, и чтобы в этой стране, из которой мне скоро уходить, то есть не из нее, а из жизни мне уходить... Я уже был шесть дней на том свете, но врачи меня спасли, и я вот опять живой после двух инфарктов и рассказываю вам, как прекрасна жизнь. Она на самом деле прекрасна.


Леонида Кесельмана вспоминает социолог Татьяна Кутковец:

– Есть люди – он был из них, – о которых говорить и думать в прошедшем времени очень затруднительно. Такой витальный он был, широкий, яркий... О смерти говорил – он же болел давно и трудно – легко и просто, как о некоем насущном социсследовании: делать надо – интересная же и важная тема. Был замечательным социологом. Из тех, кто умел увидеть проблему, построить концепт и блестяще методологически провести исследование. Скорблю, очень будет не хватать его ума, мысли оригинальной всегда и теплого человеческого его обаяния. Светлая память.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG