Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владлен Максимов – о торговле арбузами и погромной риторике


Мигрантов везут для работ по обустройству нового депортационного лагеря в Москве

Мигрантов везут для работ по обустройству нового депортационного лагеря в Москве

По просьбе РС полицейскую операцию по "декриминализации рынков" в Москве оценивает председатель координационного совета межрегионального профсоюза предпринимателей "Лига свобода" Владлен Максимов. Профсоюз "Лига свободы" защищает права и интересы мелких и средних предпринимателей, работающих в том числе в сфере оптовой, розничной и уличной торговли

– Понятно, что в этой масштабной операции есть большая доля театрализованности. Разумеется, никакие вьетнамские цеха по пошиву фальшивого "фирменного" трикотажа, в которых работает по тысяче человек, не могут существовать без ведома властей. Владельцы такого рода предприятий платят кому-то, чтобы власть и полиция на это закрывали глаза. Вообще в этой операции много нелогичного и странного. Вот произошел прецедент, побили офицера полиции, и после этого начались такие облавы на рынках, что порой даже покупатели страдают. Но непонятно, а при чем здесь рынки, собственно? Речь идет совсем о другой проблеме – об агрессивном поведении полукриминальных этнических кланов. Эта проблема – ни для кого не секрет; полицейского могли ранить где угодно. Это могло произойти, например, в метро – что же, давайте метро тогда закроем? Логической связи трагического происшествия с рынками я не вижу и не понимаю.

Что касается мероприятий по закрытию рынков, то это непродуманное решение, потому что в Москве сложилась непростая ситуация с торговыми площадями, их очень мало по сравнению с европейскими и американскими стандартами. В Москве на тысячу жителей приходится 700 метров торговых площадей, учитывая вообще все – и автосалоны, и супермаркеты, в Европе этот показатель по крайней мере в три раза выше. Поэтому тоже у нас так все дорого, поэтому существует трехступенчатая система "входа" в торговые комплексы, когда надо заплатить и там, и там и сям какие-то бонусы. В этой ситуации нестационарные объекты – киоски, павильоны, рынки как-то смягчают остроту проблемы. Но зачистки и погромы почему-то решили проводить. Это отражение общероссийской проблемы, потому что пролоббировали федеральный закон, который предписывает закрыть все нестационарные рынки. Хорошо, но давайте делать это поэтапно, перепрофилировать, перестраивать, переделывать. Но власть с жаром напирает на слово "снос" с таким подтекстом, что ни во что перестраивать открытые рынки они не хотят.

– Похоже на то, что такая обостренная реакция Министерства внутренних дел на случившееся на Матвеевском рынке вызвана прежде всего тем, что пострадал "свой", да еще от кавказца. А если бы офицер Кудряшов пострадал от удара не дагестанского торговца арбузами, а русского братка, с которым он мог встретиться в любом месте, тоже последовали бы зачистки рынков?

– Я читал, что по этому поводу сказал президент России, и это тот случай, когда я в общем и целом согласен с его версией. Речь идет о коррупционной связи полиции и полукриминальных торговых групп. Я внимательно смотрел видео с
Речь идет о коррупционной связи полиции и полукриминальных торговых групп
записью инцидента – удивительно вела себя милиция! Если бьют офицера по голове, если активно сопротивляются задержанию, что, полиция всегда так себя ведет? Нет, она ведет себя так не всегда, и мы по телевизору видим: полицейские быстренько кладут всех лицом в асфальт, и это все ни для кого тоже не секрет. Значит, была причина у патрульных вот так переминаться с ноги на ногу, как-то бубнить нарушителям "вы давайте поспокойнее". Я думаю, эти торговцы платили кому-то, была у них "крыша", были отношения с более высокопоставленным милицейским начальством, поэтому они так развязно себя и вели. Оперативники и сотрудники ППС прекрасно об этом знали, потому и не торопились применять силу.

В девяностые годы бандиты или полубандиты прямо подъезжали к торговцам и говорили: мы тут хозяева "на территории", будете нам платить. Сейчас схема совершенно другая: торговый объект решает, чем нужно торговать, и делится с "вышестоящими". Сумма за право торговать арбузами – 500 тысяч рублей за торговую точку – она совершенно фантастическая, на деле, конечно, все должно стоить гораздо дешевле. Либо нужно напрямую договариваться с полицией. Скорее всего, не напрямую: если речь идет об этнических кланах, договариваются "смотрящие" всякого рода. Вот об этом, я думаю, речь и идет: Магомед Расулов вполне мог быть такого рода низовым "смотрящим".

– Насколько влиятельны в сфере такого рода торговли этнические группировки?

– Я бы не стал очернять любых выходцев с юга. В Москве, например, есть азербайджанцы, которые традиционно занимаются торговлей. Они реально стоят с товаром сами, любят находиться на точке, даже если у них есть продавец. Но есть и полукриминальные кланы. Торговля арбузами полностью контролируется этническими группировками. Просто так войти со стороны, приехать и как-то решить вопрос нельзя. Кажется, чего проще: привезти из Астрахани арбузы, организовать пару развалов, но почему-то этого никто из "чужих" не делает. Продовольственные рынки по большей части контролируются этническими группировками. Этим, в том числе, и объясняется, что разнообразия товара на московских рынках и ярмарках нет – все привозят с Покровского рынка, самой крупной базы в стране. Если ты сам вырастил машину огурцов – то тебе их в Москве, скорее всего, не продать. Лучшее, что можно сделать, – сдать перекупщикам. Или тебе вообще скажут: езжай отсюда!

– После закрытия "Черкизона" что-то кардинальным образом изменилось в системе торговли в Москве?

У нас власть говорит постоянно о том, что проблема не имеет этнического характера – и это при том, что любому здравомыслящему человеку ясно, что имеет
– "Черкизон" – другая тема, мы с вами говорим про продовольственные рынки, сельскохозяйственные. "Черкизон" был не просто вещевым рынком, а всероссийским монстром, целым городом со своими парикмахерскими, службами быта, ночлежками. После закрытия "Черкизона" оптовая торговля переформатировалась – рынки "уехали" за Московскую кольцевую дорогу. Есть, например, рынок "Международный" на юго-западе от Москвы, он более цивилизованный, там есть свободные места, пожалуйста, вставай и торгуй. Есть еще "Садовод", еще какие-то отраслевые рынки, это все ушло за МКАД. Наверное, можно согласиться, что такого "Черкизона" в черте Москвы быть не должно, потому что он просто создавал транспортный коллапс, там стояли тысячи фур и автобусов. Но вся эта погромная риторика, которая сопровождает сейчас закрытие рынков, – "мы закрыли, мы еще закроем, мы уничтожим, мы снесем", – совершенно деструктивно влияет на общий климат. Не все готовы и имеют возможность ехать за МКАД. Реально людям, которые на этих открытых рынках работают, перейти в какие-то торговые центры невозможно – мест нет, а если они есть, то очень дорогие.

– Вы рискнете предположить, чем вся эта история с декриминализацией закончится? Это очередная кампания, а потом все опять успокоится? Или можно доверять заявлениям полицейских с большим количеством звезд, что эта работа по наведению порядка будет проводиться регулярно и всегда?


– Да у полиции просто нет сил на такую работу, даже если бы мы взяли генеральские слова за какое-то реальное откровение! Кто-то вызван сейчас из отпусков, кто-то работает без выходных, все силы брошены на рынки. Учтите еще, что в Москве и выборы еще впереди, ну как же тут не постараться? Ясно, что существует определенная связь полиции (или, точнее, многих в полиции) с этническими группировками. И я не думаю, что их кто-то сейчас будет громить окончательно, особенно без проявления высшей политической воли. У нас власть говорит постоянно о том, что проблема не имеет этнического характера – и это при том, что любому здравомыслящему человеку ясно, что имеет. Есть определенный цивилизационный конфликт, и он очевиден всем.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG