Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Агрессия как дурная норма


Алексея Навального упрекают в излишней резкости высказываний

Алексея Навального упрекают в излишней резкости высказываний

Русский язык очень эмоционален. В нем существуют целые пласты лексики для обозначения разных состояний, в которых пребывает человек. Можно сказать "я так по тебе соскучился!", а можно "я по тебе стосковался". Согласитесь, разница есть, хотя вроде бы речь об одном и том же. Вообще, в языке сфера деликатности и щепетильности чрезвычайно разработана. Дать понять собеседнику, что ты относишься к нему хорошо, можно многими и очень разными словами.

Для выражения агрессии средств не меньше, и они, эти средства, куда как востребованы. Давний вопрос, что лучше для себя, любимого: столкнувшись с обидой, ответить тем же или сдержаться?

Недавно много шума наделало интервью с Алексеем Навальным. Отвечая на показавшиеся ему неудобными вопросы журналиста, кандидат в мэры Москвы и самый известный подсудимый России был резок и заметно раздражен. Вскоре после этого гостем студии Радио Свобода оказалась глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. Вот ее мудрый совет:



Вы знаете, я не политик, но поневоле общественная фигура, и я уже давно научилась на самые возмутительные, даже оскорбительные вопросы и реплики отвечать спокойно. Уверяю вас, не потому, что меня это не возмущает. Иной раз просто матерятся! А я выслушаю и говорю: "Напрасно вы так горячитесь, молодой человек. Если говорить по существу, я вам вот что отвечу..." Вот и все. Очень хорошо действует даже на самых-самых агрессивных вопрошателей.

Этот жесткий, я бы даже сказала, раздраженный тон характеризует Навального как неопытного политика. Потому что опытный политик на любой, даже самый хамский вопрос ответит спокойно, с вежливой улыбкой и только выиграет от этого. Навальный – очень умный человек, быстро обучаемый. Я думаю, что ему уже его советники сказали о том, что это ошибка так разговаривать с журналистом. Тут Алексей безотносительно к теме проигрывает.

Может быть, Навальный обиделся, рассердился, не будем его судить. Тот кошмарный суд, который он выдержал, – это такое напряжение нервов, что и спокойный, доброжелательный человек может сорваться. Поэтому давайте не будем его судить, а понадеемся, что он очень быстро усвоит, что политику надо всегда быть спокойным и улыбаться, что бы его ни ждало.

Людмила Алексеева размышляет про общественную деятельность, но пригодна ли такая стратегия для обыденной жизни? Существуют ли какие-нибудь волшебные речевые приемы, помогающие нейтрализовать агрессию? Как добиться того, чтобы ваш оппонент как минимум успокоился; как максимум – стал вашим единомышленником?

Московский психолог Ольга Маховская сообщает, что для начала нужно понять причину: почему именно этот человек именно сейчас говорит вам обидные слова?



– Есть люди, для которых агрессия – это способ общения. У них манера такая, возникшая в результате педагогической запущенности. Такие люди убеждены, что кто сильнее кричит, тот и прав. Они заявляют о своей правоте ультимативно, и это феномен закрытого сознания. Как правило, договориться с ними, установить контакт, сближать позиции не удается. Однако таких скандалистов можно успокоить достаточно вежливо, попросту выйдя из ситуации. Скажем, в ответ на проявление такой агрессии можно произнести фразы, которые ни к чему вас не обязывают, но тем не менее снижают уровень напряженности. Что-нибудь вроде – "это очень интересно, у того, о чем вы говорите, очень хорошая перспектива". Так вы даете понять, что положительно среагировали на него, вы отнеслись к нему достаточно серьезно, только именно сейчас говорить с ним по существу не готовы. Когда-нибудь, да, вы готовы к этому вопросу вернуться.

Бывает агрессия истерического плана, когда на самом-то деле человек проявляет беспомощность. Он кричит только для того, чтобы привлечь к себе внимание, оказаться в центре принятия решений. Таких людей можно успокаивать, просто уделив им немного времени: "Не могли бы вы объяснить немножко подробней? Это интересно, но можно ли это сказать как-то по-другому, чтобы было понятно даже ребенку" и т. д.

Совсем иной случай, когда агрессия носит характер откровенного оскорбления. Когда оскорбить – это главная и осознанная задача. Здесь находить общие точки зрения очень трудно. Лучше всего не принимать эти оскорбления на свой счет. В ответ можете сказать, что "хотел бы я увидеть этого человека, к которому относится то, что вы сказали" или "извините, тут не принято говорить так громко, давайте то же самое, но немножко тише". Еще один способ – сделать какой-то отвлекающий маневр (простите, пожалуйста, вас зовут) и переключить его внимание на что-нибудь другое. Надо понимать, что такие люди не очень мобильны. Они не слишком гибкие. Поэтому их сбить с толку, переключить внимание, остановить довольно легко. А вот продолжать с ними общение, переводить разговор в более конструктивное русло, как правило, довольно трудно, потому что это люди установочные. Вне зависимости от того, что происходит вокруг, они будут вести себя соответствующим образом. Может получиться, что любой ответ, кроме выражения поклонения, восхищения их мнением, станет вызывать у них только дополнительную порцию агрессии. Это будет происходить до тех пор, пока они не устанут, или пока ситуация не перейдет в какую-то критическую фазу, вплоть до рукоприкладства или до дуэли с водой, как в известном случае с политиками. Подчеркну, как психолог, я бы не призывала делать из откровенного хамства дипломатический прием. Те, кто к нему прибегают, всегда оказываются в немножко смешной ситуации.

– Тем не менее зачастую на агрессию отвечают еще большей агрессией. Пытаются задавить, переорать, употребить более оскорбительные слова, более хлесткие фразы. Такая стратегия может быть успешной?

– К сожалению – да. Она бывает успешной. Не секрет, что хамское ведение дискуссии многие у нас считают нормой. Это парадокс. Потому что так не должно быть с точки зрения конструктивности диалога. Все общение должно проходить мирно. Поскольку процесс обсуждения непредсказуем (он может быть марафоном, многоэтапным и т. д.), как правило, вначале люди не знают, к какому решению они придут. В этом и смысл диалога. Люди садятся за стол переговоров с одними позициями, потом могут выйти с другими и должны быть к этому готовы. Агрессивное же поведение с самого начала закрывает дискуссию, а не открывает. Здесь позиции у каждого уже готовые. Участники не собираются менять свою точку зрения. Они занимаются продавливанием. Это то, что делают не только политики, но и мы – в какой-нибудь очереди и тому подобных случаях. Мы хорошо усвоили, что самый эффективный способ иногда – поднять голос, набраться наглости (у нас же говорят: наглость – второе счастье) и прокричать то, что тебе лично нужно, игнорируя желание окружающих. Политики в этом смысле должны понимать, почему это происходит, ведь с них особый спрос. Помимо прочего, они претендуют на то, чтобы быть образцом поведения. Поэтому их агрессия должна порицаться и в обществе, и в их собственной среде. Должны быть какие-то новые модели и диалога, и дискуссии – не только на крик. Увы, все политические ток-шоу на телевидении строятся на таких принципах. Людей ярких, сильных, агрессивных приглашают с большим удовольствием, потому что это зрелищно. Они как гладиаторы – теряют репутацию навсегда, но собирают рейтинги и становятся, пусть отрицательно, но популярными.

И все же, если думать о будущем страны, то мы должны относиться к этому однозначно как к дурной норме. Это тупиковый путь выяснения отношений в семье, на работе, на улице, где угодно. Обнадеживает то, что, как мне кажется, здесь происходят перемены. Люди больше не хотят принимать на себя дозу агрессии со стороны. Нам это неприятно. Это для здоровья плохо, для психики очень плохо. Это очень ограничивает наши возможности. Мы портим отношения сразу и навсегда, не попробовав какие-то другие приемы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG