Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пенсионер Петр Ткалич, проживающий в поселке Рефтинский Свердловской области, стал фигурантом уголовного дела – речь идет о религиозном экстремизме. А точнее, о критике в адрес Кирилла Гундяева, на момент крамольной публикации – митрополита. Дело заведено по части 1 статьи 282 УК России "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства". Максимальная санкция за это деяние предусматривает два года лишения свободы. Правда, пока Петр Степанович проходит по делу как свидетель.
31 июля состоялся его допрос в Следственном комитете. А еще раньше, 21 мая, дом супругов Ткалич обыскали и изъяли системный блок компьютера, ноутбук, а также несколько книг. 25 мая следователи допросили жену Петра Степановича, Ольгу Николаевну. Ничего конкретного правоохранители Ткаличам не говорят – ясно лишь, что их заинтересовали записи Петра Степановича на его сайте, который он ведет уже много лет. Сам Ткалич подозревает, что особое внимание привлекли две его статьи:
– Они, видимо, проговорились при обыске, что их заинтересовала статья "Кипящий котел" – первая и вторая части. Дескать, именно в ней проявляется мой экстремизм, национальная рознь, социальная рознь, религиозная – все это они в кучу собрали… – рассказал Радио Свобода Петр Ткалич.
В текстах, о которых идет речь, Петр Степанович не самым лестным образом отзывается о Кирилле Гундяеве, который на момент публикации в 2007 году еще не был патриархом всея Руси. От своего мнения автор публикации не отказывается и сегодня, называя современное российское православие советским:
– Те комсомолки, которые бегали в красных косынках, теперь стали верующими бабушками… Христианского там ничего нет. Во всех религиозных передачах они говорят о себе как о православных. Такое впечатление, что они дистанцируются от христианства. Вот этот момент я отметил там. Статья была написана, когда Кирилл, еще не будучи патриархом, вел программу на Первом канале. Самое интересное, что он не пользовался Библией, нес отсебятину, высказывал свое мнение. И я написал, что они, скорее всего, секта…
Петр и Ольга Ткалич – общественные активисты. Как таковому факту возбуждения уголовного дела они не удивляются, и лишь гадают, что именно могло его спровоцировать. Возможно, старый конфликт с Николаем Топорковым, руководителем Рефтинской птицефабрики, где раньше Ольга Николаевна работала главным бухгалтером и финансовым директором. Узнав о многочисленных финансовых нарушениях на этом предприятии, принадлежащем властям Свердловской области, она обратилась в правоохранительные органы, а также к журналистам и депутатам. Объем хищений на нем, по словам Ольги Ткалич, составил от 600 миллионов до 1 миллиарда рублей. Ольга Николаевна ссылается на документы, подтверждающие злоупотребления, и сетует, что ни в одной инстанции – прокуратуре, Следственном комитете, ФСБ – ими за девять лет так и не заинтересовались.
– Если бы я знала, что правоохранительные структуры зависят от воров, я бы, конечно, не рискнула защищать предприятие. Сейчас понимаю, что это было бесполезно, и я много бед нажила своей семье, – посетовала в интервью Свободе Ольга Ткалич.
В 2010 году Николай Топорков был уволен с птицефабрики, однако в 2012-м его восстановили в должности. Ольга и Петр Ткалич продолжают во всеуслышание заявлять о тех финансовых преступлениях, которые им известны. Минувшей весной в комментариях на одном из популярных сайтов Петр Степанович сравнил суммы, которые фигурируют в деле Навального, с хищениями на Рефтинской, удивляясь избирательности правоохранительной системы. Он не исключает, что эти его нелицеприятные высказывания вкупе со старым конфликтом с местным управлением ФСБ могли привлечь внимание к его семье. Ведь дело, как утверждает Петр Ткалич, возбуждено именно с подачи этой структуры. Супруга согласна с этой версией – ей кажется вполне вероятным, что их семья попала под кампанию по зачистке интернета и ограничению свободы слова.
31 июля в Следственном комитете состоялся допрос Петра Ткалича. На нем присутствовал адвокат Михаил Кирюшкин, который поделился с Радио Свобода некоторыми подробностями той беседы: у его клиента спрашивали, кто занимался сайтом, каковы убеждения самого Петра Степановича, его семьи, в чем заключается их участие в собраниях церкви, которую они посещают. На взгляд Михаила Кирюшкина, ни оскорблений, ни экстремизма, ни иных нарушений закона в текстах, опубликованных на личном сайте Петра Ткалича, нет. Однако в данном случае все зависит от результатов назначенной следователями психолого-лингвистической экспертизы. Одна, самая длительная, будет анализировать материалы с сайта Ткалича, вторая – изъятые книги, третья – содержание системного блока компьютера и ноутбука, также изъятых при обыске. По результатам этих экспертиз станет ясно, будут предъявлять обвинение Петру Ткаличу или дело закроют.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG