Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Пскове убит православный священник Павел Адельгейм, известный богослов и публицист, советский диссидент, в последние годы критиковавший положение дел в Русской православной церкви.

Тело 75-летнего отца Павла с ножевыми ранениями обнаружено в понедельник вечером. Задержан подозреваемый – житель Москвы. По словам очевидцев, напав на отца Павла, он кричал, что убить священника ему велел сатана, а при задержании ударил себя ножом. Нападавший госпитализирован.

Павел Адельгейм стал священнослужителем в середине 1950-х годов. Служил в Средней Азии. В 1969 году арестован за распространение самиздата и осужден на три года по обвинению в "клевете на советский строй". С 1976 года – клирик Псковской епархии. Известен публичными выступлениями по проблемам внутрицерковной жизни и общественно важным вопросам.

О жизни и смерти Павла Адельгейма – автор и ведущий программы РС "С христианской точки зрения" Яков Кротов:

– Душевнобольной человек убил священника. Случай рядовой и должен рассматриваться как рядовой, без истерик: "Ах, до чего мы дожили, убивают священников!" Священники, как люди публичных профессий, конечно, больше подвержены риску. К сожалению, не все священники – люди публичных профессий. Есть и такие, к которым нужно записываться на прием, есть и такие, которые вечно в сопровождении охраны. Да и большинство священников – как и большинство политиков, журналистов, учителей, врачей – стараются не "приваживать" людей с психическими отклонениями. А зачем?

Затем, что нетрудно начать фильтровать свое окружение, трудно остановиться. А не остановишься – попадешь в первый круг ада, где каждый – один, отфильтровал всех и этим предал всех. Что греха таить, за последние годы священников убивали так, что стыдно вспомнить. Что-то не поделили с бандитами, с которыми играли во вполне бандитские игры. Конечно, самый стыд, когда священник убивает, например, лихачествуя на автомобиле…

Были и героические, мученические кончины: отец Александр Мень (чтобы прикрыть его убийство, органы организовали убийство еще двоих священников, теперь это уже мало кто помнит; оба имели нехорошую репутацию, и надеялись, что и на отца Александра станут грешить, мол, и он такой же).

Но почему-то запоминаются именно нелепые смерти от руки сумасшедших. Тоже в августе, в 2005 году во Франции убили 90-летнего Роже Шутца – протестанта, точнее, экумениста, создавшего общехристианскую молитвенную общину во французском городке Тезэ. Душевнобольная женщина подошла во время богослужения и ткнула ножом в сонную артерию.

Сознанию, в том числе христианскому, трудно вынести бессмыслицу. Поэтому, возможно, гибель в 1993 году троих оптинских монахов от руки психопата объявили мученической кончиной за веру. Но ведь вера не только в том, чтобы противостоять злу. Более того, противостоять злу можно так гордо, что уже как-то и не по-христиански. Мучение, мучительная смерть – а всякая смерть мучительна, даже во вспышке ядерного взрыва – превращается в мученичество не только и не столько благодаря демонстрации силы воли, яркой вспышке перед угасанием, сколько благодаря тому спокойному, мягкому свету, который и есть собственно жизнь, всякая жизнь…

Жизнь отца Павла Адельгейма светилась ровным постоянным светом надежды, правды, любви. Он – один из троих священников, которые критиковали разложение – коррупцию и беззаконие – внутри Московской патриархии. Двое живы, дай им Бог здоровья – отец Георгий Эдельштейн и отец Глеб Якунин. Разложение и коррупция отвечали, как им и подобает: три года тюрьмы при
Брежневе, увольнение и разгром прихода при Ельцине и Путине. Среди церковных диссидентов отец Павел – единственный, кто последовательно проводил в жизнь главный принцип диссидентства: "Соблюдайте ваши законы". Он спокойно, внятно и без устали отслеживал басманное правосудие внутри церковной системы. Ненавидели его за это, но больше всего, что он еще и священником был не ленивым, не казенным. Приход, община, школа, милосердие – не для галочки, не потому, что "так положено", а потому что это нормально, а казенщина – нет. На его фоне гламурное православие выглядело таким, какое оно и есть – блеклым, скучным, лживым и, коли уж на то пошло, душевнобольным. Потому что иная болезнь у бедолаги, который в помутнении рассудка тычет ножом в приютившего его священника, а потом в себя, и совсем иная болезнь у священников-в-футлярах, которые травили отца Павла и будут травить все живое, потому что на фоне живого заметна их мертвенность.

Первая реакция биологическая: "Кто ответит за этот ужас?" Кого-нибудь приговорить, запереть, разогнать… А ответ-то простой: ты и отвечай. Отвечай тем, чем отвечал отец Павел: любовью… Любовью к Богу, если дана вера, любовью к правде независимо от веры, любовью к человеку, каким бы безнадежным ни казался человек.


Павел Адельгейм много раз был участником программ Радио Свобода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG