Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потепление российско-китайских отношений не снимает с повестки дня противоречий в отношениях Москвы и Пекина

Заключение в июне крупного соглашения о поставках российской нефти в Китай и проведение в июле совместных военных учений стали для аналитиков очевидным подтверждением потепления отношений между Пекином и Москвой. И, хотя взгляды на решение некоторых проблем, в частности в Центральной Азии, у Пекина и Москвы по-прежнему расходятся, многие экономические и геополитические интересы двух стран совпадают.

Всего через восемь дней после своего избрания в марте этого года Председателем КНР Си Цзиньпин приехал в Москву для переговоров с Владимиром Путиным. Президент России назвал тогда российско-китайские отношения "лучшими за всю историю". А уже в июне было подписано соглашение о поставке компанией "Роснефть" в Китай нефти на сумму в 270 миллиардов долларов. Это – самое крупное в истории мировой нефтяной индустрии соглашение, означающее удвоение российского экспорта нефти в Китай.

В течение долгого времени стороны не могли согласовать принципы, по которым определялась бы цена поставляемой из России нефти. Директор Центра азиатских исследований Высшей школы экономики в Москве Алексей Маслов отмечает, что Россия, в конце концов, согласилась на цену, которая ниже средней рыночной. По его мнению, это было сделано ради того, чтобы поддерживать дружеские отношения с Китаем. То есть Москва готова действовать в ущерб своим экономическим интересам, чтобы завоевать дружбу с Китаем, который в ближайшие десятилетия будет нуждаться во все большем количестве энергии.

Подписанное нефтяное соглашение предполагает немедленную выплату авансом от шестидесяти до семидесяти миллиардов долларов. Они будут способствовать укреплению позиций "Роснефти", которой предстоит расплачиваться по взятым кредитам. В 2005 году 6 миллиардов долларов из Китая помогли "Роснефти" купить ведущее подразделение концерна "ЮКОС" – компанию "Юганскнефтегаз".

Пекин также заинтересован в сотрудничестве, поэтому отношения Китая и России выходят далеко за рамки энергетики и торговли. В июле в Японском море прошли самые крупные в истории КНР совместные с вооруженными силами иностранных государств военные маневры. В них участвовали корабли ВМФ России и Китая, силы ПВО и подразделения по борьбе с подводными лодками. Некоторые наблюдатели расценили учения как сигнал Соединенным Штатам, пытающимся укрепить свое влияние в Тихоокеанском регионе.

Чжао Хуашэн, директор Центра российских и центрально-азиатских исследований в университете Фудань в Шанхае, полагает, что доверие между Россией и Китаем углубляется, а военное сотрудничество – одна из важнейших сфер двусторонних отношений, хотя оно и не направлено против какой-то конкретной угрозы.

Проблемы, безусловно, остаются. После мартовского саммита в государственных СМИ Китая появились сообщения о том, что Россия поставит в КНР 24 истребителя Су-35. Однако российские официальные лица пока факт заключения подобной сделки не подтвердили. Российский военный экспорт в Китай в последние годы резко сократился, а Москва не раз обвиняла Пекин в попытках копировать ее вооружения в нарушение соглашений о правах на интеллектуальную собственность.

Интересы России и Китая в странах Запада не позволят им заключить полномасштабный антизападный союз, однако по некоторым отдельным проблемам они с удовольствием действуют вместе, – полагают аналитики. Китай и Россия вместе выступали в ООН против ужесточения санкций в отношении Сирии, Ирана и Северной Кореи. История, связанная с Эдвардом Сноуденом, прилетевшим в Москву из Гонконга, тоже рассматривается как совместная российско-китайская попытка "насолить" Соединенным Штатам.

И Россия, и Китай скептически оценили желание США разместить противоракетные системы на Аляске. Пекин и Москва выступили вместе за создание новых международных финансовых институтов, которые составили бы конкуренцию Международному валютном фонду и Мировому банку.

"Россия пытается найти свое место в мировом геополитическом пространстве и видит в Китае своего стратегического партнера, – полагает Алексей Маслов. – Ни одна из сторон ни разу не заговаривала о каком-то антиамериканском альянсе, но мы видим, что многие предпринимаемые ими шаги можно оценить как антизападные или, строго говоря, как антиамериканские меры". Профессор Чжао Хуашэн, со своей стороны, не сомневается, что взаимная поддержка Россией и Китаем позиций на международной арене отвечает интересам КНР.

Остается вопросом, будут ли российско-китайские отношения углубляться и дальше. Скептики предрекают провал заключенных нефтяных и военных соглашений еще до их реализации. Никуда не исчезли и страхи Москвы по поводу демографического давления Китая на российском Дальнем Востоке. Опасения вызывает постоянно растущая военная мощь Китая – при том, что Россия не выступала в поддержку территориальных претензий КНР к странам-соседям в Южно-Китайском море, а Пекин не внял предложению Москвы признать вместе с ней государственную независимость Абхазии и Южной Осетии.

Главные противоречия касаются Средней Азии, которую в России по-прежнему рассматривают как "ближнее зарубежье", но быстро входящую в сферу китайских экономических интересов. К 2012 году объем торговли с Китаем всех республик региона, кроме Узбекистана, превосходил объем торговли с Россией. Усилия Путина по созданию Евразийского экономического союза можно оценить и как попытку ограничить китайское экономическое влияние в Средней Азии.

Американский аналитик Джеффри Манкофф в своей недавней публикации в "Нью-Йорк Таймс" оценил нынешнее российско-китайское партнерство не как стратегическое, а как тактическое. Впрочем, и тактическое партнерство, признает Манкофф, может иметь очень серьезные последствия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG