Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что искала полиция на Чистых прудах?


Владимир Кара-Мурза: Мосгоризбирком в течение 5 дней должен проверить агитматериалы, найденные на Чистопрудном бульваре в центре Москвы. Об этом сообщил глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов. По его словам, уже сейчас очевидно, что часть материалов изготовлена с нарушениями. Накануне вечером произошел конфликт. В правоохранительные органы обратился помощник кандидата в мэры Москвы Николая Левичева. Была такая полусиловая акция. В помещении были обнаружены агитационные материалы в поддержку Алексея Навального. К этому времени Басманный суд Москвы оштрафовал на 1000 руб. двух задержанных на Чистопрудном бульваре и арестовал на 10 суток Олега Козловского, одного из фигурантов сегодняшних событий.

Что искала полиция на Чистых прудах? Об этом беседуем с депутатом ГД РФ Олегом Пахолковым, членом фракции "Справедливая Россия", членом постоянного комитета "Партии 5 декабря" Андреем Быстровым и адвокатом Виолеттой Волковой.

Виолетта, какие у вас последние сведения о судьбе ваших подопечных?

Виолетта Волкова: Мой подзащитный Роман Переверзев освобожден со штрафом в 1000 руб. Ему был назначен госадвокат, несмотря на то, что у суда была информация о том, что я нахожусь далеко за пределами Москвы, в другом судебном процессе. Фактически я могу представлять его интересы хоть с завтрашнего дня. Суд не внял просьбам моего подзащитного и рассмотрел дело без доказательств, которые у меня имеются на руках, присудив ему штраф в 1000 руб., видимо, руководствуясь тем, что он был не проживающим в этой квартире, а случайно зашедшим туда гостем. Роман имеет такую особенность попадать в нужное время, в нужное место.

Владимир Кара-Мурза: Олег, как вы оказались на Чистых прудах? Как вы узнали об этом адресе?

Олег Пахолков: Нам на "горячую" линию пришла информация о том, что в данной квартире находится незаконная агитационная литература. Единственное, что у нас была информация о том, что видели, что кто-то вносит огромное количество коробок, которые то заносят, то выносят, что это один из бывших помощников Митрохина. Когда мы уже увидели все это в блогосфере, увидели репортаж из этой квартиры, мы поняли, что там находятся сторонники Навального. Когда мы появились там, то первое, что мы сделали, – поехали и проверили, есть ли такой адрес вообще. Да, действительно, такой дом есть. Квартира 29 есть. Оттуда мы сделали звонок на 02, сообщили, что у нас есть информация о том, что в данной квартире происходит правонарушение, о том, что здесь хранится или печатается большое количество агитационных незаконных материалов, с просьбой полиции это проверить.

Владимир Кара-Мурза: Андрей, вы как оказались в столь позднее время на Чистых прудах?

Андрей Быстров: Ну, не совсем позднее время. Я как раз уходил с работы и в этот момент увидел в Твиттере сообщение Ромы Переверзева, которому присудили штраф 1000 руб, что около их квартиры автозаки, что происходят какие-то непонятные действия, что машина и автобус с логотипом Левичева стоят около их квартиры. Это было странно.

Владимир Кара-Мурза: Олег, а если бы вам позвонили на "горячую" линию и сказали, что на улице Рочдельской, где живет дочка Собянина, тоже кто-то грузит листовки, вы тоже бы приехали туда с болгаркой и пилили дверь?

Олег Пахолков: С болгаркой туда приехала милиция. И милиция пилила эту дверь. Мы бы приехали и туда, и к штабу Собянина, и ко всем остальным штабам.

Андрей Быстров: Вы бы позвонили дочке Собянина в дверь и сказали…

Олег Пахолков: Не переживайте, я бы позвонил. Вы плохо знаете мою биографию. Я очень сильный оппозиционный депутат, который неоднократно прорывался через административный ресурс и проводил всех своих через административный ресурс и через все барьеры.

Андрей Быстров: Мы знаем, как "Справедливая Россия" прорывается через административный ресурс. Белые ленточки недавно носили, а сегодня голосуете за "закон подлецов" и выгоняете Гудковых, единственных приличных людей из партии.

Олег Пахолков: Я хочу сказать о том, что мы научились побеждать административный ресурс – в отличие от вас.

Андрей Быстров: Вы вторая нога Путина, вам несложно.

Олег Пахолков: Ну, это вам так кажется. Побудьте в нашей шкуре, я думаю, вы удивитесь.

Андрей Быстров: Да, нет, слава Богу.

Владимир Кара-Мурза: Виолетта, как по-вашему, как появилась болгарка?

Виолетта Волкова: Хочу уличить вас во лжи. У меня есть документ, который я смогла добыть в полиции. Так вот этот документ – карточка происшествия за номером 21770037 от вчерашнего дня. На этой карточке происшествия конкретно стоит указание, что в 19 часов…

Владимир Кара-Мурза: Это картотека службы 02.

Виолетта Волкова: Да, это картотека службы 02. Значит, в 19:12 минут в дежурную часть ОВД ЦАО и в 19:13 минут в ОВД Басманный поступил звонок от неизвестного лица. Есть номер телефона, с которого поступил такой звонок, 625-02-85. Можно проверить. Так вот, указанный неизвестный гражданин сообщил, что в квартире по адресу Чистопрудный бульвар, дом 10, квартира 29, 1 подъезд, 4 этаж хранится оружие и взрывчатое вещество. Я вам скажу, что на основании вашего предыдущего заявления войти в квартиру было невозможно и незаконно. Единственная законная возможность войти в квартиру полиции, вскрыв дверь, так как это было сделано, – это получить сообщение о преступлении. Поэтому был сделан ложный донос относительно указанной квартиры. После чего полиция начала действовать уже с болгарками, спиливать дверь и заходить в эту квартиру.

Олег Пахолков: И как самое страшное нашла незаконную агитацию Навального.

Андрей Быстров: 6 коробок листовок.

Олег Пахолков: Ну, во-первых, не 6 коробок, а побольше.

Андрей Быстров: Брали как террористов. Мешков только не хватало на головах.

Олег Пахолков: А я не понимаю, почему такой порядочный, честный, настоящий юрист Навальный использует незаконные методы агитации?

Виолетта Волкова: А при чем здесь Навальный?

Андрей Быстров: При чем здесь Навальный? Вы в штабе у Навального это нашли?

Олег Пахолков: Это была агитация Навального, нет?!

Виолетта Волкова: И что? А если у меня найдут?

Андрей Быстров: А если дома на принтере кто-то распечатал?

Олег Пахолков: Во-первых, это не на принтере.

Андрей Быстров: Какая разница! Ну, заказали они.

Олег Пахолков: Листовок гораздо больше. Они по всей Москве расклеены. Я сегодня дал задание пофотографировать их.

Андрей Быстров: Навальный их что ли клеит?

Олег Пахолков: А кто это клеит? Это разве не в интересах Навального наклеено? Получается так, что господин Навальный борется сегодня с властью, борется с интересами власти, сам нарушая закон.

Виолетта Волкова: Я никак не могу понять, если…

Владимир Кара-Мурза: Могут же от имени Левичева действовать какие-то ваши враги.

Андрей Быстров: Да, расклеили Левичева по всей Москве.

Виолетта Волкова: Если у Левичева нет такой группы поддержки…

Олег Пахолков: В квартире оказались ближайшие сторонники самого Навального.

Андрей Быстров: Ну, понятно, что была спецоперация власти. Вам бы иначе доложили, следили за людьми. Вам все явки пороли…

Олег Пахолков: Вы считаете, что агитаторы Навального имеют право заниматься незаконной деятельностью?

Андрей Быстров: Это явно была спецоперация.

Олег Пахолков: Вы считаете, что люди имеют право незаконно заниматься агитацией?

Виолетта Волкова: Что значит – незаконно?

Андрей Быстров: Послушайте. Сначала дается вброс, Левичев играет, что ему кажется, что там листовки Митрохина. Потом он картинно извиняется, что там не Митрохин, а Навальный.

Виолетта Волкова: Но для того чтобы зайти в квартиру, используется сообщение о том, что там взрывчатое вещество.

Андрей Быстров: Нет, сначала там были нелегальные мигранты, потом пожарные приехали.

Олег Пахолков: А потом там все-таки оказались сторонники Навального и незаконные листовки.

Виолетта Волкова: Взрывчатое вещество. Заходила собака, которая искала взрывчатое вещество.

Андрей Быстров: Незаконные листовки те, которые изготовлены штабом.

Олег Пахолков: Это профессиональные ребята, которые очень сильно провоцировали милицию, чтобы сегодня был этот случай.

Андрей Быстров: А ваши профессиональные ребята…

Виолетта Волкова: Которые держали адвокатов.

Олег Пахолков: Заметьте, вас именно милиция пропустила туда.

Виолетта Волкова: Да, но ваши ребята держали меня и не пропускали.

Андрей Быстров: Олег, а кто эти человек 10 ребята нашистского вида, которые стояли на первом пролете?

Олег Пахолков: Кого только не было – от сторонников Навального до штаба Левичева.

Андрей Быстров: Они сказали, что они хипстеры.

Владимир Кара-Мурза: Вас ведь кто-то ударил?

Виолетта Волкова: Да, меня ударили.

Олег Пахолков: Там все было снято на видеокамеру. Кто вас ударил?

Виолетта Волкова: Я расскажу, что меня ударил. Квартира была обесточена. Я, к сожалению, фамилии не знаю. Я только знаю, что это депутат. Лица-то я не успела увидеть. Я просто увидела замечательную желтую майку, которая светилась потом везде, в т. ч. на "Дожде".

Олег Пахолков: Желтая майка вчера была на мне. Я вас ударил?

Виолетта Волкова: Нет. Вы ворвались в квартиру, в чужое жилое помещение, нарушив закон. Вы что-то украли из темного коридора. Я попыталась вас задержать, а вот бывший рядом с вами еще один депутат… Замечательно, я нашла героя, который при мне украл из квартиры что-то, что я просто не заметила. Я видела, что он что-то вытащил и побежал. Я попыталась его задержать, поставила руку. И бывший рядом с ним еще один депутат ударил меня по руке. У меня очень быстро образуются синяки. Я не буду никаких заявлений делать.

Владимир Кара-Мурза: Олег, кто это?

Олег Пахолков: Я в упор не вижу.

Виолетта Волкова: Вот эти пятна. Кто борец с адвокатами, расскажите со значком депутата?

Андрей Быстров: Он еще и Никулина избил, Татаринов.

Виолетта Волкова: Сильный, мощный мужчина.

Олег Пахолков: Почему избил? Товарищ Никулин провоцировал профессионально всех. Товарищ Никулин подрался с журналистом. Сегодня это выложено на блоге Дмитрия Носкова. Вся эта драка расписана по секундам.

Андрей Быстров: А с кем он подрался?

Олег Пахолков: С Дмитрием Носковым подрался.

Андрей Быстров: Дмитрий Носков – ваш же помощник.

Олег Пахолков: Вообще-то, это журналист.

Андрей Быстров: Это ваш помощник. Почему вы говорите, что он журналист?

Олег Пахолков: Это достаточно известный блогер. Он не может при этом быть журналистом?

Андрей Быстров: Я присутствовал при том, что около автобуса его зажал не Татаринов, а второй человек в очках лысый.

Олег Пахолков: Который оттеснял его от Татаринова.

Андрей Быстров: Нет, не оттеснял. Он его просто начал душить.

Виолетта Волкова: Вы ворвались в квартиру, скажите?

Олег Пахолков: Я не врывался ни в какую квартиру.

Виолетта Волкова: Вы были внутри квартиры?

Олег Пахолков: Я стоял на входе.

Виолетта Волкова: Вы прошли через порог. Я просила вас выйти из квартиры, потому что вас никто туда не приглашал. Вы схватили что-то из коробок…

Олег Пахолков: Я взял сверху несколько листовок Навального. Там были полные коробки листовок. Я их вынес.

Виолетта Волкова: Я пыталась вас остановить и попросила вернуть то, что вы взяли. Тем не менее, вы сбежали – просто позорно и нагло.

Олег Пахолков: Я вынес листовки всем СМИ.

Виолетта Волкова: Вы позорно и нагло сбежали, ворвавшись в квартиру, нарушили кучу статей Уголовного кодекса, Административного кодекса, пользуясь, видимо, депутатской своей неприкосновенностью, я так понимаю.

Владимир Кара-Мурза: Олег, вы кому-то раздали эти листовки? Где они?

Олег Пахолков: Я вышел и вынес эти листовки СМИ. Там стояло 50 камер. Я им вынес.

Виолетта Волкова: Вы еще и Административный кодекс нарушили.

Олег Пахолков: Взял и раскрыл всю правду про бедного, несчастного человека Навального.

Владимир Кара-Мурза: Да, получается, что вы за него проагитировали.

Виолетта Волкова: Пользуясь своей депутатской неприкосновенностью, нарушив Уголовный и Административный кодексы. Замечательный, чудесный человек просто!

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Виолетта, могут ли Алексея Навального в течение следующей недели снять с выборов?

Виолетта Волкова: Я считаю, что это абсолютно невозможно по закону. Да, проверить происхождение этих листовок, несомненно, надо. Я думаю, что Мосгоризбирком это сделает. Тем не менее, как адвокат, как юрист, который практикует уже более 20 лет, я могу сказать совершенно точно, что никакой связи штаба Навального с этими листовками я, например, не увидела. В данном случае, никакой ответственности, в том числе снятия с выборов, произойти просто не может.

Олег Пахолков: Даже если будет установлена эта связь, хотя установить ее сложно, потому что ребята будут отказываться полностью с прямой связью с Навальным, надо избирательный фонд превысить более чем на 5%. 5% достаточно серьезная сумма. По сообщению милиции, там находилось 2 тонны агитационного материала. Даже если были 2 тонны (я видел около 10 ящиков)…

Виолетта Волкова: Было 3 ящичка, и не ящичка, а маленьких коробочки.

Олег Пахолков: Полный шифоньер был забит этой агитационной литературы. Я понимаю, что вы хотите публично врать. И это ваш метод! Я думаю, что порядка 2 тонн агитлитературы там было. Я видел порядка 10 ящиков в общей сложности. Сегодня на всех сайтах, которые я вижу, полные шифоньеры были забиты этими самыми самоклейками. 2 тонны самоклеек – это немного, потому что самоклейки весят очень тяжело. Ящик с самоклейками весит несколько десятков килограмм.

Виолетта Волкова: Это неправда. Я сама их видела и трогала эти ящики.

Владимир Кара-Мурза: Там же, наверное, есть протокол.

Андрей Быстров: Это шоу, инсценировка. Вы же сами знаете, что этот тотальная инсценировка спецоперации.

Олег Пахолков: Если бы штаб Навального не выпускал этих листовок, то никакого бы шоу не было бы изначально. Так вот, господа мои, не надо изначально…

Андрей Быстров: На Рочдельской улице выпускают листовки за Собянина. Давайте, поедем сегодня туда с болгаркой.

Олег Пахолков: Вы думаете, что я не поеду? Поехали!

Виолетта Волкова: А взрывное устройство будет заявлено в этой квартире?

Олег Пахолков: Если бы господин Навальный не выпускал бы этих листовок, изначально ничего бы не было. То, что сегодня господин Навальный публично от них открестился, то, что в данном поводе есть всего лишь моральном…

Андрей Быстров: В штабе Навального что ли нашли незаконные листовки?

Олег Пахолков: Это всего лишь говорит о моральном аспекте.

Виолетта Волкова: А моральный аспект с ложным доносом это как называется?

Олег Пахолков: Все, что выносит "Справедливая Россия", она все проплачивает через…

Андрей Быстров: Вы оппозиционная партия?

Олег Пахолков: Оппозиционная партия.

Андрей Быстров: Ваша вчерашняя акция, это все шоу, кому на руку больше?

Олег Пахолков: Вы свою оппозиционность со мной не путайте. У меня своя дорога. И у нашей партии своя дорога. Просто, когда вы говорите, что господин Гудков…

Андрей Быстров: А ручки, кто потерял после всей этой акции?

Олег Пахолков: Господин Навальный вчера провалился, дам, нам это выгодно. Я считаю, что это хорошо. Он наш конкурент на выборах.

Андрей Быстров: Левичев, доносчик и стучак, не провалился.

Олег Пахолков: Подождите, давайте об этом говорить не будем.

Андрей Быстров: От вас поступил звонок. Вы сами сознаетесь в том, что якобы носили какие-то листовки, грузовики.

Олег Пахолков: Навальный – конкурент на выборах.

Виолетта Волкова: Поэтому всеми незаконными способами вы пытаетесь его вывести с этих выборов.

Олег Пахолков: Мы оппозиционная партия, и вы оппозиционная партия. В чем наши интересы сходятся – это наблюдение на выборах. Мы будем с вами полностью сотрудничать от начала до конца.

Андрей Быстров: После такого, с вами уже никто сотрудничать не будет. Вы опозорились.

Олег Пахолков: Опозорились только в ваших глазах.

Андрей Быстров: Вы избивали даже тех людей, которые за вас голосовали.

Олег Пахолков: Кого там, когда избивали?!

Андрей Быстров: Без Навального вы бы даже в Госдуме не сидели. Мандата бы не было. Вы бы сидели в Воронеже.

Олег Пахолков: А Гудков набрал 6% на выборах в Госдуму. Это самая провальная избирательная кампания.

Андрей Быстров: Какой Гудков?

Олег Пахолков: Младший. 6% на выборах в Тамбовской области. За него хуже всех проголосовали избиратели.

Андрей Быстров: Но вы в Воронеже набрали сами? У вас весь бизнес в Волгодонске.

Олег Пахолков: Я для партии сделал многое. Я набрал почти 15% с пустого места в одном из самых сложных для нашей партии регионов. А ваш господин Гудков набрал 6.

Владимир Кара-Мурза: Но его исключили уже.

Олег Пахолков: Кто из нас оппозиция? Мы умеем побеждать в трудных ситуациях, а вы можете только говорить.

Андрей Быстров: После вчерашней акции вы ни одного процента не наберете. Я вам точно говорю!

Олег Пахолков: Какой ум!

Владимир Кара-Мурза: Андрей, может, нарисуют им?

Олег Пахолков: А давайте, насчет того, что кто-то там нарисует или не нарисует. Вас же допустят наблюдать за выборами. Я надеюсь, что вы смеете сделать все, чтобы честно подтвердить. Хотя я думаю, что полный провал господина Навального… Вам же очень удобно, вы скажете о том, что…

Андрей Быстров: Сразу чувствуется, какой заказ.

Олег Пахолков: Вы будете стоять на избирательных участках и говорить – нас подтасовали.

Андрей Быстров: Если вы стесняетесь сказать, что это спецоперация….

Олег Пахолков: На начало избирательной гонки господин Навальный имел свои 2% и то только среди одной молодежи.

Андрей Быстров: Олег, послушайте, это спецоперация, чтобы очернить Алексея Навального, при этом о Левичеве никто не знает. У него рейтинг является – статистическая погрешность.

Олег Пахолков: Вы о нашей партии всегда говорите, что это статистическая погрешность, только почему-то она набирает голоса.

Андрей Быстров: Вы сами знаете, что благодаря Навальному она набрала какие-то проценты.

Олег Пахолков: Какому Навальному?!

Андрей Быстров: И Никулина, журналиста, вы избивали вчера.

Олег Пахолков: Когда? Я лично что ли избивал?

Андрей Быстров: Он голосовал за вас и еще много людей.

Олег Пахолков: Профессиональный провокатор. Вчера, когда я вышел высказать некоторым журналистам свою точку зрения, девять десятых журналистов слушали, но некоторые готовы были меня убить и сожрать – так же, как и вы сейчас. У меня есть мое мнение, которое я имею право высказывать. А у вас есть ваше мнение. Только почему-то мое мнение вам не нравится, и оно неприемлемо для вас, а ваше мнение для меня приемлемо.

Андрей Быстров: Потому что я не участвую в таких грязных играх и не обслуживаю действующую власть.

Олег Пахолков: Серьезно?! А я считаю, что все ребята, которые находились за стенкой, очень жестко и очень цинично себя вели, находясь в квартире, и вы там находились. Они не показывали паспорта. Они не показывали договор на квартиру. А когда их милиция выносила, и только через 5 метров вынесла за дверь, они начали орать.

Виолетта Волкова: Они все показали при мне. И это все заснято.

Андрей Быстров: Вы с болгаркой себя вели цинично.

Олег Пахолков: Я не был там ни с какой болгаркой.

Владимир Кара-Мурза: Если завтра к вам поступит информация, что за мэра Собянина кто-то незаконно агитирует. Поедете туда?

Олег Пахолков: Поедем.

Андрей Быстров: С болгаркой?

Олег Пахолков: Если вы все увидите нашу агитационную литературу, то мэру Собянину мы там уделяем внимание в 9 раз больше, чем господину Навальному.

Андрей Быстров: Обычно вы сканвордам уделяете внимание.

Олег Пахолков: Это вам так кажется.

Андрей Быстров: Это не ваша разработка?

Олег Пахолков: Это моя разработка. И она во многих регионах дала очень большой результат. Это моя личная разработка.

Андрей Быстров: Там пара вопросов вообще была фееричная, прорыв в политтехнологии.

Олег Пахолков: Как могли извинились. Нравится вам или не нравится, 8 сентября мы посмотрим.

Владимир Кара-Мурза: Поедете на место преступления?

Олег Пахолков: Конечно, поеду. Я готов участвовать вместе с вами.

Андрей Быстров: Тогда завтра на Рочдельскую улицу.

Владимир Кара-Мурза: Квартира у дочки малолетней.

Виолетта Волкова: Собачка Гретта придет поискать.

Олег Пахолков: За всем этим все хотят замолчать одну интересную вещь, что господин Навальный оказался не в чистом белом пиджаке, а на нем, оказывается, тоже есть пятна.

Андрей Быстров: Вы со всех сторон плюете.

Олег Пахолков: Я вообще не понимаю, что ему мешало оплатить эти листовки с избирательного счета?

Андрей Быстров: Какие листовки-то?

Олег Пахолков: В данной ситуации – наклейки.

Андрей Быстров: Вы в штабе у него нашли листовки? Левичев сидит с биноклем, ночью выведывает, что там и куда грузят.

Олег Пахолков: Что господину Навальному мешает сегодня честно вести предвыборную кампанию. У него что, денег нет?

Андрей Быстров: Навальный ведет честнее всех остальных. Вы сами это знаете.

Олег Пахолков: Вы сами сказали, что честнее, но грязновато.

Андрей Быстров: Какая-то у вас странная интерпретация.

Олег Пахолков: Так кто напечатал эти листовки?

Андрей Быстров: Они что, члены штаба? Вы в штабе это нашли?

Олег Пахолков: Навальный спокойно взял и отказался от своих сторонников. Я вот от своих ребят никогда не отказывался в любой ситуации даже в самой неприятной для себя. А вот для господина Навального как для юриста всегда почему-то легко отказаться.

Владимир Кара-Мурза: Олег, вы так легко истолковали, что Алексей отказался?

Олег Пахолков: Да, он сказал, что я их не знаю.

Виолетта Волкова: Вы знаете, это полный бред, который я сейчас слышу. Это желание интерпретировать ситуацию в какую-то свою пользу.

Олег Пахолков: Он же сказал, что "это не сфера моего штаба. Я за их действия не отвечаю".

Виолетта Волкова: Снизьте, пожалуйста, тембр своего голоса.

Владимир Кара-Мурза: Виолетта, как они к этому отнеслись?

Виолетта Волкова: Обычно гражданские активисты, которые поддерживают Алексея Навального, они как-то самоорганизуются и делают все так, как они считают необходимым. В данном случае, насколько я понимаю, штаб Навального не имеет к этим листовкам абсолютно никакого отношения. Каким образом были заказаны?

Олег Пахолков: Типографским путем.

Виолетта Волкова: И что?

Олег Пахолков: Кстати, я на "Дожде" видел. Это было в рулонах, а рулоны делают серьезные типографии, которые делают очень большие тиражи. Это очень дорогие типографии. Где-то это было сделано, и за это хорошо было заплачено.

Андрей Быстров: Ваши предположения оставьте при себе.

Виолетта Волкова: Видно, что человек меня пытается закричать. Я понимаю, что очень хочется забить своим голосом. Я понимаю, что гражданские активисты вполне могли сами все это организовать. Все дело в том, что "справедливороссы"…

Олег Пахолков: Они настолько юридически безграмотны?

Виолетта Волкова: Вы можете мне дать…

Олег Пахолков: Они вчера показывали настолько серьезную юридическую подкованность, все эти ребята, и настолько они юридически вдруг оказались безграмотными?

Виолетта Волкова: А почему они юридически безграмотные?

Олег Пахолков: Агитационные листовки без Навального.

Андрей Быстров: Вы не в штаб попали!

Виолетта Волкова: Ну, и что!

Андрей Быстров: Вы нашли какую-то квартиру, нашли 6 коробок листовок и представляете людям…

Олег Пахолков: А я считаю, что это был подпольный штаб Навального.

Андрей Быстров: Как будто вы террористов поймали.

Виолетта Волкова: Совершили ложный донос о наличии взрывного устройства!

Олег Пахолков: Я не совершал никакого ложного доноса.

Андрей Быстров: Приехали пожарные по вашему доносу, приехала милиция, приехал кинолог с собакой. Он, видно, был натаскан на листовки специально.

Владимир Кара-Мурза: На наклейки.

Олег Пахолков: Разве там не было агитационной литературы Навального?

Андрей Быстров: Вы же Митрохина там искали сначала.

Олег Пахолков: Мы искали любую незаконную литературу.

Андрей Быстров: Вам же самим смешно!

Олег Пахолков: Поэтому они 5 часов и не открывали.

Андрей Быстров: Вам же самим смешно, что вы являетесь обслугой. Вы обслуживаете интересы Собянина, который является организатором всей этой акции, а заказчиком является Путин, ваш начальник. Ваша партия является второй ногой этой власти.

Олег Пахолков: А вы Госдеп что ли обслуживаете?

Андрей Быстров: Понятно, это сказка другая. Ну, найдите Госдеп. Мы-то знаем, что вы вторая нога.

Олег Пахолков: А я знаю, что вы обслуживаете интересы Госдепа.

Виолетта Волкова: Вспомните еще "Моссад".

Андрей Быстров: Об этом говорил ваш бывший куратор Сурков. А о Госдепе кто говорил?

Олег Пахолков: О Госдепе, кто говорил?

Андрей Быстров: Я не знаю, что вы повторяете?

Олег Пахолков: А что вы сейчас начинаете говорить, что мы обслуживаем чьи-то интересы? А вы обслуживаете западные интересы. Вы сегодня заинтересованы не участвовать в нормальной избирательной кампании, а создавать эти штабы. Не печатал бы Навальный этих листовок, ничего бы сегодня не было.

Виолетта Волкова: Вы меня убедили, и я как гражданский активист, имеющий определенную позицию, наверное, буду голосовать за Левичева.

Олег Пахолков: Вы давно убежденная.

Виолетта Волкова: Сейчас пойду и (мне мои финансовые возможности позволяют), пожалуй, сделаю несколько тонн листовок за Левичева. У меня хватит денег на это. Вы от меня откажетесь после этого?

Владимир Кара-Мурза: Будет обыск, Виолетта.

Виолетта Волкова: Я даже скажу место, где я буду их хранить.

Олег Пахолков: Если вы хотите помочь Левичеву, мы вам дадим избирательный счет.

Виолетта Волкова: А зачем? Я хочу сама.

Олег Пахолков: Есть закон. Закон для того и написан…

Андрей Быстров: Главное – сканворд не забыть взять.

Олег Пахолков: Существует закон о выборах.

Виолетта Волкова: А я как гражданский активист поддержу Левичева.

Олег Пахолков: Ваши гражданские активисты достаточно юридически грамотные.

Виолетта Волкова: У меня нет гражданских активистов. Я сама гражданский активист.

Олег Пахолков: Образно говоря, бабушка могла не знать, что они там делают. Почему они не открывали дверь? Перепугались.

Виолетта Волкова: Они не перепугались. Они имели право.

Андрей Быстров: А с чего они должны были дверь открывать? Вот к вам в дом, Виолетта, придет Левичев…

Олег Пахолков: Левичев туда и не приходил, пришла милиция.

Андрей Быстров: Он стоял там. Я видел. Виолетта, Левичев вам звонит в квартиру, вы будете открывать?

Виолетта Волкова: Никому.

Владимир Кара-Мурза: У нас в России как-то отрегулирована добровольная помощь волонтеров? Я, например, Собянину сейчас помогу.

Олег Пахолков: Пожалуйста, можете помочь Собянину, можете помочь Левичеву. Во всех газетах написаны избирательные счета.

Виолетта Волкова: Вы что-нибудь слышали про самоагитацию, когда люди сами что-то делают, не связываясь со штабом своих избранников?

Олег Пахолков: Избирательная кампания на то и избирательная кампания, что каждый в ней участвует по правилам. Все эти законы были сделаны после того, как в 90-х были «черные» листовки.

Виолетта Волкова: Я сейчас вижу здесь одного юридически неграмотного законодателя.

Андрей Быстров: Такое эхо 90-х, театрализованное шоу – немножко милиции нагнать, немножко пожарных, камеры, собаку.

Олег Пахолков: Милые мои, когда я в 90-х делал выборы, это было в 25 раз страшнее, чем вы сегодня делали эти натуральные шоу, когда у вас было 2 адвоката, 50 журналистов. И вот эти крики, что меня кто-то побил на фоне 50 людей, настолько смешные. Или синяки на белой коже, где даже дотронься – будет синячок. Ложкой надо было перед тем потереть алюминиевой – синяк был бы больше.

Виолетта Волкова: Вы знаете, как себе синяки сделать. Я никогда не занималась такой самоподготовкой. Я вижу, вы хороший политтехнолог, в т. ч. синячки можете себе поставить.

Андрей Быстров: Олег сказал, что он в десятке лучших. В "Дожде" вы сегодня сказали.

Олег Пахолков: Я сказал, что именно на ИЗБАССе самые настоящие собираются политтехнологи, которые реально являются политтехнологами.

Виолетта Волкова: Ложный донос – это тоже политтехнология.

Андрей Быстров: Вчерашняя операция – это одна из лучших была.

Олег Пахолков: Почему вчерашняя акция была чем-то лучше или не лучше?

Андрей Быстров: Не знаю.

Олег Пахолков: Я считаю, что вчерашняя акция была…

Андрей Быстров: Люди смеются и говорят – это что за цирк? Приходят депутаты в каких-то пыльных пиджаках, стоят с болгаркой.

Олег Пахолков: Странно, уличают господина Навального, такого великого!

Андрей Быстров: Разрезают дверь. Слышны сообщения о мигрантах. МЧС приезжает, другие силы приезжают.

Олег Пахолков: А вы пробовали хоть раз выиграть одномандатные выборы против представителя власти?

Андрей Быстров: Я не сомневаюсь, что вы пробовали.

Олег Пахолков: А я пробовал и побеждал неоднократно.

Андрей Быстров: Конечно! Потому что вы представитель власти, что вам против нее выигрывать.

Олег Пахолков: Вы что имеете в виду?

Андрей Быстров: Вы к какой партии относитесь?

Олег Пахолков: К "Справедливой России".

Андрей Быстров: А вы слышали, Сурков в 2006 году сказал, что "Справедливая Россия" – это вторая нога путинизма?

Олег Пахолков: Если бы вы прошли через то, что я прошел, я думаю, что…

Андрей Быстров: Что вы мне все говорите – через что вы прошли!

Олег Пахолков: "Справедливая Россия" – это партия, которую ни прессовали, ни били, ни пробивали нам головы? Посмотрите, как нашим кандидатам разного уровня…

Андрей Быстров: Нам с Дегтяревым самое то. Он тоже такой оппозиционный и тоже, наверное, голову пробивали.

Владимир Кара-Мурза: ЛДПРовцам головы пробивали.

Олег Пахолков: Всем пробивали головы, даже "единороссам". В нашей глубинке, чуть дальше Москвы. Я вчера удивился, как цивилизованно работает милиция в городе Москве. Я таких цивилизованных милиционеров ни в одном регионе не видел.

Андрей Быстров: А знаете, почему вам так показалось? Потому что они за вас работали.

Владимир Кара-Мурза: Олег, вы с какого года в Москве? С этого созыва?

Олег Пахолков: Да, с этого созыва. Но до этого я занимался выборами от Новосибирска. И я ни разу не видел, чтобы так цивилизованно действовала милиция.

Виолетта Волкова: Да, цивилизованно, конечно.

Олег Пахолков: Рассказывала о законах, пропуская вперед адвокатов. Обычно у нас адвокатов на третьи сутки пропускают в камеру к людям.

Виолетта Волкова: Ничего подобного.

Андрей Быстров: Вы хвастаетесь что ли, не пойму?

Олег Пахолков: Не хвастаюсь. Я просто вчера увидел профессиональные действия милиции Москвы.

Виолетта Волкова: Полиция ОВД «Басманное» извинялась за свои действия, сказали, что они ничего не могли сделать.

Олег Пахолков: Перед кем она извинялась, перед вами?

Андрей Быстров: Олег, честно, вы поставили крест на политической биографии "Справедливой России", мне кажется, после этого.

Виолетта Волкова: Левичева.

Олег Пахолков: Политический крест раз 20 ставили уже. Вы даже боитесь со мной поспорить.

Андрей Быстров: Левичев останется только картонным.

Олег Пахолков: Это вам так кажется. А Левичев будет другим человеком после этой предвыборной кампании.

Андрей Быстров: Он как Феникс из пепла после такого стукачества и доноса воспрянет.

Олег Пахолков: Я считаю, что под его руководством мы достаточно много взяли в Госдуму.

Андрей Быстров: Конечно, много. А знаете, почему вы взяли?

Олег Пахолков: Почему?

Андрей Быстров: Потому что Навальный 6 месяцев агитировал голосовать за любую другую партию, кроме "партии жуликов и воров". К сожалению, оказалось, что он призывал голосовать за партию не только жуликов и воров, но и стукачей и доносчиков.

Олег Пахолков: Лично мои экспертные оценки оказались, что на момент выборов мэра Москвы, если бы товарища Навального не посадили, а потом не выпустили, вообще 2% на старте было. Вы создали микромир вокруг себя золотой молодежи, вокруг себя тосуетесь.

Андрей Быстров: Какой молодежи?!

Олег Пахолков: Оказывается, что именно Навальный партию "Справедливая Россия" привез, а не десятки лидеров во всех регионах, которые днями и ночами пахали.

Владимир Кара-Мурза: Антон Беляков был там?

Олег Пахолков: Не был, жалко.

Владимир Кара-Мурза: До нас дозвонилась обозреватель "Газеты.ру" Екатерина Винокурова, которая занимается как раз предвыборными конфликтами.

Екатерина, как вам этот конфликт, который разыгрался в центре столицы?

Екатерина Винокурова: Я бы хотела сказать несколько вещей. Во-первых, если говорить с точки зрения избирательного законодательства, то вся ситуация, которая сейчас описывается, она впервые меня заинтересовала еще в 2012 году, когда проводился митинг в Лужниках за Путина, который не был оплачен из избирательного штаба. Наша редакция, естественно, разбиралась, законно ли это. Выяснилось, что это абсолютно законно. Потому что митинг проводили его сторонники. А агитация сторонников кандидата без ведома кандидата никак нигде не прописана законом.

Что касается агитматериалов. Это должен был сказать адвокат, я знаю, почему это я вам говорю. У нас в избирательном законодательстве никак не прописана ситуация, когда агитационный материал в поддержку кандидата, изготавливали без его ведома. Условно говоря, я или Владимир Кара-Мурза можем сейчас изготовить тираж листовок за Собянина и идти раздавать их у метро. Виноват ли в этом Сергей Собянин? Ответ – нет, не виноват. Вопрос второй. Один мой знакомый политтехнолог очень хорошо сказал, что штаб Навального ювелирно пользуется дырами в избирательном законодательстве. Ни о какой черной агитации на данном этапе речи не идет. Ее, по крайней мере, будет нереально доказать.

Знала ли об этом "Справедливая Россия"? Безусловно, знала. Потому что "Справедливая Россия" – это люди, у которых есть минимальный опыт участия в выборах, более того, выборов в Госдуму. Я не зря это вспоминаю. Потому что на выборах в Госдуму, например, я сейчас забыла, сколько предельных избирательный фонд, но он настолько мал, что у всех кандидатов были черные тиражи, черные штабы и т. д. Вообще, черный штаб с доптиражами на российских выборах – это явление, к несчастью, обычное. В каких-то крайних случаях все говорят, что это сторонники и т. д. Ситуация, когда полиция накрывает черный штаб, она абсолютно обычная. Это рядовая ситуация.

Но я хочу сказать, что я никогда не видела, чтобы до такого доноса опускался лично кандидат или к нему причастные лица, потому что это считается неким моветоном. Это нехорошо. Конечно, то, что "Справедливая Россия" опустилась до того, что я видела вчера, я лично…

Андрей Быстров: 6 коробок листовок – это разве подпольный штаб, вы считаете?

Владимир Кара-Мурза: Катя как раз и говорит, что тут нет состава преступления.

Екатерина Винокурова: Это российские реалии. Я сама голосовала на выборах 2011 года за "Справедливую Россию". Я за нее, конечно, больше никогда не проголосую, потому что для меня важно, чтобы люди не только что-то говорили. Я в 2011 году, как и многие, купилась на тот прекрасный образ, когда их прессовала власть. Она изымала у них предвыборные тиражи, она запрещала им агитировать. Они говорили о том, что мы такие прекрасные, мы самые разумные из альтернатив. Я и многие другие купились на слова.

Владимир Кара-Мурза: Нехорошо, Олег, – говорит вам ваша избирательница.

Олег Пахолков: Мы золотой пул в 500 тыс. москвичей немножечко отведем от всех остальных москвичей. Я очень уважаю мнение, спасибо, что человек голосовал за нас, потому что нам очень тяжело. Нам только сейчас говорили, что нам власть подарила выборы, а, оказывается, у нас изымали тиражи, снимали наши ролики, милиция нас всех крутила, вязала и т. д. Только эти тиражи были законно проплачены и т. д. Там было очень большое количество проблем.

В данной ситуации никто не говорит о снятии Навального. Я не понимаю, почему господин Навальный не ведет свою кампанию чисто, хотя избирательный фонд сегодня это легко позволяет. По крайней мере, агитационную литературу проплатить и пропечатать денег достаточно.

Владимир Кара-Мурза: Денег у Алексея достаточно, зачем ему этот конфликт с 6 коробками?

Андрей Быстров: Депутатов было больше, чем коробок.

Олег Пахолков: И что?

Андрей Быстров: Не знаю. Это вы должны сделать вывод – и что? Вы опускаетесь до каких-то холуев и лакеев.

Олег Пахолков: Давайте вы себе скажите про холуев, обслуживающих непонятно чего и чьи-то интересы.

Андрей Быстров: Я свои интересы обслуживаю.

Олег Пахолков: А я, слава Богу, не свои. Мы с вами можем подискутировать на эту тему. Если те ребята, которых я вчера видел, не дай боже им когда-нибудь прийти к власти. Для меня это будет большая печаль. Это действительно так.

Андрей Быстров: Конечно, вы люстрации, наверное, боитесь.

Олег Пахолков: Я не боюсь люстрации, не переживайте.

Владимир Кара-Мурза: Виолетта, можно защитить ваших подзащитных, опираясь на то, что у нас нет статьи против них?

Виолетта Волкова: Естественно. Даже не то, что можно – нужно. Естественно, будут соответствующие заявления в отношении и сотрудников полиции, которые нарушили. Мы будем искать и конкретно связывать именно со "Справедливой Россией" тот ложный донос, который произошел по данной квартире, потому что без него невозможно было бы зайти в эту квартиру. Я думаю, что "Справедливая Россия" честно и справедливо компенсирует пожилой женщине, которая является владельцем этой квартиры, стоимость двери и поставит ей новую дверь. Потому что они использовали незаконные технологии, незаконные средства для того, чтобы проникнуть в эту квартиру.

Олег Пахолков: Кто они?

Виолетта Волкова: Вы.

Олег Пахолков: Видите, как вы говорите – сотрудники милиции туда проникли.

Виолетта Волкова: Это ваша…

Олег Пахолков: Видите, вы как юрист подменяете понятия.

Виолетта Волкова: Я не подменяю понятия, это была ваша единственная возможность. Вы же сами не могли войти. И вы использовали якобы законные методы. Но и эти законные методы были использованы незаконно.

Владимир Кара-Мурза: Олег, отдувайтесь, отвечайте Виолетте?

Олег Пахолков: Отвечать Виолетте на что?

Виолетта Волкова: Я сказала, что полиция – это только ваш способ незаконно войти в квартиру.

Олег Пахолков: Это вам так кажется.

Виолетта Волкова: Что значит? Ложный донос – это законно? То, что вы ворвались в квартиру, это законно?

Олег Пахолков: Мы сделали одно заявление о том, что там находится незаконная агитационная продукция, по нашему мнению. Никакого другого…

Виолетта Волкова: Я вижу карточку.

Олег Пахолков: И что, там написано, что кто-то из нас туда звонил туда?

Виолетта Волкова: В карточке написано, что сообщение о том, что в данной квартире хранится оружие.

Андрей Быстров: Виолетта, их подставили.

Виолетта Волкова: Вас подставили.

Андрей Быстров: Это спецоперация по нейтрализации опасного кандидата Левичева.

Олег Пахолков: Оказывается господин Навальный… Ну, чуть-чуть из штанов потекло. Но есть куча всяких таких моментов, чтобы не было видно, что от него вдруг запахло. Ну, был чистенький, а запахло. Не так зашли, не тем воспользовались – это так. Но стикеры эти были не только в этой квартире. Они по всей Москве наклеены. Если вы уж политтехнологи, то не надо эти стикеры клеить людям на магазины.

Виолетта Волкова: Можно я вас расстрою.

Олег Пахолков: Это очень сильно людей раздражает. Это очень неправильно. В учебнике по политтехнологии еще в 90-е было написано – не клейте людям…

Андрей Быстров: Видимо, вы ими до сих пор и пользуетесь.

Олег Пахолков: Слава Богу – да. Где я только не видел их листовки, гуляя по Москве.

Андрей Быстров: А знаете, почему листовки везде?

Олег Пахолков: Почему?

Виолетта Волкова: Потому что народ поддерживает.

Олег Пахолков: Это вам так кажется. А мне кажется, что хозяину магазина, который потом очень долго отмывает свое витринное стекло…

Владимир Кара-Мурза: Катя, в Иркутске известно о скандале?

Екатерина Винокурова: В Иркутске мои друзья от разных партий спрашивают. Но я бы хотела сказать немножко про другое. Во-первых, я вчера узнала о скандале, выйдя с борта самолета. Мне прислал СМС один мой знакомый, депутат ГД, с воплем, что это не выборы, а трэш. Когда вы получаете сообщение, что в какой-то квартире хранятся незаконные листовки, даже я, человек, который занимается выборами не 10 лет, а меньше, знала прекрасно, что будет дальше. И то, что "Справедливая Россия" говорит о том, что они накрыли незаконный штаб агитации, не зная, что будет дальше, что это сторонники будут что-то говорить, что они сами напечатали и т. д. И то, что они говорят, что они не знали, это все сказки для детей.

Второе. Олег, я вам хочу сказать как избиратель. Я безумно оскорблена теми высказываниями, которые вы допустили в эфире. Я вам кто, извините, золотая молодежь? Мне 28 лет, я работаю 7 дней в неделю по 12 часов. Я вам что, девочка маленькая, которая за вас проголосовала, а теперь – иди к черту? Так вот, Олег, я вам хочу сказать очень важную вещь, что ваша партия, на мой взгляд, демонстрирует удивительное непонимание того, почему и кто вас избрал в Госдуму РФ. Ваша партия демонстрирует фантастическое неуважение к своему избирателю, потому что партии и кандидату на выбор должен быть важен каждый голос. То, что вы сейчас заявили о вашем избирателе в этом эфире, меня лично безумно оскорбило.

Владимир Кара-Мурза: Почему я вспомнил про Антона Белякова. Он попытался выступить на митинге на Болотной 10 декабря 2011 года, а сам подал донос на наблюдателей, когда еще не вступил в силу закон об иностранных агентах.

Олег Пахолков: У нас сегодня происходит интересная ситуация. Когда были выборы в ГД, огромное количество оппозиции объединилось под те или иные флаги. Я сейчас чувствую, что я встречаюсь, наверное, Навальному можно поставить большой плюс, что журналистская братия любит господина Навального. Сегодня либерально настроенная журналистика его обожает. В данной ситуации мы в разных партиях. Пытаться господину Гудкову перетащить нас в другую партию не надо. Мы находимся в своей партии со своими идеями. Наши идеи социл-демократические, ваши идеи либеральные.

Андрей Быстров: Особенно у вас – у самого богатого бизнесмена Волгодонска.

Олег Пахолков: Что вы хотите этим сказать?

Андрей Быстров: Ничего. Просто не вяжется.

Олег Пахолков: Я выпускаю 2,5 млн. газет в неделю. И слава Богу, 2,5 млн. газет в неделю позволяют мне жить так, как я хочу. За что-то мои читатели меня ценят.

Андрей Быстров: Место в Госдуме вы за сколько купили?

Олег Пахолков: Я не купил. Я честно избирался там и бился с административным ресурсом насмерть. Допусти, господин Гордеев мне лично сказал, что я никогда не стану депутатом воронежской земли. Не получилось.

Андрей Быстров: Наперекор всему…

Олег Пахолков: Наперекор всему административному ресурсу я избрался от воронежской земли.

Андрей Быстров: Вчера у вас тоже, видимо, тяга к справедливости…

Олег Пахолков: Я вчера вообще не видел даже маленькую долю того, что нам пришлось пережить там, в Воронеже, тем самым агитатором, и тем самым наблюдателям, которые там пережили это на выборной кампании и т. д.

Виолетта Волкова: Олег, я вас расстрою.

Олег Пахолков: А сейчас такая ситуация, что есть либерально настроенные журналисты. Вы сегодня уже по-любому в штабе Навального и говорите от лица штаба Навального. Извините, в этой ситуации нам уже не по пути.

Андрей Быстров: Один "Демвыбор" в штабе Навального. Милова совершенно невозможно заподозрить в том, что он какую-то любовь проявляет к Навальному. Он написал заявление в прокуратуру. Может быть, у вас будет второй шанс встретиться с людьми в форме. Он написал, что незаконным проникновением в жилище вы нарушили у УПК, и Конституцию, и всевозможные законы своей вчерашней акцией, причем, гордясь этим, когда вынесли эти листовки, как будто вы освободили людей.

Виолетта Волкова: Больше того. Я, например, лично не являюсь сторонником политика Навального. Я об этом всегда говорю и слушаю всегда какую-то критику со стороны его сторонников. Я не являюсь сторонником политика Навального. То, что я видел вчера, превзошло все мои самые смелые ожидания после того, как я туда ехала. Я увидела абсолютно незаконные действия, просто преступные действия. Я так считаю. Я со стороны своего доверителя будем подавать всевозможные заявления, в т. ч. на ваши действия, потому что вы вчера нарушили ряд статей Уголовного кодекса. Вы об этом знаете, и вы к этому относитесь положительно. Вы законодатель. Как вы можете себе позволять нарушать Уголовный кодекс? Вы вчера это сделали просто походя, причем вы этим гордились!

Андрей Быстров: Когда ты вторая нога власти, наверное, можно с улыбкой…

Владимир Кара-Мурза: Вы в штабе работаете у Левичева?

Олег Пахолков: Не то, чтобы у Левичева.

Владимир Кара-Мурза: Какой у вас статус?

Олег Пахолков: Я считаю, что вы передернули все факты, какие только можно передернуть.

Владимир Кара-Мурза: Какой у вас статус?

Олег Пахолков: Руководитель проекта одного из направлений.

Владимир Кара-Мурза: Направление Чистопрудное, по-моему, удалось.

Олег Пахолков: Лично для меня вчера мои симпатии к господину Навальному закончились.

Виолетта Волкова: У вас их никогда и не было.

Андрей Быстров: А к вам вчера закончились симпатии нескольких миллионов избирателей, которые за вас голосовали в 2011 году.

Олег Пахолков: Вы, пожалуйста, не отвечайте за эти несколько миллионов избирателей.

Андрей Быстров: Вон он и в скайпе.

Олег Пахолков: Как это ни печально, это один избиратель в данной ситуации.

Андрей Быстров: Олег, у вас есть шанс как-то может быть спасти свое положение, если вы завтра приедете с Левичевым, со своей группой на Рочдельскую улицу. Только вы должны быть с болгаркой, с кинологами.

Олег Пахолков: Вы занимайтесь своим штабом Навального, а мы займемся своим штабом, а 8 сентября посчитаем, кто сколько наберет.

Андрей Быстров: Вы почему-то занимаетесь даже не штабом, а сторонниками Навального. Это очень странно для оппозиционной партии. Вы же еще недавно в ГД сидели с белыми ленточками, в Астрахани глотку рвали.

Олег Пахолков: Ну и что? Шеин наш друг. Мы всегда были и будем с ним. Он, кстати, выбрал не вас, а нас.

Андрей Быстров: И за Гудкова.

Олег Пахолков: А вот за Гудкова – нет. Потому что я считаю, что в отличие от Гудкова Шеин настоящий боец, который всегда идет на выборы, побеждает и бьется до конца.

Владимир Кара-Мурза: Шеин подал запрос про квартиру Собянина.

Олег Пахолков: Вы хотите сказать, что я не поддерживаю Шеина что ли? Поддерживаю.

Владимир Кара-Мурза: Запрос поддерживаете.

Олег Пахолков: Ну, и что? Молодец.

Андрей Быстров: Причем здесь это. Вы поедете туда или нет?

Олег Пахолков: Вы зачем туда зовете? Я лично с вами туда поеду.

Андрей Быстров: Зачем со мной-то? Вы можете поехать лично.

Владимир Кара-Мурза: Олег, еще какие-нибудь вы получили сигналы?

Олег Пахолков: Мое личное мнение, что таких квартир не одна, т. е. их от 10 до 20, но это я уже как политтехнолог говорю.

Виолетта Волкова: И везде взрывные устройства?

Олег Пахолков: Да, не взрывные устройства, а нелегальные листовки.

Андрей Быстров: А в каждую квартиру Левичев будет ездить?

Олег Пахолков: Я предлагаю господину Навальному это прекратить и оплатить эти листовки с избирательного штаба.

Виолетта Волкова: И везде будет ложный донос совершен, чтобы полиция могла войти?

Олег Пахолков: Пусть господин Навальный сам это не провоцирует. Пусть он проплатит свои листовки, напечатает их как положено.

Андрей Быстров: Слава Богу, что своей вчерашней операцией, театральным представлением для приличных людей лишний раз подтвердили то, что Навальный приличный.

Олег Пахолков: А кого вы в данной ситуации приличными назвали?

Андрей Быстров: Навальный является приличным человеком и действительным оппозиционным кандидатом.

Олег Пахолков: В моих глазах он вчера стал совершенно неприличным.

Андрей Быстров: Катя говорит, журналист Никулин говорит, который за вас голосовал, и еще множество людей, которые, к сожалению, по инициативе Навального, его стараниями голосовали за вашу партию. Кстати, вы бы не сидели, а оставались в Воронеже, в Волгодонске, если бы Навальный не раскручивал то, что голосовать необходимо за любую партию, кроме "жуликов и воров". В итоге получилось, что они голосовали за партию стукачей и доносчиков и театральных деятелей.

Олег Пахолков: Это ваша большая театральность, не знаю, за чьи деньги – собственных заблуждений или за деньги Госдепа вы работаете. Мне кажется, как человеку наивному, что из собственных заблуждений.

Андрей Быстров: Конечно, Госдеп.

Владимир Кара-Мурза: У партии "Справедливая Россия" есть возможность посылать состоятельных людей на такие акции.

Виолетта Волкова: Я думаю, что вчерашняя акция была замечательной.

Олег Пахолков: Я один из активных членов нашей партии. И я буду там, где мне скажет партия, нравится это или не нравится. Я буду всегда за эту партию. Я всегда разделяю ее убеждения, в чем-то пытаясь влиять на ее идеологию, в чем-то не могу влиять на ее идеологию. Но я член этой партии, и я всегда буду членом этой партии.

Андрей Быстров: А до "Справедливой России" вы где еще состояли?

Олег Пахолков: Пока "Справедливой России" не было, я состоял в "Демвыборе".

Виолетта Волкова: Если господин Миронов хороший стратег, он никогда больше не допустит таких акций, которые составляют просто антипиар для партии.

Полная версия программы по ссылке: http://youtu.be/_NIqiSatNoM

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG