Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чеченцы между Россией, Германией и Польшей


Распоряжение о депортации, выданное германскими иммиграционными властями

Распоряжение о депортации, выданное германскими иммиграционными властями

Количество жителей Чечни, ищущих убежища в Польше и Германии, за последний год более чем удвоилось. Ни одна из двух этих стран, судя по всему, не готова к приему такого числа мигрантов. Те, в свою очередь, неприятно удивлены не слишком радушным приемом, с которым им приходится сталкиваться. Об этом – репортажи корреспондентов Радио Свобода из Германии и Польши.

Немецкая газета Die Welt недавно опубликовала материал, наделавший немало шума далеко за пределами Германии. Издание утверждает, что среди чеченских беженцев, поток которых в Германию за последние полгода заметно вырос, есть члены группировки "Кавказский эмират" Доку Умарова и других подобных организаций, официально признанных Западом террористическими. Интересно, что и на немецкоязычной странице официальной российской радиостанции "Голос России" появился обзор немецкой прессы под заголовком "Выкормыши бен Ладена обосновываются в Германии". Что здесь правда, а что домыслы?

Журнал Spiegel - одно из многих немецких изданий, писавших в последнее время о чеченских мигрантах

Журнал Spiegel - одно из многих немецких изданий, писавших в последнее время о чеченских мигрантах

В статье под заголовком "Чеченские террористы ищут политическое убежище в Германии" Die Welt пишет: "Лидеры "Кавказского эмирата" уже почти все не так давно перебрались в Германию и находятся в стране, добиваясь предоставления им статуса политических беженцев, рассказал нашей газете один из сотрудников Ведомства по защите конституции и добавил: они собирают здесь, среди прочего, пожертвования для борьбы на Кавказе и пытаются вербовать бойцов для своих формирований. В целом действуют они очень незаметно".

Многое, что пишет в эти дни о притоке чеченских беженцев немецкая пресса, похоже на слухи и сплетни. Ведь и в начале этой истории оказался распущенный кем-то в Чечне слух, что Германия платит беженцам 4000 евро подъемных и чуть ли не выделяет землю для хозяйствования. Германия не успела вовремя официально опровергнуть эту информацию, и, как следствие, число беженцев увеличилось. Спецслужбы насторожились: "Никто не заинтересован в том, чтобы теракт в Сочи был подготовлен на немецкой земле" – так, по сообщению Die Welt, прокомментировал нынешнее более тесное взаимодействие с коллегами из России анонимный "высокопоставленный сотрудник Ведомства по защите конституции", на которого ссылается газета. Говоря о "теракте в Сочи", он имел в виду недавнее заявление лидера "Кавказского эмирата" Доку Умарова, пригрозившего террористическим нападением во время предстоящей сочинской зимней Олимпиады.

Однако те, кто знаком с положением чеченцев в Германии, с трудом могут представить себе какую-либо их подрывную работу, учитывая условия, в которых оказываются люди, подавшие прошение о политическом убежище в ФРГ. Теоретически террористам было бы гораздо проще заслать сюда, к примеру, молодежь на учебу, ведь именно студенты, жившие в Гамбурге, спланировали и совершили теракты 11 сентября 2001 года.

О современной ситуации с прибывающими в Германию чеченцами рассказывает председатель Немецко-Кавказского общества в Берлине, в прошлом диссидент из бывшей ГДР Эккехард Маас, более известный как Экке. Он уже много лет опекает беженцев с Кавказа, большая часть которых – чеченцы, живущие в Берлине на законных основаниях:

– Действительно, в Германию за первых шесть месяцев этого года приехало более 10 тысяч человек из Российской Федерации. Это очень много, столько не приезжало никогда. Кто распространил среди чеченцев слух о том, что здесь их принимают и дают деньги и землю, мы вряд ли узнаем, но результат мы видим: люди приезжают в Германию целыми деревнями. Конечно, едут прежде всего те, кто не согласен с режимом Рамзана Кадырова, у кого там есть проблемы, те, кто хочет попробовать жить в Европе.

Реальность страшна: они попадут не в свободный мир, а в социальный хаос. Эти люди едут через Польшу, через пограничный пункт Тересполь на белорусской границе. Там у них должны взять отпечатки пальцев, и тогда они начнут жизнь беженцев в Польше. По Дублинским соглашениям стран Евросоюза, за этих людей полностью отвечает Польша, и весь процесс по признанию их политическими беженцами, начиная с подачи заявлений, они должны пройти там. Германия, если эти люди появятся на ее территории, имеет право отправлять их обратно в Польшу. Но на все эти процессы требуется время.

Многие въезжают в Германию нелегально. Здесь они попадают в заключение, где сидят месяцами, ожидая, пока немцы выяснят, действительно ли Польша готова принять этих мигрантов обратно. Мужчин сажают в тюрьмы, а женщин и детей посылают в специальные лагеря, семьи разделяют, потому что к такому наплыву людей Германия не готова. В Саксонии тюрьмы переполнены. В Хемнице, например, беженцы живут в палатках. Там нет социальных работников, переводчиков, медицинского обслуживания – ситуация очень трудная и будет таковой до тех пор, пока соответствующие службы не распределят этих людей по всей Германии. Но через несколько месяцев их все равно почти всех отправят обратно в Польшу. Останутся немногие – те, кому по каким-то причинам просто повезет (это тоже бывает), или те, кто тяжело болен, например, туберкулезом, нуждается в лечении и будет признан нетранспортабельным.

Лагерь для лиц, подавших прошение об убежище. Айзенхюттенштадт, Германия

Лагерь для лиц, подавших прошение об убежище. Айзенхюттенштадт, Германия

– Считаете ли вы правдивой информацию, которую публикует сейчас немецкая пресса о чеченцах в Германии?

– То, что они публикуют, часто граничит с бредом, но многие люди хотят слышать именно это. Для понимания действительности такие сообщения – катастрофа. Мне известен случай, который произошел в городе Айзенхюттенштадт, в лагере для беженцев, во время Рамадана. Туда приехал один молодой чеченец с женой. Он, скорее всего, был психически не совсем в порядке: кричал на всех и вообще себя очень плохо вел. И чеченцы, которые были при этом, посчитали необходимым его как-то урезонить. Они пошли к нему в комнату и сказали: "Ты должен себя вести более вежливо. Как ты себя ведешь, чтó люди будут думать обо всех нас". Но он сразу выхватил нож, и завязалась страшная драка. Немецкая пресса написала потом, что это были исламисты Доку Умарова. В действительности это были нормальные чеченцы, многих из них я знаю. Это не исламисты, а люди, которые во время Рамадана посчитали, что молодой человек должен вести себя сообразно тому, что они находятся в Германии как гости, добивающиеся политического убежища.

И все же исходит ли опасность для Германии от прибывающих сюда сейчас чеченцев?

– Я в принципе не исключаю возможности того, что и здесь в Германии может случиться нечто похожее на взрыв в Бостоне, и это будет поводом сделать всех чеченцев инструментом в политических играх. Но я уверен, что если что-нибудь в Германии и произойдет, то за этим вряд ли будут стоять люди Доку Умарова. Им совершенно не интересно совершать нападения в Германии. Если они что и сделают, так на Северном Кавказе перед Олимпиадой – исходя из их логики, это куда выигрышнее.



Журнал Spiegel описывает многие механизмы привлечения в Польшу чеченцев, рассчитывающих попасть оттуда в Германию. По данным издания, в Польше есть люди, которые занимаются этим бизнесом профессионально. Журнал рассказывает о том, что беженцев, например, обучают, чтó они должны и чего не должны говорить немецким властям, для того чтобы их оставили в Германии.

Корреспондент Радио Свобода/Свободная Европа Гленн Кейтс побывал в Польше, где посетил находящийся под Белостоком центр по размещению лиц, ищущих убежища.

У обшарпанного строения в центре по размещению беженцев стоит человек и с безучастным выражением лица смотрит куда-то вдаль. Он приехал сюда из Чечни, но, проведя здесь, в окрестностях Белостока на востоке Польши, трое суток, успел утратить надежду на достойную жизнь на новом месте: "Ничего хорошего здесь нет. Мне трех дней хватило, чтобы это понять. Я увидел, как тут люди живут".

Подходят другие здешние обитатели, завязывается разговор. Они жалуются на угрозы скинхедов, на недостаток нормальной социальной помощи, на безнадежность попыток как-то интегрироваться в местную жизнь. Многие пытались отправиться дальше, в Германию, но были депортированы оттуда.
С января этого года заявления о предоставлении убежища в Польше и Германии подали около 20 тысяч российских граждан, почти исключительно чеченцев. Эксперты озадачены таким притоком, уже более чем в два раза превысившим показатели 2012 года. Некоторые считают причиной этого распространившиеся среди чеченцев слухи о хорошем обращении с беженцами в Германии.

Но в действительности комбинация географических и политических факторов ведет к тому, что все более многочисленной становится группа людей, оказавшихся в вакууме между несколькими странами. Они опасаются вернуться в Россию, не могут остаться в Германии, и у них нет особых надежд на будущее в Польше. По словам Петра Быстрянина, координатора варшавской неправительственной организации "Центр помощи иностранцам", такая ситуация может длиться годами: "Мы теряем время и деньги, а эти люди – фактически свои жизни".

Имрам Шаптукаев был недавно депортирован из Германии обратно в Польшу

Имрам Шаптукаев был недавно депортирован из Германии обратно в Польшу

Согласно так называемым Дублинским соглашениям Европейского союза, первая страна ЕС, в которую попадает человек в поисках убежища, несет ответственность за рассмотрение его обращения. Для чеченцев, обычно едущих северным путем, через Москву и Белоруссию, такой страной, как правило, становится Польша. В 2008 и 2009 годах она приняла более трех тысяч чеченцев. Но в 2010 году их число резко снизилось, а за последние три года Польша предоставила статус беженца или "лица под защитой" (их статус отличается не слишком сильно) менее чем шести сотням выходцев из Чечни. Те, кому отказали, могут временно оставаться в Польше, если подадут апелляцию. Петр Дзецёл, специалист польского государственного агентства социальной помощи, говорит, что его организация делает все возможное, чтобы дать пристанище растущему количеству потенциальных беженцев: "Мы стараемся изо всех сил. Из-за этого нынешнего притока мы должны увеличивать размеры наших центров по размещению потенциальных беженцев".

Однако Шарпуди Ильясов, представитель чеченской диаспоры в Польше, живущий здесь уже пять лет, говорит, что официальные заявления, касающиеся помощи беженцам, довольно далеки от реальности. По его словам, чеченцам в Польше создают такие условия, которые "выталкивают" их дальше на Запад.


Прежде всего речь идет о Германии, где потенциальным беженцам полагается пособие в размере $470 в месяц и оплата жилья – это в два с лишним раза больше, чем в Польше.

Число запросов о предоставлении убежища в Германии, поданных российскими гражданами, сейчас впервые вышло на первое место по сравнению с другими странами. Таких заявлений вдвое больше, чем поданных сирийцами, идущими на втором месте. После апрельского теракта в Бостоне, в осуществлении которого обвиняются двое чеченцев, живших в США, на Северном Кавказе поползли слухи о том, что напуганная Европа вскоре закроет двери для чеченцев.

Говорит Бернд Месович, заместитель директора франкфуртской неправительственной организации Pro Asyl, выступающей в защиту прав мигрантов: "Некоторые наши политики стараются связать вопрос о чеченских беженцах с проблемой терроризма. Кое-кто из них верит информации, предоставляемой российскими властями, которые всегда связывают чеченцев с терроризмом".


В этом году Германия предоставила убежище 82 лицам. 702 человека, подавшие заявления, получили отказ и готовятся к депортации. Имран Шаптукаев, который вместе с женой провел в Германии девять месяцев, прежде чем ему было отказано в убежище, был в июне выслан обратно в Польшу. Он говорит, что их депортировали, несмотря на обстоятельства, которые позволяли продлить их пребывание в Германии: жена Шаптукаева больна диабетом и пыталась пройти курс лечения в городе Бишофсверда неподалеку от Дрездена. Недавно она 12 часов находилась в коме.

Те обитатели центра под Белостоком, с которыми побеседовал корреспондент РС, оценивают свою ситуацию как отчаянную. Один из них заявляет, что местные власти "обращаются с ними как с грязью". Другой рассказывает, что уже пять лет живет в однокомнатной квартире с женой и тремя детьми. Юноша, недавно окончивший школу, сообщил, что попал в больницу после того, как его избили скинхеды.

Несмотря на все это, обитатели центра считают наихудшим для себя вариантом депортацию в Россию. Имран Шаптукаев, выглядящий гораздо старше своих 37 лет, с рукой, изуродованной несколькими длинными шрамами, говорит, что отсидел в Чечне шесть с половиной лет в тюрьме по обвинению в вооруженном ограблении – по его словам, ложному. "В Чечне у нас как делают? Ночью приезжают, похитят, увезут тебя".
XS
SM
MD
LG